Юнга «Адмирала Беллинсгаузена»: что значит пересечь океан?

ФОТО: CJ Kask

На пути в Антарктиду юнга «Адмирала Беллинсгаузена» Юлиус Таранд описывает то, чем с чем приходится сталкиваться в путешествии, а также об обязанностях и переживаниях, связанных со статусом старейшего юнги в мире.

Привет!

Пересечение океана для моряков имеет особое значение. Никогда не знаешь, примет ли тебя океан за своего или припасет для тебя неожиданности, которые не всегда хорошо заканчиваются. Некоторым удавалось пересечь его даже в бочке, хитро используя течения, а другим приходилось искать укрытия от бурь в ближайшем порту.

Последнее бывает, в основном, в тех случаях, когда подготовка к тысячам морских миль минимальна, а предварительная работа проделана не полностью. Парусник «Адмирал Беллинсгаузен» потратил на ремонт и подготовку к переходу две недели в порту Лас-Пальмас. И все это время участники не ходили по борделям и барам, а отремонтировали сломанный генератор, наглотавшийся через кингстон морской воды во время последнего шторма и застопоривший наше энергоснабжение. К счастью, у нас есть и запасной генератор, который мы в критической ситуации сумели моментально запустить, благодаря чему смогли продолжить путь.

Наш основной генератор отработал свои первые 500 часов, т.е. пора было менять топливные и масляные фильтры. Все шло по плану, пока не стали откручивать последний масляный фильтр. Это было в точности по закону Мерфи – последняя попытка всегда получается не так, как мы хотим. Пришлось сломать фильтр и открыть изнутри. Пол в машинном отделении был залит смесью дизеля и масла.

О да, кому еще как не юнге, члену экипажа с самыми тонкими руками, удастся собрать всю эту смесь из самой далекой и узкой мышиной норы? Так я и провел целый день, собирая смесь дизеля и масла с пола машинного отделения, в то время как снаружи светило солнце и было +28 градусов. Пойдешь ли после этого танцевать в клуб, если от тебя за пять миль разит свежим дизелем?

Помимо обслуживания машин, команда тоже нуждалась в заботе и отдыхе. Капитан Меэлис Саарлайд собрал всех в кают-компании и побеседовал с ними. Спрашивал, что хорошо, а на что стоит обратить больше внимания. Если кто-то давно хотел получить от капитана увольнительную в город, теперь появилась возможность. Например, мой сосед по каюте, Венд, предпринял пеший поход на 110 км в горах. Псих! У него не было для этого даже нормальной обуви, но через четыре дня он вернулся с довольной улыбкой и рассказами о своих приключениях.

ФОТО: CJ Kask

На сегодняшний день за три месяца пройдено около 5500 морских миль, т.е. половина пути до Антарктиды. Мы побывали в заповедниках и уникальных научных центрах, встречались с местными эстонцами и высоко держали эстонский флаг в каждом порту, куда приходили. Каждое утро распевали гимн Республики с теплым чувством в груди и мурашками по коже. Это было возможно благодаря команде, которой управляет и объединяет капитан Саарлайд. Даже мои предложения, хотя я всего лишь юнга, он учитывает. Я тоже прислушиваюсь к его словам, поскольку он за свою жизнь прошел в несколько раз больше морских миль, чем я. Такую разнообразную компанию, где у каждого своя биография и навыки, может собрать только Тийт Пруули. Теперь, когда команда вернулась из увольнительной, были осмотрены каждая гайка и каждый болт, заполнены баки с водой и топливом. На три недели мы запаслись провиантом и рыболовными снастями. Готовность номер 1!

Пересечение океана очень особенно для такого начинающего моряка, как я. Это первое испытание и преодоление себя – мечта о большом море. Учитывая, что мой прежний опыт морских путешествий ограничивается Балтийским морем и Финским заливом, поход под парусами через океан намного более особенный. Волны выше, ветер сильнее, течение несет. Вместо однодневных переходов нас ждет больше недели сплошной настройки парусов, бултыхания и борьбы с волнами. Это означает, что в некоторые дни нельзя будет даже закрыть глаза, поспать не получится даже в собственной койке, поскольку волны хотят уронить тебя на пол. А потом опять ударить об стену.

Надо привыкнуть к вахте, т.е. придется стоять на капитанском мостике четыре часа и наблюдать за движениями опытных моряков и постоянно спрашивать, что это и как оно работает. Так юнга и учится всей морской премудрости! В то же время надо во все глаза смотреть, не проходит ли мимо какое-нибудь торговое судно и не несет ли шквал какой-нибудь парусник. Во время своей вахты я тоже обхожу палубу и проверяю, не приземлилась ли на ней летучая рыба, не оторвался ли такелаж и не болтается ли якорь.

ФОТО: CJ Kask

Тому, что на судне должен быть порядок, меня научили тренировки по парусному спорту, на которые я стал ходить в первом классе у Рейна Оттосона в Пирита. До сих пор помню его уроки и следую им несмотря на то, что маленький швертбот Optimist превратился в стальную 24-метровую яхту весом в сотню тонн, которая направляется через Атлантику в Южную Америку, а оттуда в Антарктиду.

На море легко погрузиться в рутину. Ты привык, что твоя вахта начинается в 12 часов и заканчивается в 4 и днем, и ночью. За эти четыре часа либо происходит очень многое, либо вообще ничего не происходит. В океане надо быть тщательнее готовым к этим переменам, поскольку здесь шторма длятся неделями, а не пару дней, как в родном заливе.

Как раз неделю назад с Азорских островов прошел циклон, который сурово похозяйничал в портах к западу отсюда. К счастью, двумя днями ранее местные жители покинули острова, и циклон не унес человеческих жизней. Так что мы готовы поспешить на помощь из койки на капитанский мостик, даже если только что сомкнули глаза после трудной вахты и сон слаще меда. Эта лучшая часть сна внезапно сменяется командой убрать паруса, что примерно то же самое, что быть разбуженным ведром соленой воды. В четыре часа ночи!

ФОТО: CJ Kask

Но для умного моряка такие ситуации не бывают неожиданностью. К этому надо все время быть готовым. Рутина иногда усыпляет бдительность и, честно говоря, иногда просто лень. Но что может быть прекраснее, чем посреди океана настраивать паруса вместе с товарищами по каюте и уголком глаза смотреть на сверкающие звезды. Думать о том, что до ближайшего берега тысячи километров и вскоре можно будет снова пойти в койку. И быть готовым к следующим приключениям.

Отход! Поднять паруса!

Самый старый юнга в мире
Юлиус Хенрик Таранд

ФОТО: CJ Kask

НАВЕРХ