Приключения Екатерины Великой. Третий сезон

Второй сериал о Екатерине был хуже первого, а третий хуже второго.

ФОТО: Кадр из фильма

В предыдущем сериале «Екатерина. Взлет» история была доведена до начала 1780-х годов; вне поля зрения сценариста Арифа Алиева и режиссера Дмитрия Иосифова остались такие важные события,  как Пугачевский бунт и авантюра девицы, известной под именем княжны Таракановой, которое она никогда не носила.

Теперь авторы решили наверстать упущенное и, не отклоняясь от господствующих ныне официальных предписаний о том, как следует трактовать российскую историю (известно, что бывает за шаг вправо или шаг влево), поведать любителям красочных костюмных сериалов о событиях 1773-1774 годов. Недавно прошедший по каналу РТР сериал называется «Екатерина. Самозванцы» - и, не знаю, преднамеренно или случайно, в название закралась обнадеживающая двусмысленность.

Кто у нас не самозванец?

" Эх, батюшка, да кто же у нас не самозванец?" – говорил в фильме Виталия Мельникова «Царская охота» графу Орлову-Чесменскому спившийся, однако трезво мысливший о том, что творилось в государстве, поэт Кустов.

И в самом деле, если глубоко копать, последним легитимным императором был несчастный Иван Антонович, низложенный в годовалом возрасте и в 23 года убитый в Шлиссельбургской крепости при крайне неясных обстоятельствах. Елизавета Петровна и ее сестра Анна, мать Петра III, родились до того, как Петр Великий обвенчался с Екатериной I; их права на престол по тогдашним понятиям были очень и очень сомнительными. Как пришла к власти Екатерина II, не мне вам объяснять.

Если судить о правителе не по законности его пребывания на троне, а по результатам деятельности, Екатерина, безусловно, была оптимальным правителем. Возможно, лучшим из Романовых. Александр II много сделал, чтобы придать самодержавной власти более человечный облик, но такого международного авторитета, как при Екатерине, Российская империя при нем не имела.

И эпоха Екатерины, и образ самой императрицы способны дать колоссальный материал для полноценных художественных произведений. И в самом деле, какой масштабный и противоречивый характер! Образованнейшая женщина своей эпохи, сердцем понимавшая привлекательность либеральных идей и охотно размышлявшая о том в переписке с Вольтером и Дидро; как никто владевшая искусством подбора и расстановки кадров; умевшая иногда (слово «пиар» тогда не знали, но она-то прекрасно умела пользоваться этим еще не имевшим названия ремеслом) быть великодушной; государыня, с именем которой связаны блестящие победы российской армии.

И – убийца собственного мужа, не любившая законного сына и враждовавшая с ним, а незаконного державшая поодаль; женщина, менявшая любовников как перчатки, и к концу жизни влюбившаяся в совершенно бездарного красавчика Платона Зубова, который был на 38 лет ее моложе. Часто – мелочно мстительная: укатала в Илимский острог Радищева за вольнодумную, но никак не способную потрясти основы государства, книгу. Чем сослужила дурную службу школьникам, которые в советское время вынуждены были изучать это скучнейшее, написанное тяжелым языком, произведение: как же, автор осуждал крепостничество и пострадал от самодержавия!

В либералах нынче положено видеть людей для отечества вредных; Екатерина, правда, отличается воистину ангельским терпением, объясняя как графу, так и сыну, что самые красивые идеи могут оказаться несвоевременными, а потому опасными. 

На эту роль необходима великая трагическая актриса.

В сериалах Екатерину играет Марина Александрова, основные достоинства которой – красота и умение носить туалеты той эпохи. А также: Екатерина в ее исполнении – женщина очень себе на уме, по глазам видно, что она часто говорит одно, а думает совсем о другом, чем-то более масштабном. Ну а то, что она совершенно непохожа на портреты императрицы, пусть останется на совести авторов картины. Тем более, что кастинг вообще ужасен. Графа Алексея Орлова-Чесменского, богатыря исполинского роста и могучего телосложения, играет довольно субтильный (173 см) Артем Алексеев. Григория Потемкина, человека блестящего государственного ума и креативности, - Владимир Яглыч, мужчина статный и брутальный, но ведь Екатерина любила Потемкина не только за мужские достоинства, но и за ум; даже когда их страсть остыла и у государыни появились другие фавориты, она продолжала высоко ценить Потемкина и давать ему самые ответственные поручения. А тут – просто красавец с повязкой на глазу и лицом, не обезображенным интеллектом.

Осторожно: либералы!

