Россиянин рассказал, зачем переплыл Нарову и попросил в Эстонии политического убежища

Станислав Никитин живет в Эстонии в центре по приему беженцев.

ФОТО: Николай Андреев

В центре для беженцев в деревне Вягева в Йыгевамаа живет россиянин Станислав Никитин. Он ожидает, что в ближайшее время его вышлют обратно в Россию, из которой он приплыл этим летом на угнанной лодке. Станислав рассказал журналисту Rus.Postimees, почему решился нелегально перейти границу и чем планировал заниматься в Европейском Союзе.

Бурная биография будущего беженца

Беженцы, разными путями попавшие в Эстонию, живут в специальном центре по приему беженцев на границе Ляэне-Вирумаа и Йыгевамаа - в деревнях Вао и Вягева. Станислав Никитин попал сюда после того, как в июне этого года угнал лодку напротив Васк-Нарвы, пересек пограничную реку и сдался эстонским пограничникам.

Со слов Станислава выходит, что это далеко не самое большое “приключение” в его жизни. Станислав родился в поселке лесорубов Черновское в нескольких километрах от Нарвского водохранилища. В поселке жило немало людей с криминальным прошлым, и с детства он вдоволь насмотрелся драк и поножовщины. В то же время, с 12 лет начал охотиться в местных лесах и парнем вырос крепким.

Когда пришло время идти в армию, Станислава призвали в дивизию им. Дзержинского - элитную часть Внутренних войск.

Здесь Станислав окончил сержантскую школу, но служба завершилась раньше времени - командование отправило его в психиатрическую больницу. После осмотра военные отвезли его домой. На гражданку он вышел с диагнозом “вялотекущая шизофрения” и без перспектив найти на хорошую работу.

Только в 90-х годах, утверждает Станислав, медкомиссия сняла с него этот диагноз.

Пламенный борец с коррупцией

По словам Станислава Никитина, к психиатру его отправили, когда он стал задавать неудобные вопросы, а потом и вовсе написал официальную жалобу на воровство в части.

“Строится столовая, на строительстве работает бригада из четырех местных, - вспоминает он. - Каждый день что-то привозится для строительства, но попадает на дачи и в гаражи к начальству”.

С тех пор Станислав занимается изобличением коррупции, признаки которой находит в самых неожиданных ситуациях. С конца девяностых он стал постоянным осведомителем милиции, сообщая о своих подозрениях на воровство и взяточничество.

“Я охотился, а, сами понимаете, с таким диагнозом разрешение на оружие не дали бы. Поэтому пришлось сотрудничать”, - рассказал Станислав.

В 90-х годах, когда в России появился частный бизнес, Станислав десять лет работал в охране различных коммерческих структур, продолжая при этом сотрудничать с милицией.

В начале 2000-х годов Станислав за несколько лет похоронил мать, отца, брата, тещу, развелся с женой, его сын попал в аварию и едва выжил… Потеряв почти всё, он попытался начать жизнь заново. И занялся продажей леса.

Местность рядом с поселком Черновское богата лесом, и вокруг этого ценного ресурса с годами сформировалась целая криминальная экономика. Многие лесорубы незаконно пилили государственный лес. Полицейские их ловили, но как раз в этой сфере найти коррупцию было несложно.

Освоившись в новом бизнесе, Станислав решил переехать в соседний регион - в Псковскую область, в город Гдов рядом с Чудским озером.

“Сами понимаете, прошлое - не очень, врагов море, доброжелателей еще больше. В псковской области в 90-е было тихо, спокойно, бандитов, вроде, не было. И я решил переехать туда, - вспоминает Станислав. - Но это спокойствие оказалось ложным”.

Станислав вспоминает несколько резонансных преступлений тех лет. Самый громкий случай освещали даже федеральные российские СМИ - в 2009 году начальник милиции Гдова и местный криминальный авторитет погибли в результате взрыва гранаты. Они сидели в одной машине, беседовали и, как позднее сообщило следствие, взрыв произошел из-за неосторожного обращения кого-то из них с ручной гранатой.

Окончательно разочаровался в местной власти Станислав тогда, когда Андрей Турчак, девять лет бывший губернатором Псковской области, пошел на повышение в Москву - стал сенатором и секретарем генерального совета партии “Единая Россия”.

После этого Станислав даже специально ездил в Петербург, чтобы пожаловаться на псковских чиновников-коррупционеров.

