Убить дракона, или #РазвеЭтоРецензия?

Сцена из спектакля.

ФОТО: Николай Алхазов / Русский театр

На подмостках малого зала Русского театра был показан класс-концерт «#РазвеЭтоСпектакль?» — первое выступление учеников театральной студии. Экзерсисы, которые и складываются в класс-концерт, получились яркими и динамичными, трогательными и смешными, а порой и остросоциальными. Где еще в рамках одной постановки можно увидеть этюд в стиле Чаплина, оживших Барби и Кена, севшего перекурить строителя, Эми Уайнхаус и Земфиру?

Сам термин «класс-концерт» отсылает к знаменитому хореографическому сочинению Асафа Мессерера. Первым показал балетное закулисье зрителям в 1848 году датский балетмейстер Август Бурнонвиль, включивший в свой балет «Консерватория» сцену урока. Другой датчанин — Харальд Ландер — ровно сто лет спустя представил в «Этюдах» свой балетный урок, где продемонстрировал и ежедневную рутину занятий у балетного станка, и амальгаму самых разных танцевальных стилей. «Класс-концерт» Мессерера, известного московского балетного педагога, стал своего рода ответом датскому мастеру. Сегодня класс-концерт продолжает жить своей жизнью. Так, в Театральном институте имени Щукина открытые уроки или показательные выступления традиционно называют класс-концертом.

Композиция с тележкой. Сцена из спектакля.

ФОТО: Николай Алхазов / Русский театр

Из жизни китов и флаконов

«#РазвеЭтоСпектакль?» разбит на части — студийные предметы: «#РазвеЭтоМузыкальноеВоспитание?», «#РазвеЭтоСценическоеДвижение?», «#РазвеЭтоСценическаяРечь?», «#РазвеЭтоМастерствоАктера?», «#РазвеЭтоТанец?». Все они сопровождаются небольшими комментариями руководителя студии Артема Гареева и состоят из этюдов, в которых ребята исполняют музыкальную композицию на тазах, танцуют, озвучивают мультфильмы и фильмы, фантазируют на заданные темы, и это далеко не все.

Наблюдения за окружающим миром — предметами, животными, людьми — вылились в забавные зарисовки: трогательная панда с ворохом сухих листьев, гоняющийся за рыбкой морской черт, комичный бегемот с большими выразительными глазами, недовольная покупательница в супермаркете, расстроенная девочка в трамвае.

Особенно хочется отметить две сценки. Героиня одной отрешенно-сосредоточенно курит у входа в здание ЦРК, срывается с места, делает замысловатое па и так же внезапно с недовольным видом возвращается в исходную позицию. В другой особа с ворохом пакетов с логотипами известных брендов не может найти свой автомобиль на парковке; на лице — смесь легкомыслия и комического отчаяния. Экзистенциальные страдания некогда счастливого, но опустевшего флакона духов получились не менее выразительными. Впрочем, яркими и интересными оказались все выступления без исключения.

Hullud päevad. Сцена из спектакля.

ФОТО: Николай Алхазов / Русский театр

Одна из самых запоминающихся композиций — коллективный этюд Hullud päevad, навеянный традиционной распродажей в торговом центре Stockmann. Зомбированные покупатели двигаются, словно в полусне, смотрят отсутствующим взглядом, нехотя взаимодействуют друг с другом и притягиваются, как магнитом, к покупательской тележке. Так праздник потребления предстает перед зрителем в жутковато-комичном свете.

Прокатись на нашей карусели

Озвучивание получилось столь же впечатляющим и забавным. Студийцы заговорили голосами Татьяны Дорониной («Три тополя на Плющихе»), Людмилы Гурченко и Нины Дорошиной («Любовь и голуби»), героев «Простоквашино». Они спели всем знакомую вступительную песенку к «Веселой  карусели», озвучили знаменитого льва из заставки киностудии MGM и даже небезызвестную рекламу ставок на спорт.

Озвучивание отрывка из мультфильма «Трое из Простоквашино». Сцена из спектакля.

ФОТО: Николай Алхазов / Русский театр

Представление производит необыкновенно светлое и приятное впечатление, заряжает энергией и радует. На риторический вопрос в названии так и хочется ответить утвердительно. Здесь и посмеешься, и призадумаешься, и просто с интересом понаблюдаешь за происходящим на сцене. Это не просто выпускной спектакль, интересный лишь его участникам и их близким, а яркая и визуально насыщенная постановка без возрастного ценза (нечасто можно увидеть, как пятилетний ребенок и взрослый смеются в голос одновременно).

В заключительной композиции предстает неоновый мир, которым невидимо управляют актеры. В центре действа — схематичный человечек, словно парящий во тьме; рядом с ним порхает птица. Появляется домик-мельница, а в невесомости зависают буквы, складывающиеся в слово TEATER. Все быстрее крутится колесо судьбы... к человечку-актеру приближается дракон, а порхающая птица — чайка, символ театра, — превращается в меч, которым он сражает чудовище. Рядом с человечком опять появляется птица — одна, вторая, их уже больше десятка, но вот это уже не птицы, а крепко сжатые руки. Зажигается свет. Перед зрителями стоят, взявшись за руки, ребята... И вспоминаются слова Ланцелота-Абдулова из известного фильма Марка Захарова — каждому нужно убить дракона в себе. Не в этом ли театр может помочь нам?

НАВЕРХ