Стопроцентных попаданий в выборе актеров только два. Сергей Колтаков в роли графа Никиты Панина и Михаил Горевой, сыгравший бессчетное количество негодяев – то шпионов, то, наоборот, нехороших гэбистов; здесь у него привычная работа: роль Степана Шешковского, начальника Тайной канцелярии, т.е., по современному, министра госбезопасности, эдакого Лаврентия Павловича XVIII века. Человек крайне неприятный, но истовый слуга престола и Отечества, а потому полезный,

С графом Паниным всё сложнее: он – либерал и, к тому же, воспитатель наследника Павла Петровича, которого успел заразить своими прекрасными в теории, но неосуществимыми в российской практике идеями. В результате наследник (которого Павел Табаков играет, в соответствии с довольно распространенной традицией, русским Гамлетом) сочиняет прожекты вольнодумного содержания и относит их матери, что еще сильнее портит их отношения. В либералах нынче положено видеть людей для отечества вредных; Екатерина, правда, отличается воистину ангельским терпением, объясняя как графу, так и сыну, что самые красивые идеи могут оказаться несвоевременными, а потому опасными.

Но так как либералов нужно изображать в самых несимпатичных красках, то Панин еще во втором сериале показал себя с самой нехорошей стороны, убив соперника в любовных делах (чего исторический Панин не делал), а тут еще и замышляет недоброе. Настаивает, чтобы командующим войсками, направленными на подавление пугачевского бунта, назначили его брата, генерал-аншефа Петра Панина (Сергей Барковский), который недвусмысленно заявляет, что, когда после подавления мятежа в его распоряжении останется целый армейский корпус, тут уж… Догадаться, что замышляет генерал, нетрудно, хотя поверить – невозможно.

В каждом подобном произведении необходим абсолютный негодяй, и его авторы картины обретают в графе Андрее Разумовском (Александр Ткачев), молодом человеке с красивым и порочным лицом и без определенных занятий, рьяным западником, а потому способным изменить Отечеству. Своему другу Павлу Петровичу он уже изменил, соблазнив его первую жену принцессу Августу-Вильгельмину Гессен-Дармштадскую, она же Наталья Алексеевна. Причем соблазнил, когда вез ее на корабле в Петербург (авторы фильма творчески заимствовали этот момент из «Тристана и Изольды).

В исполнении Алины Томниковой принцесса – та еще стерва. Не только изменяет супругу, но и настраивает его против матери, почти открытым текстом намекает на то, что готова повторить путь Екатерины, интригует вовсю и берет займы за границей. Да еще и садистка. Так что они с графом Андреем – два сапога пара. Под конец Андрей Разумовский совершит самую крупную свою подлость (о которой, впрочем, историки не знают!), но об этом позже.

Чем дальше, тем слабее

Второй сериал о Екатерине был хуже первого, а третий хуже второго. Возможно, сыграло свою роль то, что сменился режиссер: вместо снявших первый сериал Александра Баранова и Рауфа Сабитова (тоже особых достижений в своих послужных списках не имевших) – Дмитрий Иосифов. Он известен прежде всего тем, что в 1975 году сыграл Буратино в очаровательном телефильме. Но давать Буратинам чем-то руководить – себе дороже. Нам ли этого не знать!

Правда, Иосифова извиняет то, что материал первого сериала сам по себе интереснее: бурные страсти, конфликты Екатерины с Елизаветой Петровной и Петром Федоровичем – эти образы были самыми яркими, Елизавету блестяще сыграла Юлия Ауг, а Петра – Александр Яценко (какой это замечательный актер, показала "Аритмия"). История о том, как Екатерина прокладывала себе путь к власти, выигрышнее, чем история о том, как она удерживала власть – если, конечно, не найти интересный и незаигранный поворот.

Но Поле чудес, на которое пришли Иосифов с Арифовым, уже было неоднократно вспахано, засеяно, и предшественники сняли с него богатый урожай. Во-первых, конечно, исторические сериалы: «Тайны дворцовых переворотов» Светланы Дружининой (они, правда, оборвались на 1736 году, но схема была разработана Дружининой - тяжкая доля женщин у власти и при власти на фоне захватывающих исторических событий) и «Фаворит» Алексея Карелина по мотивам романа Валентина Пикуля. И, во-вторых, два прекрасных кинофильма: «Царская охота» Виталия Мельникова по пьесе Леонида Зорина и «Русский бунт» Александра Прошкина (по мотивам «Капитанской дочки» и «Истории Пугачевского бунта»).

Сериалы по выходе их на экран нещадно критиковали, но как они выигрывают по сравнению с «екатерининскими»! У Дружининой было очень мало служебных, проходных и просто неинтересных эпизодов, саспенс присутствовал на протяжении большей части эпопеи. У Карелина – могучие образы Потемкина (Игорь Ботвин) и Екатерина (Наталья Суркова), страстность всей картины, подлинный драматизм.

