Падение Берлинской стены как победа свободы

Берлинская стена.

ФОТО: PA Pictures / Scanpix

В эти дни отмечается 30-я годовщина мирных революций 1989 года. Вновь встают вопросы о ключевых силах этих переломных времен, а также об их неиссякающем влиянии.

В прошлые годовщины главы государств и политики играли ключевую роль: например, Михаила Горбачева приветствовали как «Принца мира». Однако этой осенью на первый план выходят переросшие в демонстрации гражданские инициативы и протестные акции. Много лет назад бывший президент Польши Бронислав Коморовский отметил: «Европу изменила жажда свободы простых людей, а не победа дипломатии или альянсов».

Требования свободы были в 1989 году основным признаком коллапса системы.

9 ноября главы многих государств и представители правительств соберутся возле Бранденбургских ворот в Берлине. На этот раз они станут частью продолжающегося несколько недель гражданского фестиваля, цель которого – объединить между собой воспоминания, ожидания и вопросы будущего.

Ключевым моментом юбилейных празднований в этом году можно считать выступление певца Ярослава Хутки, который принимал участие и в Бархатной революции в Праге. Он олицетворяет многих известных и неизвестных европейцев, принимавших участие в событиях 1989 года.

В Германской Демократической Республике многочисленные, но изолированные активисты за мир, окружающую среду и права человека объединились в политическую оппозицию, которая действовала скоординированно и в конце 1980-х годов мобилизовала гражданское движение, насчитывающее сотни тысяч участников.

9 октября Лейпциг стал центром противостояния армии Социалистической единой партии Германии и горожан. Смелость и твердость демонстрантов вынудили обеспокоенных и деморализованных военных и гражданских сдаться.

Победа в Лейпциге стала частью цепной реакции, которая привела к движениям за независимость в Советском Союзе, странах Балтии, Грузии, Украине и т.д. В молниеносно распространившихся демократических революциях свобода одержала верх над тиранией. Десятилетиями раскалывавший Европу железный занавес пал, и Европа вновь смогла объединяться. Решающим стало польское движение «Солидарность» летом 1980 года. Лозунг «Все началось в Гданьске» оправданно звучит гордо, поскольку за этим последовала – цитируя Вацлава Гавела – «сила бессильных».

При помощи гласности и перестройки Михаил Горбачев пытался спасти систему, обреченную на погибель. Непроизвольно он выкопал ей могилу и стал свидетелем распада Советского Союза.

Балтийские страны воспользовались этим моментом, чтобы совместно с другими странами Восточного блока полностью реформировать свою политическую систему. Благодаря этим усилиям, 15 лет спустя они стали полноправными членами Европейского союза.

Некоторым странам – как, например, Украине и Грузии – отколовшимся от ядра Советского Союза, еще предстоит пройти этот непростой путь. С 2008 года им угрожают узурпаторские стремления новоимперской России Владимира Путина. В 1990-е годы была утрачена надежда выстроить добрососедские отношения между Российской Федерацией и независимыми странами Восточной Европы. Великорусский шовинизм по-прежнему никуда не делся.

Патриот Литвы и борец за свободу Витаутас Ландсбергис пристально следил за развитием событий. Значимость 1989 года он прокомментировал следующим образом: «В тот раз мы выиграли сражение, а затем стали ждать следующего».

Он считает развитие России со времен Ельцина до режима Путина и поражение российских реформаторов фазой возросших рисков и опасностей. Он верит, что Россия вновь хочет править своим ближним зарубежьем. Ландсбергис считает, что Владимир Путин и его сторонники отдают предпочтение испуганным и покорным, так сказать «усмиренным» соседям. Лишь членство в НАТО и Европейском Союзе защитят страны Балтии и Польшу от судьбы Грузии и Украины, войн и неприкрытой аннексии. И все же постоянные провокации со стороны России – это реальность.

Помимо того, что Россия считает «ближним зарубежьем», российский военный арсенал нацелен против всего Европейского союза, дабы привести к его упадку и слабости. Европейский союз противопоставляется модели российской авторитарной диктатуры. Реанимированы мечты об альтернативном Евразийском союзе, хотя подобные идеи уже давно были отправлены на помойку истории. 

Если прежде государства Западной Европы и их политические представители надеялись, что новая Россия может стать стратегическим партнером для решения международных кризисов и конфликтов, то теперь однозначно настал момент оставить эти иллюзии. Под властью Путина и силовиков Россия превратилась в стратегического противника, которому нужно постоянно сопротивляться. Частью этой позиции должны быть постоянно ужесточающиеся санкции, с которыми также сопряжено присутствие НАТО в нашем уязвимом восточном крыле. Договоренность о строительстве «Северного потока – 2» исходила из экономических интересов Германии и Западной Европы, что служит для востока четким сигналом политической слабости.

Позитивный опыт последних 30 лет, последних лет и даже месяцев демонстрирует, что наши партнеры и союзники – часть российского общества, которая борется за выживание и свободы личности. Это люди, которые организовывают демонстрации и протестные акции, и хотят, чтобы Россия встала на демократический путь. Международные сигналы, которые посылают смелые демонстранты в Гонконге, Турции и на Ближнем Востоке, несут в себе посыл свободы, так широко прозвучавший в Европе в 1989 году.

Вольфганг Темплин станет одним из участников конференции, посвященной 30-летию падения Берлинской стены, которая пройдет в Таллинне 8 и 9 ноября при участии Фонда Конрада Аденауэра, Эстонского института исторической памяти и Фонда открытой Эстонии.
НАВЕРХ