Дым от загоревшегося автобуса (Стокгольм, 10 марта 2019).

ФОТО: SOCIAL MEDIA/MARKUS KALLANDER

Одной ночью в октябре Стокгольм сотрясли сразу три взрыва, произошедших в разных частях города. Жители этих трех районов были шокированы. Они слышали о взрывах в других частях Стокгольма, но не могли представить, что это может произойти у них на пороге.

Взрывы в жилых домах и общественных зданиях в Швеции гремят как никогда часто. За первые девять месяцев нынешнего года полицейские саперы выезжали на вызовы 97 раз.

«Я здесь вырос и жил всю жизнь, и я ощущаю, как эта среда разрушается», - говорит 22-летний Джоэл. Один из взрывов прогремел в его доме. Взрывная волна выбила дверь и окна в нескольких соседних зданиях.

Кого винить?

Преступления, связанные со взрывами, почти не регистрировались в Швеции до 2017 года. В 2018 произошло 162 взрыва, а за последние два месяца саперов вызывали 30 раз. «Фейерверки, самодельные взрывные устройства и ручные гранаты», - поясняет Линда Страаф, работающая в Национальном департаменте операций шведской полиции.

Большую часть взрывов устраивают банды, чтобы запугать конкурентов, их родственников или близких, говорит представитель полиции: «Это серьезная ситуация, но большинству граждан беспокоиться не о чем. Их это никак не коснется».

Делегации шведских полицейских работают со специалистами по организованной преступности в США, Германии и Нидерландах. Полиция сотрудничает с военными экспертами по взрывчатке, работавшими в Африке и Афганистане.

«Для Швеции это что-то совершенно новое, и мы ищем экспертов по всему миру», - говорит глава Национальнго департамента операций Матс Ловнинг.

Криминалист Амир Ростами говорит, что сравнить ситуацию в Швеции можно только с Мексикой, где столкновения между бандами - огромная проблема для полиции.

«Для стран, не участвующих в войне, стран без долгой истории террористических атак это уникальная ситуация», - говорит он.

Где гремят взрывы?

Большинство взрывов произошло в бедных и небезопасных районах крупнейших городов Швеции - Стокгольма, Гетеборга и Мальме. В Мальме в начале ноября три взрыва прогремели в течение 24 часов.

Но теперь целями становятся и более благополучные, зажиточные районы. В октябре в жилом квартале Бромма на севере города произошел взрыв, уничтоживший подъезд, выбивший окна и повредивший припаркованные рядом машины.

После взрыва в продуктовом магазине университетского города Лунд в больницу попал 20-летний прохожий. В городе Линчепинг взрыв прогремел в жилом доме. Пострадали 25 человек.

Сёдермальм - бывший рабочий район, который сегодня джентрифицирован. Винтажные бутики и веганские кафе разбросаны по жилым кварталам глиняно-горчичного цвета. Взрыв произошел в здании, расположенном напротив парка и рядом со школой.

«Полиция сразу заблокировала улицы. Я шла с маленькими детьми в ясли. Было очень страшно», - говорит Малин Брэдшоу, живущая в соседнем подъезде.

«Это очень странно. Я здесь вырос и жил всю жизнь, и я ощущаю, как эта среда разрушается», - сказал 22-летний Джоэл, который жил по соседству с квартирой, в которой произошел взрыв.

В связи со взрывом никого не задержали, а полиция не комментирует возможные мотивы преступника. «Если у этого взрыва была конкретная цель, то, если честно, нам от этого легче. Это значит, что взрыв не был нацелен на случайных людей», - говорит Брэдшоу.

Дети и внуки мигрантов

В полиции говорят, что за взрывами стоят те же самые банды, которые несут ответственность за рост числа нападений с применением огнестрельного оружия: в 2018 году в Швеции таких нападений было 45, намного больше, чем в 2011 (17).

Многие из этих банд связаны с торговлей наркотиками. Но непонятно, почему они начали массово применять взрывчатые вещества. Шведская полиция не фиксирует и не называет национальность подозреваемых или осужденных в связи со взрывами. Но, по словам Линды Страаф, у них много общего.

«Они выросли в Швеции, принадлежат к социально и экономически незащищенным группам, выросли в социально и экономически слабых районах, большая часть - мигранты во втором-третьем поколении», - говорит она.

Политические дебаты по поводу миграции в Швеции обострились после того, как в 2015 году эта страна приняла самое большое в Евросоюзе количество мигрантов на душу населения.

Страаф утверждает, что неправильно считать, будто вновь прибывающие мигранты обычно становятся членами банд.

Для многих политиков правого толка взрывы - лишнее подкрепление их аргументов о неспособности Швеции ассимилировать принятых за последние 20 лет мигрантов.

«В будущем ситуация может усугубиться, стать еще проблематичнее», - говорит Мира Аксой, называющая себя национал-консервативной писательницей.

«Они из одних и тех же мест, у них одинаковый менталитет. Им легко объединяться. Они не считают, что должны становиться частью Швеции, живут в сегрегированных сообществах и совершают преступления», - говорит она.

Эти настроения в последние годы на подъеме: в 2018 году националистская партия «Шведские демократы» набрала на выборах 19% голосов.

Малин Брэдшоу, впрочем, считает, что рост преступности связан, скорее, с низкими доходами и социальным статусом.

«Если вы против миграции, то очень легко сказать, что во всем виноваты мигранты. Но проблема гораздо шире», - говорит жительница района Сёдермальм (Стокгольм) Малин Брэдшоу.

Этнический фактор редко играет важную роль в жизни шведских банд, говорит Амир Ростами: «Для них банда - это их новая родина. Банда - их новая идентичность».

Скрывали ли это шведские СМИ?

Еще один важный аспект истории - то, как взрывы освещали шведские газеты и телевидение.

После тройного взрыва в Стокгольме шведскую общественную телевещательную организацию STV обвинили в замалчивании фактов, когда эта новость не попала в вечерний выпуск. «Я думаю, они не очень хорошо справились со своей работой. Думаю, они пытаются приуменьшить значение этих новостей», - говорит Мира Аксой.

Профессор журналистики Стокгольмского университета Кристиан Кристенсен тоже удивился, когда увидел, что часть телевизионных выпусков почти проигнорировала взрывы. Но он считает, что тема обильно освещалась в крупных газетах и в региональных программах. «Проблема в том, что Швецией пользуются как символом проблем с мигрантами, проблем левой политики. Во многих случаях это несправедливо», - говорит он.

Из недавнего опроса компании Kantar Sifo следует, что самая популярная тема в шведских СМИ - на телевидении, радио и в соцсетях - это работа правоохранителей и обеспечение законности.

Какие принимаются меры?

В полиции говорят, что ищут преступников. Но в 2018 году обвинения были предъявлены в среднем по одному из десяти подобных эпизодов. Глава Департамента национальных операций обещает, что полиция будет более тесно сотрудничать со спецслужбами.

Министр внутренних дел объявил о передаче полиции более широких полномочий в обысках домов. МВД планирует дополнительные меры для борьбы с негласным запретом на упоминание банд.

Но житель Сёдермальма Андерс Херденстам считает, что власти должны в первую очередь обеспечить интеграцию мигрантов. «Я не боюсь за свой район, но меня волнуют события, происходящие в Швеции на национальном уровне», - говорит он.