Я уж не говорю о фильмах! Пугачев в исполнении Владимира Машкова – жестокий и сентиментальный, лжец – и человек, сам верящий в свое избранничество, величественный и низкий, фантастическая амплитуда свойств характера и состояний души, великолепная харизма. И Алексей Орлов-Чесменский, сыгранный Николаем Еременко, грандиозный и в любви, и в предательстве, и в раскаянии!

«Екатерина. Самозванцы» кажется на фоне предшествующих картин прохладной экранизацией телефонной книги 1770-х годов (если бы тогда существовали телефонные книги). Сериал безбожно растянут, главное не отделено от второстепенного, все, связанное с Пугачевым, дано скороговоркой. К тому же как-то обидно становится за нашего земляка, а, если следовать версии Яана Кросса, то сына эстонского крестьянина, полковника Михельсона, которому и принадлежит честь победы над Пугачевым. О нем в сериале ни слова.

Это далеко не единственный исторический ляп.

Павел Петрович в сериале настолько наивен, что верит (правда. недолго), что Пугачев – его воскресший отец. Державин (Данила Дунаев) и его приятель Блудов (Семен Лопатин) внедряются в качестве лазутчиков в лагерь Пугачева. (К сожалению о таком сногсшибательном подвиге великого пиита екатеринской эпохи история умолчала!). Наконец, анахронизмов полным-полно. Григорий Орлов ( Сергей Марин) уже в 1774 году оказывается сошедшим с ума и впавшим в детство. (На самом деле это произошло в 1782 году, когда умерла горячо любимая им жена Катенька, которая в сериале присутствует вполне живой и здоровой.)

Наконец, юный Денис Фонвизин (Кузьма Сапрыкин), вначале тоже либеральствовавший, но последовавший совету графа Панина бросить политику и посвятить себя драматургии, уже в 1774 году ставит в придворном театре свою комедию «Недоросль» (написанную в 1782 году), причем Софью играет очаровательная фрейлина Нелидова, фаворитка Павла Петровича (в сериале над их отношениями висит целомудренный покров тайны). Позвольте, а где тогда «Бригадир»? Где восторженный отклик Потемкина: «Умри, Денис, лучше не напишешь!» ? Хотя тот Потемкин, которого сыграл Яглыч, вряд ли смог бы оценить комедию! И т.д.

На закуску – трогательная мелодрама

Батальных сцен в сериале нет: наверно, бюджет не позволил. Действие вяло катится к финалу, но под конец зрителя, сумевшего заставить себя просмотреть первые 13 серий, в трех заключительных ждет награда. История княжны Таракановой становится кульминацией картины.

До того эта линия ничем не выделялась из общей невнятицы. Согласно современным веяниям, акцент делался на то, что самозванка (Ангелина Стречина) – продукт польской интриги (которую олицетворяли бывший Великий гетман Литвы Казимир Огинский и его юный племянник Михал Огинский, будущий автор «Полонеза»), а также происков иностранных держав. Проискам, разумеется, было уделено заметное место, западные державы и Турцию науськивали, и, кажется, Пугачева поддерживали (хотя эта линия так и не осталась завершенной, ибо очень уж фантастична) – одним словом, делали все, чтобы навредить России.

Но с появлением Алексея Орлова все менялось. Самозванка и граф Чесменский влюблялись друг в друга (искренне!), течение картины становилось динамичнее – возможно, потому, что к сценаристу Алиеву добавились еще двое: Андрей Иванов и Иван Заваруев. Их вмешательством, возможно, объясняется то, что создатели фильма наконец вспомнили, что братья и друзья называли графа Чесменского Алехан – до этого прозвище не употреблялось.

Вокруг трогательной love story было накручено черт знает что, сценаристы уже не считали себя скованными путами истории: злодеи (естественно, по заказу иностранных держав) нападали на Алексея Орлова и наносили ему смертельные раны; граф умер бы, но тут самозванка бежала к графу Калиостро, вовремя выдвинувшемуся, как рояль в кустах. Тот спасал жизнь Орлову и… Но тут негодяй Разумовский, которого авторы приплели к этой истории (Екатерина велела ему наблюдать за Орловым, чтобы тот не наделал глупостей) брал все в свои руки, и история княжны Таракановой заканчивалась, как и положено, трагически.

Возможно, этим приключения Екатерины Великой не исчерпаны. Ведь впереди еще война с Турцией, победы Суворова на суше и Ушакова на море; менее известная война с Швецией; ссылка Радищева в Сибирь, заточение Новикова в Петропавловскую крепость и много другого, что при известной сноровке можно превратить в пестрый винегрет и усадить зрителей к телевизору еще на восемь вечеров, по две серии за вечер. Вот только как авторы объяснят неувядающую красоту Екатерины, которая в исполнении Марины Александровой и в 65 лет будет выглядеть на 35? Впрочем, это их проблемы!

НАВЕРХ