Деньги. Иллюстративное фото.

ФОТО: Sille Annuk

Ховард Лю - сооснователь и руководитель стартапа AirTable. Его компания, согласно последним оценкам инвесторов, оценивается в 1,1 млрд долларов, несмотря на то, что продукт AirTable появился на рынке всего четыре года назад. Лю без всякой иронии говорит, что его идея может принести десятки миллиардов, а компания может вырасти до масштабов Amazon, Google и Facebook.

Лю считает, что в будущем люди будут пользоваться программным обеспечением совсем иначе, чем сейчас. На этом и основана бизнес-идея: его компания делает электронные таблицы. Самые обыкновенные, но лучше, проще и удобнее.

Электронные таблицы - привычный инструмент для разных отраслей. Без них трудно представить, например, работу бухгалтеров. Но большинство людей считает их слишком сложными и обычно не использует всех их возможностей, а осваивают лишь простейшие функции.

AirTable - это те же таблицы, но проще: Ховард Лю говорит, что его программным обеспечением могут пользоваться даже люди, далекие от компьютерных технологий. Например, фермеры-животноводы, которые могут с его помощью отслеживать перемещение коров.

Стеклянные глаза инвесторов

Компания AirTable была основана в 2012 году. Продукт появился на рынке четыре года назад, его уже купили многие крупные клиенты: Netflix, Tesla и журнал Time.

Ховард Лю вспоминает, что на первых порах ему было сложно объяснить венчурным инвесторам, в чем заключается его идея. Она казалась не новой и не была похожа на то, с чем привыкли работать инвесторы. Электронные таблицы появились даже раньше компьютеров и сильно изменили мир технологий, считает Лю. И далеко не все понимали, какое еще новое слово можно сказать в этой области.

Презентация AirTable тоже была не похожа на то, как это принято делать в среде стартапов. "Обычно вы видите в любом питче графики роста, размеры рынка и все прочее. Наш питч выглядел совершенно иначе", - рассказывает Лю. Вместо графиков они показывали инвесторам, как их таблицы изменят подход к работе во всем мире.

"Честно говоря, я думаю, что многие смотрели на все это стеклянными глазами. Я четко помню несколько случаев, когда инвесторы говорили: "Мы даже толком не понимаем, о чем вы говорите", даже если давали добро нашему проекту".

Лю признается, что поначалу AirTable "покупал" инвесторов скорее уверенностью в самой команде, чем в идее, которую они собирались реализовать. "Даже потрясающий замысел ждет провал, если у тебя плохая команда. Но с хорошей командой можно довести до ума и не очень четкую идею", - считает он.

"Я думал, что я китаец"

Лю вырос в США, в городке Колледж-Стейшен недалеко от Хьюстона, штат Техас. Он шутит, что история его семьи такая запутанная, что мать даже не пыталась ее рассказать - до тех пор, пока Хоуи не исполнилось 10 лет.

"Оба моих деда и обе бабушки были корейцами, - рассказывает он. - Но во время Второй мировой они, как и многие другие корейцы, уехали в Китай. Там появились на свет мои родители, которые потом эмигрировали в США, где родился я". Все это Хоуи узнал только тогда, когда ему в школе задали написать сочинение об истории его семьи.

"Я беседовал со своей семьей и в какой-то момент удивился: "Погодите-ка, а мы разве не китайцы?".

Программирование далось ему куда проще, чем генеалогия. В 13 лет Хоуи одолжил у отца книгу по языку программирования C++ и выучил его за несколько недель. В 16 лет он уже учился рассчитывать аэродинамический профиль крыла самолета в Дьюкском университете в Северной Каролине. Там он и встретил будущих сооснователей AirTable Эндрю Офстада и Эммета Николаса, хотя работать вместе они начали значительно позже.

Первым бизнесом Лю была компания Etacts, которая разрабатывала системы управления взаимоотношениями с клиентами. В 2011 году ее купил IT-гигант Salesforce. Сумма сделки не разглашается, но продажа Etacts сделала Лю богатым. Сделка также сблизила его с одним из самых влиятельных людей IT-индустрии - Марком Бениоффом, исполнительным директором Salesforce. Тот не одобрил идею AirTable и предложил молодым предпринимателям создать удобную систему учета электронных медицинских записей. Правда, они проигнорировали этот совет.

Офис AirTable расположен в Сан-Франциско. Сегодня у нее порядка 80 тыс. корпоративных клиентов, и цифра растет. Среди них - не только известные компании, но и множество небольших организаций, особенно некоммерческих. Например, когда в 2017 году в Техас и Луизиану пришел ураган Харви, систему AirTable использовали для поиска и спасения пропавших домашних животных.

Сайтом AirTable можно пользоваться как бесплатно (с ограниченным функционалом), так и в режиме месячной подписки. Алекс Уилелм, главный редактор сайта Crunchbase, посвященного инвестициям и стартапам, называет несколько факторов, повлиявших на успех компании Ховарда Лю. "AirTable попал в несколько трендов, привлекательных для инвесторов, - говорит он. - Он про то, что все больше потребителей сегодня согласны платить какие-то деньги за софт, который помогает им организовать их работу или личную жизнь. И это то, что близко и понятно венчурным инвесторам, чем они сами могут воспользоваться, что тоже имеет большое значение".

"Единорог" - это пошло

AirTable - это классический "стартап-единорог". Так называют частные компании, которые стоят дороже миллиарда долларов. Но Ховарду Лю этот термин не нравится: "Чувствуется, что он какой-то пошлый. Есть в этом понятии какой-то незаслуженный авторитет".

По его мнению, слишком многие стартапы используют ярлык "единорог" для того, чтобы казаться больше и значительнее. "Какое-то время ты можешь прикидываться значительным. Но если слишком много думать о том, что о тебе думают другие, то останется меньше времени думать о действительно нужных вещах".