«Для обвинений нет оснований»: министр Ярвик прокомментировал развернувшийся скандал

Март Ярвик.

ФОТО: Eero Vabamägi/Postimees

Министр сельской жизни Март Ярвик через пресс-службу EKRE заверил, что оснований для обвинений в конфликте интересов нет и Департамент сельскохозяйственных регистров и информации (PRIA) не нуждался для похода в суд в доверенности от министра.

Публикуем объяснения Марта Ярвика в полном объеме:

«У обвинения, что якобы я через своего советника Урмаса Арумяэ стал участником конфликта интересов и препятствовал PRIA разрешить судебное разбирательство, где второй стороной спора является адвокатское бюро, в котором работает Урмас Арумяэ, нет каких-либо оснований.

PRIA, как подведомственное учреждение Министерства сельской жизни, просило у меня доверенность в отношении двух уголовных дел, чтобы они могли бы представлять государство в споре с фирмами, у которых требовали вернуть субсидии.

Первую однократную доверенность для разрешения судебного дела подписал после того, как наш юрист правового отдела подтвердил, что речь идет о доверенности, у которой нет обратной силы.

Что касается второй доверенности, меня заверили, что это доверенность на продолжающееся судебное разбирательство, имеющее обратную силу. Возник вопрос, действительно ли министр должен для ведения каждого судебного разбирательства отдельно выдавать PRIA доверенность.

Для получения разъяснений в необходимости доверенности, законности и обоснованности требований суда, отправили Министерству юстиции письмо с вопросом, нужна ли вообще PRIA доверенность министра или департамент имеет законное право представительства в публично-правовых исках.

В начале октября в качестве ответа пришло подписанное министром юстиции Райво Аэги письмо, в котором подтверждалось, что PRIA может представлять государство в суде без доверенности министра. Другими словами, и эту первую доверенность мне на самом деле не надо было подписывать.

Из ответа министра юстиции следует, что суды занимаются незаконной бюрократией, требуют доверенности для ведения дел, для которых по закону доверенности министров не нужны. Это создает дополнительное и неоправданное административное бремя для ряда учреждений.

Распространенное в СМИ утверждение, что якобы неподписанная доверенность означала для PRIA фактическое поражение в судебном деле, не отвечает действительности. Исходя из ответа министра юстиции, у суда нет ни законного основания, на права требовать доверенность. У суда и у PRIA не было никаких препятствий для продолжения производства и разрешения дела.

В случае, если министр юстиции настоял бы на мнении, что доверенность все-таки нужна, я бы без сомнения продолжил выдавать все доверенности. Благодаря обращению к министру юстиции, мы внесли необходимые разъяснения для судов и госучреждений, в результате чего прекратилась противозаконная бюрократия и уменьшилась связанная с судебными разбирательствами административная нагрузка. Собираюсь и в дальнейшем таким же критическим взглядом просматривать все оказавшиеся на моем столе бумаги.

Заверяю, что работающий у меня юридическим советником Урмас Арумяэ не давал мне совета, подписывать или не подписывать доверенность, а порекомендовал только подождать ответа министра юстиции.

Я согласен, что дела должны не только быть честными, но и выглядеть честными. Со вчерашнего дня Арумяэ больше не является моим советником. Но я уверен, что он сможет убедить как прокуратуру, так и общественность, что он выполнял свою работу законно и правильно».

НАВЕРХ