Самый простой выход - перейти границу

На новом месте и в новом бизнесе Станиславу, с его страстью к поиску коррупционеров, было нелегко. Он продолжал жаловаться на многих чиновников в полицию, в ФСБ, в прессу. В начале этого года полицейские задержали его пьяным за рулем.

“Они просто хотели поймать меня на взятке”, - уверен Станислав.

Он утверждает, что к тому времени давно уже не пил. Но медицинское освидетельствование показало сильное опьянение, и суд лишил его прав. Это означало, что продолжать свою работу Станислав не сможет. Из-за этого ему нечем было платить штраф, который обещали заменить на тюремное заключение…

В этой ситуации он решил бежать за границу. В июне он приехал в местность, где Нарова вытекает из Чудского озера.

“Угнал лодку с базы отдыха, - рассказывает он. - Сначала я сидел в засаде, искал варианты... Тем более, что я охотился в этой местности еще до появления границы. Я там всё знал. Сначала хотел перейти в другом месте - там тоже база рыболовов, но закрытая - старые лодки были, но без весел. В итоге, участок нашел хороший, узкий - быстрый рывок на веслах и готово”.

Один из жилых домов центра по приему беженцев в деревне Вао.

ФОТО: Николай Андреев

Видит коррупцию во всем

Попав в центр для беженцев, Станислав Никитин быстро разочаровался в Эстонии. И здесь он везде подозревает коррупцию и воровство денег, выделяемых на содержание беженцев.

“В комнатах старые компьютеры, старые телевизоры, старая мебель… Евросоюз ведь дает неплохие деньги - сами понимаете”, - говорит он.

Жизнь в Эстонии осложнил и конфликт с одним из соседей - тоже из России. Но в целом, Станислав уверен, что ему отказали в международной защите именно из-за плохих отношений с руководством центра.

В Эстонии Станислав получает пособие в размере 150 евро. Жилье ему обеспечено бесплатное, но все остальное, в том числе продукты, он покупает сам. Беженцы не заперты в деревнях Вао и Вягева и могут отлучаться. Некоторые, говорит Станислав, ездят даже в Таллинн. Центр для беженцев для знакомства со страной устраивает для своих постояльцев экскурсии, но Станислав в них не участвует - еда вне дома и билеты на поезд слишком дороги для одинокого беженца.

Легче живется семьям с детьми. Станислав говорит, что в семьях беженцев все пособия в сумме могут превышать 600 евро. По его мнению, это хорошие деньги, на которые уже можно более-менее нормально жить в Эстонии.

По наблюдениям Станислава, семейные гораздо чаще получают в Эстонии статус беженца и остаются жить в Евросоюзе.

Пострадавшим от политического преследования не признали

“У меня две серьезных проблемы - политика и семья”, - говорит Станислав Никитин.

Он рассказывает, что в России у него остались три взрослых сына, с женой он в разводе и жалеет, что не развелся раньше.

“Потерял и время, и возможность завести новую семью”, - рассуждает он.

О политике Станислав говорит гораздо более охотно. Он надеялся, что в Эстонии его примут как “борца с коррумпированным режимом”, и он продолжит разоблачать российских чиновников-коррупционеров. Но никаких доказательств у него не было, и эстонскую полицию в качестве свидетеля он не заинтересовал.

“Они исторически и политически безграмотны, - заявляет Станислав. - Информации у них вообще никакой нет. Какие документы я мог взять, когда нелегально переходил границу?”

В то, что Станислава Никитина преследуют в России по политическим мотивам, эстонские власти не поверили.

“Мне объяснили здесь: вот если бы вы скакали на митингах - другое дело. А вы занимаетесь борьбой с коррупцией, - говорит он. - Я хотел дальше бороться отсюда с “Единой Россией. Мне сказали, что в России я мог бы переехать в другую область, и там мне ничего не угрожало бы. Поэтому в международной защите, как беженец, я не нуждаюсь”.

Скорее всего, суд решит депортировать Станислава обратно в Россию, но он не отчаивается и говорит, что подготовил несколько вариантов действий на этот случай:

“Я человек, который никогда не опускает руки. Я считаю, что нет безвыходных ситуаций, есть только нежелание из них выходить”, - говорит он.

В России, в дополнение ко всем старым проблемам, Станислава Никитина, скорее всего, ждет суд за угон лодки и незаконное пересечение границы.

НАВЕРХ