Хмурая осень эстонского бизнеса: за короткий срок вылетели в трубу шесть компаний по производству деревянных домов

Шведская крона упала более чем на 10% по отношению к евро, в результате чего покупательская способность шведских компаний снизилась

ФОТО: Margus Ansu

За последние несколько месяцев целых шесть эстонских производителей деревянных домов обанкротились, реорганизовались или закрыли производство, пишет Postimees. Причастные к этому сектору предсказывают, что таких ситуаций будет еще больше. Что же произошло в отрасли, которая еще несколько лет назад считалась золотым дном и пай-девочкой эстонского экспорта?

На прошлой неделе прекратила работу компания по производству деревянных домов Timo Houses, принадлежавшая известному в строительном бизнесе предпринимателю Андресу Когеру. Работу потеряли более 50 человек, которые вдобавок ко всему прочему остались без зарплат за последние два месяца. «Мне жаль, что мы не смогли защитить своих работников от турбулентности, обрушившейся на предприятие. Уход команды моей мечты лично мне дался очень тяжело», - сказал Когер.

По словам опытного бизнесмена, компания погорела как на снижении спроса в Скандинавии, так и на резком падении шведской кроны. Кроме того, он признал, что, поскольку Timo Houses была молодой растущей компанией, у нее не было достаточного капитала для финансирования крупных строительных проектов. «Было мало мускулов, поддержки не получили, никакой опоры со стороны банков - тоже», - сказал он.

Но это только поверхность айсберга. Летом накрылся нарвский бизнес производителя модульных домов Modulehouse.  От норвежских клиентов компания получила требований почти на миллион евро. Фирма сократила 109 человек и подала в начале сентября ходатайство о банкротстве.

15 успешных лет - и крах

Действовавшую в Ласнамяэ Q-Haus постигла та же самая неудачная судьба. «Норвежский заказчик, крупная строительная компания AF Gruppen, не заплатила миллион - и всё», - посетовал руководитель и владелец компании Рейно Соотс, которого несколько лет назад крупнейшая финская газета Helsingin Sanomat описала как успешного производителя деревянных домов.

Почему Q-Haus не обратилась в суд? «Это тактика больших компаний - подвести вас, даже признав это, а потом сказать, мол, идите в суд. Но ведь в норвежский суд не пойдешь! Спор там обойдется как минимум в пару сотен тысяч евро, но конечный результат выяснится только через два-три года», - сказал Соотс, добавив, что у работающих по предоплате эстонских компаний нет того "слоя жира", который необходим для судебных сражений.

В конце лета Соотс пытался одолжить 700 000 евро через краудфандинговую платформу Crowdestate для завершения того же норвежского проекта, который должен был принести значительный доход. К сожалению, ожидаемые деньги не пришли, и объект вылетел в трубу. Затем Q-Haus Baltic сменил название, взял в правление нового члена и объявил о банкротстве, что привело к панике среди инвесторов.

Соотс сказал, что он предложил руководителям Crowdestate решения, но вместо этого началось очернение его личности, и посыпались обвинения в его адрес. На сегодняшний день он вернул оставшимся с носом инвесторам 61 401 евро. «Эти процессы требуют времени, но я надеюсь, что в основной массе все получат свои деньги», - сказал он, добавив, что в качестве залога выступает недвижимость.

В настоящее время Q-Haus уже находится под новым юридическим лицом - Q Prefab OÜ. По словам Соотса, его целью было вдохнуть жизнь в предприятие, но и это не удалось. «Мы были успешной компанией в течение 15 лет, но тут, к сожалению, реализовались бизнес-риски, и к тому же - в слишком большом объеме», - сказал он, имея в виду Норвегию. В этом году фирма сократила около 25 человек. Соотс уверен, что на эстонском рынке деревянных домов грядут и новые неудачи и банкротства.

Крупный производитель: уход слабых игроков и охотников за удачей - это хорошо

Тоомас Калев

Тоомас Калев

ФОТО: Лийз Треманн

Руководитель и владелец крупнейшего в Эстонии производителя деревянных домов Harmet

«Строительство деревянных домов долгое время было магнитом, который притягивал многих. Примерно такая же ситуация была в 2005 году, когда все cтали усердно заниматься развитием недвижимости.

Сейчас на рынке царит очевидный избыток. Вновь прибывшие начали снижать цены, предлагая в среднем дома на 10-15% дешевле. Они получили предоплату на годы вперед и благодаря этому тянули резину. Но сейчас эта резина начинает рваться. Несколько банкротств доказывают это. Я верю, что будут и другие.

По своему опыту могу сказать, что бизнес деревянных домов сложен. За выход на новые рынки приходится платить. Эти суммы большие, поэтому у компании должен быть буфер. Если вы и так уже ходите по тонкому льду, малейшая ошибка - и вам конец.

Нужно признать, что последние полтора года ни для кого не были легкими. Шведская крона все же не очень выгодна. Мы то сами выживем, но этот год не будет слишком радостным. Но мы не сильно грустим, мы надеемся, что в ближайшие несколько лет станет лучше.

С другой стороны, исчезновение более слабых и охотников за удачей идет только на пользу, так как очищает рынок. Теперь скандинавский клиент видит, что без реальных денег они здесь дома не получат . Положительно и то, что благодаря банкротствам освободятся рабочие руки. Мы в последнее время  заполучили довольно много новых хороших работников».

Довольно странная история произошла с принадлежавшим норвежцам производителем деревянных домов Norbygg Modul OÜ. Представитель компании в Эстонии Тор Хельге Квинге сказал, что у компании дела шли хорошо, были заказы и объекты, но после решения арендовать новый завод в Кейла владельцы словно остались без воздуха: им нужно было делать инвестиции, переезжать, покупать и настраивать оборудование. Но норвежцы сказали, что денег нет. 

