Нам бы все экзамены - взять и отменить

Игорь Калакаускас.

ФОТО: Konstantin Sednev

Как известно, лучшее – враг хорошего. Когда я наблюдаю за теми изменениями, которые происходят в системе школьного образования Эстонии, мне всегда приходит в голову именно эта нехитрая мысль. Когда из каждого угла несутся бравурные возгласы о том, как мы опередили весь мир, то у несведущего человека может возникнуть представление, что наш удел – это почивать на лаврах и принимать поздравления.

Могу только догадываться, как описывают нашу ситуацию многочисленным иностранным гостям, когда читаю в бескрайних просторах Интернета такой пост, родившийся после знакомства с передовым опытом республики: «В Эстонии учителей учат. И это системно…. В школах работают специальные сотрудники - образовательный технолог. […] Это новая профессия и такого специалиста хочет иметь каждая школа. Основная задача технолога - подобрать для каждого отдельного педагога индивидуальную схему роста в профессии. [Технолог] мониторит рынок курсов, ищет новые методики и предлагает каждому свой путь развития. […]

Поехать к коллегам из соседних школ и обменяться опытом - обычная практика для учителей. А для того, чтобы высокая нагрузка имела минимальное влияние на педагогов, с ними работает психолог. […] Здесь есть условия для того, чтобы учителя были в ресурсе, были эффективными и счастливыми. А счастливые учителя делают успешными и счастливыми своих учеников».

Я прожил большую жизнь, половину из которой посвятил работе в школе и, пожалуй, сам не стал бы с зарубежными гостями делиться своими бедами и профессиональными переживаниями. Но вот скрывать от коллег растущее недоумение, связанное с постоянными нововведениями в школьной жизни, вряд ли стал бы. Мне абсолютно непонятно желание реформаторов образовательной системы, невесть откуда нахватавшихся передовых идей, превратить школьную учебу в яркий фейерверк с ежедневными открытиями, в море позитива и бесконечный праздник. Такое впечатление, что понятие упорного труда, порой изнурительной борьбы – в первую очередь, со своей ленью – придумали проклятые нами большевики.

Накопленный столетиями опыт некоторым из самых активных сторонников преобразований кажется набором вышедших из употребления педагогических штампов. Авторитет учителя, о котором так модно говорить накануне нашего профессионального праздника, превратился в пустой звук, ибо учитель перестал быть главным носителем информации. Теперь одной из наших главных задач стала задача оградить учеников от переживаний, стрессов и негативных эмоций. Экзамены в этой цепочке стали слабым звеном.

Не удивительно, что, не советуясь с педагогами, Министерство образования пытается протащить через парламент законопроект, который отменил бы экзамены в основной школе. Лукавство этой «новации» заключается в том, что проверка знаний как таковая никуда не денется, но теперь это станет головной болью учебных заведений. Учителям предложат самим ежегодно всё придумывать (видимо, это позволит нам стать еще более эффективными и счастливыми). То есть, иными словами, продолжающий оставаться центром компетенций в сфере образования – это цитата с официального сайта – целевое учреждение Innove изящно отходит в сторону и предлагает школам с этими компетенциями разбираться в одиночку.

Я не пойму, чем не устраивала прежняя система, когда экзаменационные тесты составлялись специалистами Innove, сами работы проверялись учителями, и каждая школа могла сверить свои результаты с общим уровнем в республике. Да, в открытом доступе экзаменационные рейтинги основных школ не публикуются, но ситуация в целом и для педагогов, и для надзорных органов является более-менее понятной.

Такое впечатление, что понятие упорного труда, порой изнурительной борьбы – в первую очередь, со своей ленью – придумали проклятые нами большевики.

Экзамен – это нагрузка для учеников, с этим я не буду спорить. Но почему оканчивающих девять классов обучения школяров нужно во что бы то ни стало от этой нагрузки освободить, я не понимаю. Тем более, если уж быть до конца честными, основную школу у нас так или иначе заканчивали все, пришедшие этот экзамен сдавать.

Экзаменационный тест – одинаковый для всех школ – является на сегодняшний момент тем универсальным критерием, который позволяет создать определенные предметные рамки, являющиеся ориентиром как для учителей, так и учеников. Как бы мы не оберегали своих детей от переживаний и как бы не обманывали себя прогрессивностью «формирующего оценивания», рано или поздно бывшие школьники столкнутся с реальностью, которая имеет очень мало общего с теми благоприятными условиями, которые мы все вместе пытаемся создать для подрастающего поколения.

Оценка, балл – как и любая проверка знаний – никогда не будут объективными. Но задача школы на данный момент дать конкурентное образование. До тех пор, пока мы не отменили предметные планы, учебные программы и окончательно не превратили педагогов в персонал, обслуживающий запросы родителей, отменять экзамены в основной школе нельзя. Впрочем, я допускаю мысль, что в чьих-то головах уже созрела идея ликвидации пока еще работающей системы и превращения ее в разрозненные центры по предоставлению образовательных услуг с абсолютно размытыми критериями качества их работы.

НАВЕРХ