Замученная лечением: пациентка готова судиться с клиникой

Множественный перелом сначала предложили лечить консервативно. Только через месяц пациентке была сделана операция и установлены пластины и болты.

ФОТО: Личный архив читательницы

Комиссия по надзору за качеством лечения при Министерстве социальных дел признала недостаточным лечение перелома у пациентки, поскольку клиника не направила ее вовремя на необходимую в таких случаях операцию.

Эта история началась для Арины около 10 месяцев назад со злополучного падения на плохо убранной парковке у офисного здания в Ласнамяэ. И не закончилась до сих пор. Заниматься лечением сломанной ноги, терпеть боль, походы по врачам и все, что сопутствует сложной травме, за этот без малого год она так и не прекратила. И теперь, кроме лечения, ей нужно составлять документы для обращения в суд, поскольку ни врач, ни клиника, в которой он работает, своей вины не признают, утверждая, что все было сделано правильно, просто обстоятельства сложились так, как сложились.

Упала и попала

Итак, старт был дан 21 января этого года, когда Арина неудачно упала на парковке. Свидетелем происшествия стал случайный прохожий, который тут же позвонил в скорую помощь. Отправлять бригаду на место не стали, поскольку «так некстати» для Арины в соседнем с местом падения здании на Пунане, 18 расположена частная клиника Balneom, имеющая не только травмпункт, но и договор с Больничной кассой.

На месте пострадавшую отправили на прием к дежурному ортопеду Анатолию Авдошину. Врач провел первичный осмотр, который впоследствии не вызвал нареканий у экспертной комиссии, равно как и поставленный диагноз: тройной перелом голеностопа, сустав на месте. Этот сложный и множественный перелом доктор Авдошин предложил лечить гипсом, покоем и ибупрофеном, а через две недели нужно было прийти на прием, но не к нему – специалисту данного профиля, а к своему собственному семейному врачу.

У семейного врача Арина, как и было велено, появилась 4 февраля. Ногу осмотрели, сделали рентген, который врача и рентгенолога полностью удовлетворил: «Нога срастается замечательно, через две недели можно будет снимать гипс». И все бы ничего, если бы не постоянная боль: «Более-менее сносно было, если нога поднята, опускать ее вниз было очень неприятно: она словно каменела и гипс начинал жать», - рассказывает пациентка.

«11 февраля вечером я случайно обнаружила под бинтом и гипсом участок почерневшей кожи, напоминающий некроз», - продолжает рассказ Арина. Со всем этим наутро она обратилась в отделение неотложной помощи Ида-Таллиннской центральной больницы на Рави, 18. Пациентка довольно быстро попала к ортопеду: «И тут меня ожидало новое потрясение».

11 февраля вечером я случайно обнаружила под бинтом и гипсом участок почерневшей кожи, напоминающий некроз.

Шок и полгода мучений

Поскольку имелись подозрения на некроз, гипс был удален и сделано новое рентгенологическое обследование: «И врач спросил, почему мне сразу не сделали операцию, поскольку такие переломы лечатся с помощью остеосинтеза - установки металлических пластин и винтов». Интересно, кто из нас с вами, людей, не имеющих медицинского образования, может догадаться, что там под кожей не «простой» перелом, а множественный, при котором кость сама никогда не срастется, осколки и куски нужно собирать воедино и скреплять пластинами? Не знала об этом и Арина, которой 18 февраля – через месяц после падения, когда она уже должна была начинать ходить на пусть еще слабой, но уже совершенно здоровой ноге - сделали экстренную операцию.

«Потом опять был гипс, швы на ноге с двух сторон, ортез и в общей сложности три месяца на костылях. А в мае еще одна операция по извлечению одного винта, который мешал ноге сгибаться», - поделилась пережитым Арина.

Понятно, что молча сносить все эти мучения пациентка не захотела, Арина решила действовать и написала заявление в экспертную комиссию при Министерстве социальных дел: кстати, это самое правильное решение в подобных ситуациях. В состав комиссии входят ведущие врачи-специалисты Эстонии. Коллегиально изучая всю историю болезни и выводы медиков, эксперты могут составить целостную картину проведенного лечения: от постановки диагноза до достигнутого результата. К сожалению, выводы комиссии носят рекомендательный характер, эксперты не могут потребовать наказания при выявлении ошибок и назначить сумму компенсации, но этот документ имеет существенное значение при последующем обращении в суд.

