Приют для животных изъял собаку у своей бывшей работницы

Пес по кличке Даниэль из нарвского приюта для животных.

ФОТО: Фото читательницы

Карина, бывшая работница приюта для животных Narva Kassituba, взяла себе собаку из этого приюта. Но когда Карина решила уволиться, приют потребовал вернуть собаку обратно. Основатель приюта Юлия Тущенко говорит, что без работы женщине просто не на что было бы кормить пожилого породистого пса, который нуждается в особой заботе. Карина считает такой подход несправедливым - получается, что богатые люди имеют право приютить бездомную собаку, а бедные - нет.

Собака понравилась с первого взгляда

Карина работала в нарвском приюте для животных Narva Kassituba, который теперь располагается на ул. Туру, в бывшем здании художественной школы. В ее обязанности входило, прежде всего, варить еду для собак, кормить их, дважды в день выгуливать во дворе приюта и убирать комнаты, в которых собаки живут.

Платили за это совсем немного - по словам Карины, ей и ее сменщице на двоих доставалось 200-250 евро в месяц за несколько часов работы каждый день. Основатель приюта Юлия Тущенко рассказала, что платит их из собственной зарплаты, поскольку с деньгами у приюта сложно.

В конце августа в приют привели собаку, в которую Карина буквально влюбилась. Старого бигля по кличке Даниэль восьми лет привел в приют собственный хозяин. По каким-то семейным причинам он решил от собаки отказаться. Вечером Карина решила не оставлять собаку ночевать в приюте.

“Я поняла, что собака здесь сидеть не будет, будет выть, скрести дверь… И я взяла собаку к себе на ночь домой, - рассказала она. - У меня еще три кошки, но говорили, что с кошками он в ладах. Я привела домой - и он идеально подошел!

Я давно хотела себе собаку. У меня были какие-то попытки щенка взять… Бигль понравился нам, я стала просить его оставить себе, но получила резкий отказ - меня стали отговаривать, мол за ним ведь ухаживать нужно”.

И вот в городе нашелся желающий приютить Даниэля - мужчина, у которого уже была собака, решил взять ей приятеля. Карине пришлось вернуть полюбившегося бигля. На улице у приюта собаки подружились, но вскоре Даниэля привезли обратно в приют - две собаки в одной квартире в итоге не ужились.

“Я говорю Юлии - всё, желающих больше нет, давай, я заберу его к себе. У нас был устный договор: Юлия сказала, что дает мне шанс. И посмотрит, как я справлюсь. Мол, пусть мой парень найдет официальную работу и скажет об этом. То есть, посторонний для нее человек должен найти работу и отчитаться перед ней! Она говорила, что будет проверять, смотреть, как мы будем справляться”.

Карина нашла старого хозяина Даниэля, забрала у него документы на собаку, и ветеринар внес пса в регистр домашних животных. Владельцем собаки в регистре и сейчас значится Карина. Хотя документы на собаку в итоге все-таки оказались в приюте.

В октябре Карина решила уволиться, но основатель приюта Юлия Тущенко поставила условие - вернуть собаку, чтобы получить деньги.

“В тот момент деньги были очень нужны, - говорит Карина. - Я снимала квартиру и обещала хозяйке, что сейчас заплачу за нее. Во вторых, я прекрасно понимаю, что Юлия юрист - приедет с полицией, покажет акт, что собака приютская, и заберет ее”.

Так Даниэль снова, уже в третий раз оказался в приюте.

Договор с правом затребовать питомца назад

Основная работа основателя приюта Narva Kassituba Юлии Тущенко - юрист-руководитель городской Службы охраны порядка. Она рассказывает, что и попадание собаки в приют, и ее передача новому хозяину оформляются документально.

Человек, который берет животное из приюта, подписывает договор, в котором, помимо прочего, соглашается, что работники приюта могут контролировать, как живется собаке или кошке на новом месте.

“В договоре написано, что мы имеем право проверять, и если животному плохо, мы имеем право его забрать”, - говорит Юлия Тущенко.

Обычно контроль ограничивается тем, что новые хозяева публикуют в Фейсбуке фотографии своих питомцев. Но, говорит, Юлия, иногда приходится приезжать и даже забирать животное обратно в приют.

По словам Юлии Тущенко, юридическим основанием для возникновения права собственности на животное является именно договор, а не запись в регистре домашних животных.

“У Карины нет договора”, - говорит она.

Нет работы - нет собаки

У основателя приюта и бывшей работницы масса претензий друг к другу. Например, Юлия уверена, что Карина забирала из приюта продукты домой. Карина эти обвинения отвергает.

Юлия рассказывает, что Карина плохо выполняла обязанности, и не убирала за больной собакой, которая сидела в карантине. Карина, в свою очередь, жалуется, что собаки содержатся в помещении, не приспособленном для них. В старом здании бывшей художественной школы они разодрали и разгрызли линолеум, из-за чего моча животных затекает в щели, и поддерживать такое помещение в порядке невозможно.

В целом, и бывший работник, и бывший работодатель были бы довольны, что, наконец, расстались, если бы не история с биглем.

Теперь Юлия Тущенко говорит, что вообще не доверила бы Карине ни одно животное. По ее словам, Карина уже пыталась брать животных из приюта, но не справлялась, и возвращала обратно.

“Я говорила, зачем тебе именно такая собака - смотри, у нас семь собак, а она единственная породистая, с родословной, она стоит две тысячи евро и мы ее всегда пристроим, - рассказывает Юлия Тущенко. - Возьми какую-нибудь другую собаку. Сейчас ты работаешь в приюте, у нас всегда есть корма. А если ты уволишься из приюта, на что ты будешь эту собаку кормить? Кроме того, собаке столько лет, а вдруг ей понадобятся ветеринарные корма? Ветеринарная помощь и корма - это всё дорогое удовольствие”.

Ни у Карины, ни у ее парня нет постоянной работы. Юлия уверена, что социально неблагополучная пара ухаживать за собакой на должном уровне не сможет. Карину такой подход оскорбляет: она замечает, что успешный человек с деньгами вызывает в приюте гораздо большее доверие.

Своеобразный “фейс контроль” в приюте действительно есть.

“Первое время, когда мы открылись и у нас были только кошки - еще на улице Энергия - к нам ходили очень много выпивох. Два раза приходили пары в наркотическом опьянении. Такие люди не вызывают доверия, - говорит Юлия Тущенко. - Бывает, и совсем пьяные приходили и говорили “дайте мне котика”. Мы отвечали, что у нас котики стоят 40 евро, и на этом они уходили”.

Не в таких явных ситуациях кандидату в хозяева задают вопросы. Например, у желающего взять кошку, спрашивают были ли кошки раньше, чем он собирается ее кормить, будет ли кошка гулять на улице?

“Большие приюты в Таллинне имеют опросник на сайте, - говорит Юлия Тущенко. - Там очень безобидные вопросы, но я знаю, что если хотя бы на один вопрос ответить неправильно, животное не дадут”.

В итоге приют нашел Даниэлю нового хозяина. В субботу его увезли в Таллинн.

Тем временем, Карина опубликовала в Фейсбуке фото своего нового питомца - она все-таки нашла себе собаку.

НАВЕРХ