«Я действительно не понимаю, почему они это сделали», - сказал Квинге. - Может быть, они не получили ту прибыль, которую ожидали».

В середине октября погрязшая в долгах Norbygg Modul подала заявление о банкротстве, сократив 45 человек. Житель Эстонии Квинге, инженер по образованию, сказал, что хотя эстонские деревянные дома имеют отличное качество и богаты на ноу-хау, нам не хватает продуктивности на этапе производства. 

«В Эстонии есть оконная фабрика, где работает 200 человек, в Норвегии есть оконная фабрика, где работает 100 человек, но они производят в два раза больше», - привел он пример.

Свет в конце туннеля или огни поезда?

Непросто пришлось и действующему в Тарту паевому товариществу Esthus, которое месяц назад отправилось на санацию. Совладелец и менеджер компании по производству модульных домов и деревянных каркасов Диана Сосновски сказала, что, с одной стороны, на них оказывает влияние слабость норвежской и шведской крон, что снизило покупательскую способность скандинавов. С другой стороны, они боролись с несколькими сложными проектами, где деньги застряли и до сих пор не получены. У них также есть претензии к вышеупомянутому Modulehouse.

Санация, по словам Сосновски, далась нелегко: расходы компании были сильно урезаны, число работников сокращено на 10 человек, а остальным пришлось уменьшить зарплату.

«Вы спрашиваете, есть ли свет в конце туннеля. Я сейчас, конечно, шучу, но нам кажется, что этот свет светит довольно долго, но поди пойми, это конец туннеля или огни приближающегося поезда», - призналась она.

История Сосновски также показывает, что буферы эстонских производителей деревянных домов - крошечные. Например, в Швеции они лишились объекта на 1,5 миллиона евро, потому что не смогли предложить такие же условия оплаты, как их шведские конкуренты: сначала строите дом, а деньги получаете только два месяца спустя. 

«Извините, но ни один эстонский завод деревянных домов не находится в таком хорошем состоянии, чтобы позволить себе это! Мы все работаем по предоплате».

Несмотря ни на что Сосновски настаивает, что они справятся, потому что знают, что делают хороший продукт. По ее словам, соглашение о санации также подняло доверие кредиторов. «Контракты и рабочие места сами по себе у нас есть. Надеемся на лучшее и прилагаем максимум усилий», - пообещала Сосновски.

Расположенный в Ляэне-Вирумаа производитель модульных и элементных домов Production House не обанкротился и не реорганизовался, но решил закрыть завод в Винни и уволить 20 человек. По словам исполнительного директора компании Маргуса Нисумаа, это решение обусловлено двумя основными причинами.

Во-первых, они нигде не найдут столько рабочих, чтобы эффективно поддерживать работу завода в течение всего года. «Благодаря нашему «превосходному» правительству мы не можем использовать достаточно украинцев. Если правительство продолжит в том же духе, все производство уйдет из Эстонии», - возмущается Нисумаа.

Украинец обходится дороже эстонца

Вторая причина - давление на заработную плату. «При таком увеличении заработной платы экономически не выгодно вообще содержать производственные здания», - сказал Нисумаа, добавив, что использование иностранной рабочей силы - с соблюдением всех законов и уплатой всех налогов -  обходится непомерно дорого. «Слова семьи Хельме о том, что украинцы - дешевая рабочая сила, это, конечно, хорошо, но я этого еще не видел! Они примерно на треть дороже, чем местные», - сказал исполнительный директор.

В будущем Production House планирует уделять больше внимания проектированию и продажам зданий. Это означает, что здания будут строиться на заводах других производителей. «Из-за спада в секторе спрос упал, и в их производственных подразделениях появилось больше места, что дает нам такую возможность», - пояснил Нисумаа. 

Если не брать в расчет проблемы с рабочей силой и заработной платой, все остальные проблемы, по мнению Нисумаа, еще можно решить. 

Один из владельцев и менеджер производителя деревянных домов Matek и давний председатель Эстонской ассоциации деревянных домов Свен Матс подытожил, что сегодня никто из производителей деревянных домов не может радоваться: вниз катится целая отрасль. В то же время экономика носит циклический характер, и неудачи не должны означать гибель всего сектора, они помогают прилагать усилия и развиваться дальше. «Кроме того, небольшой кризис может даже пойти на пользу, отсеивая слабых», - сказал Матс.

Пропало 260 рабочих мест

Хотя в первом полугодии эстонские производители деревянных домов экспортировали больше, чем в предыдущие годы, в конце лета и осенью можно было наблюдать некоторое остывание.

В этот период входят банкротства и санации. Только к середине лета в эстонской промышленности деревянных домов было потеряно более 260 рабочих мест. Однако многие из этих людей, вероятно, получили работу у других производителей.

Для работников лучше всего, если работодатель ходатайствует о банкротстве. Если этого не делать, работникам придется обращаться в комиссию по трудовым спорам или в суд, чтобы получить деньги. Именно так пытаются получить свои деньги  трое сотрудников Timo Houses.

«Когда производство останавливается, к сотрудникам нужно относиться с достоинством. Именно здесь банкротство является наиболее надежным ходом», - сказал пресс-секретарь Кассы по безработице Лаури Кооль, добавив, что в случае банкротства  пособия по безработице может платить касса.

Он добавил, что сотрудники могут прийти к ним и  до официального увольнения, чтобы посмотреть на возможности трудоустройства в данном регионе, узнать какие навыки следует получить, чтобы вернуться к работе как можно скорее. «Не нужно стесняться оказаться у нашей двери», - сказал Кооль.

НАВЕРХ