Пункт 15.5 сообщает об ошибке врача, который неверно назначил лечение.

ФОТО: Личный архив читательницы

Через три месяца она получила решение, которое сводилось к следующему: «Поскольку в общем случае такие переломы лечатся хирургически, лечение, последовавшее за первичной диагностикой и оказанием первой помощи, оказалось недостаточным в связи с тем, что пациента сразу же не направили к врачу-специалисту, имеющему опыт хирургического лечения таких переломов».

Клиника воспользовалась «возможностью»

2 октября этого года Арина встретилась с руководством клиники, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. «В результате почти полуторачасового разговора прийти к какому-либо адекватному решению так и не удалось. Руководство Balneom и врач Авдошин утверждали, что такие переломы не всегда должны лечиться при помощи операции и на момент обращения в их травмпункт операция мне не требовалась.

Посмотрели рентгеновские снимки и высказали свое мнение, что оперировать нужно было через две недели, когда я проходила осмотр у семейного (хочу заметить, врач на Рави смотрел первый снимок из Balneom и уже по нему сказал, что нужна была операция), тем самым указав на "ошибку" рентгенолога, затем пришли к выводу, что и операция была проведена некачественно, и оперирующий врач тоже допустил ошибку при установке винтов, которые теперь доставляют дискомфорт, мешают и их тоже нужно удалять. Ошибку доктора Авдошина руководство признало только в том, что он отправил меня к семейному врачу через две недели, а нужно было бы через неделю», - рассказывает Арина.

Мы обратились в клинику Balneom с просьбой объяснить, почему такая серьезная ошибка была допущена, почему ортопед отправил пациентку к семейному врачу, а не захотел лично убедиться, что выздоровление идет нормально (в крупных больницах именно так и делают), и не считает ли больница правильным решить вопрос во внесудебном порядке. Речь идет о разглашении деликатных данных – а информация о состоянии здоровья человека к ним относится, поэтому мы сразу попросили Арину дать нам письменное разрешение. Копию мы приложили к запросу и стали ждать ответ.

Довольно долго нам пришлось искать возможность, при которой клиника согласилась бы ответить на поставленные вопросы, но компромисс был найден (не без помощи юристов) и ответ мы получили.

OÜ Balneom сообщил, что Арина обратилась в травмпункт с травмой, полученной в результате падения: «Был поставлен диагноз: тройной перелом голеностопа, сустав на месте». То, что диагноз поставлен верно, что подтверждено и комиссией при министерстве - правда, в выданной Арине справке указан код болезни, понятный только медицинским работникам, и добавлено: «переломы других частей голени».

Как пояснил Balneom, «данное повреждение в общих случаях (чаще) лечится оперативно, но есть возможность и для консервативного лечения. Оперативное лечение представляет собой фиксацию металлической конструкцией обоих фрагментов или остеосинтез. В случае консервативного лечения (гипсовой иммобилизации), гипс накладывается на шесть-восемь недель. В конкретном случае смещения фрагментов не было. Учитывая этот фактор и молодой возраст пациентки, врачом было принято решение провести гипсовую иммобилизацию и консервативное лечение».

Клиника уточнила, что оперативное лечение (остеосинтез) включает в себя фиксацию фрагментов металлическими пластинами, шурупами и спицами: «Как в случае срочной операции, так и в случае отложенной операции (когда мы имеем дело с сильно выраженным отеком) результат одинаковый. Отложенная операция возможна в течение трех-четырех недель».

Отвечая на вопрос, почему специалист не захотел осмотреть Арину сам, решив не пользоваться обычным и частым способом лечения подобных травм, а воспользовался возможностью консервативного лечения, клиника ответила: «К семейному врачу пациентка направляется для дальнейшего контроля, так как возможно смещение фрагментов, увеличение отека, а также сдавливание конечности гипсом и повязкой. Направление к семейному врачу - это обычная медицинская практика, принятая в Эстонии».

В клинике признали, что прогноз при таких переломах в каждом случае индивидуален: «Во многом зависит от первичного повреждения хряща, который при рентгеновских снимках не выявляется. В большинстве случаев прогноз хороший, но предполагает длительную, кропотливую и специальную реабилитацию до шести месяцев, в индивидуальных случаях - и до года». Правда, о последнем Арине никто ничего не сказал, как не предупредили ее и о том, что, возможно, ногу все же потребуется оперировать, а потому к этому нужно быть готовой и внимательно следить за развитием ситуации.

НАВЕРХ