Эстонские музыканты одержали победу в суде, но десятки миллионов евро утекли сквозь пальцы

Музыканты Каспар Каллусте и Танель Падар и присяжный адвокат Прийт Лятт хотели получить с государства 48,5 млн евро

ФОТО: Liis Treimann

Творческие объединения требовали от государства 48,5 млн евро так называемого "налога на пустую кассету", которые набежали, по их оценке, за пятилетний срок, но административный суд присудил им только около 816 000 евро, пишет Postimees.

В Эстонии и большинстве других стран Европейского Союза существует система, при которой определенный процент от стоимости носителей и записывающих устройств идет на так называемый налог с пустой кассеты. Таким образом, обладатели авторских прав предоставляют покупателю носителя записи право копировать контент для собственного использования.

Спор же шел вокруг того, за какие носители взимать плату. Согласно постановлению правительства от 2006 года, есть устройства, которые молодое поколение может уже и не вспомнить.

«Довольно архаичное мышление в стране, где цифровая подпись и электронное резидентство  являются повседневной и неотъемлемой частью нашей жизни. Аудиокассеты и видеокассеты формата VHS еще нужно поискать, потому что их просто больше нет в ходу, и сегодняшняя молодежь, то есть основной потребитель, вероятно, не слышала о них», - сказал Прийт Лятт, присяжный адвокат, представляющий девять творческих организаций.

Государство пассивно

Он подчеркнул, что правовая система должна идти в ногу с развивающимся миром. Например, Нидерланды регулярно обновляют список устройств на основе ежегодного опроса потребителей, и в него уже входят умные часы и фитнес-трекеры.

Теперь суд отметил, что в период с 2014 по 2018 год в правительственное постановление было бы разумно включить ноутбуки, настольные компьютеры и планшеты, мобильные телефоны и смартфоны, USB-накопители, внешние жесткие диски и другие аудио- и медиаплееры.

Лятт согласился, что с 48 миллионами требований творческие объединения стрельнули из пушки по воробьям для того, чтобы к ним отнеслись всерьез. Сумма требований о возмещении ущерба была определена на основе действующих ставок пошлин, исследований обзоров статистики внешней торговли по таможенным кодам и учета всего оборудования по месяцам и годам. «Мы взяли 3% оборудования и 8% носителей и получили общую сумму требования о возмещении ущерба», - сказал он.

В то же время не было никаких попыток достижения внесудебного компромисса, и канцлер юстиции посоветовал обратиться в суд, что и  было сделано в 2013 году.

Хотя востребованная с государства компенсация оказалась меньше как расчета по ставкам роялти в Законе об авторском праве, так и вытекающей из статистики продаж цифровых устройств суммы, Лятт признал, что она была в несколько раз больше, чем удалось получить в предыдущем судебном споре за 2010-2013 годы.

Госсуд на стороне музыкантов

По оценке суда, в толковании постановления целесообразно считать записывающими устройствами и носителями записей устройства, используемые примерно десятью процентами потребителей для изготовления копий музыкального и аудиовизуального контента.

По словам Лятта, это решение дает нынешнему правительству хорошие вводные, на основании которых в Эстонии как электронном государстве можно создать систему и затем немедленного обновить существующее постановление.

Ранее суд присудил тем же творческим объединениям около 80 000 евро за 2010-2013 годы. Госсуд в том деле посчитал очевидным, что авторы потеряли по крайней мере часть дохода из-за отсутствия нарушения директивы.

В конце прошлого года министр юстиции оценил сумму справедливой компенсации в два миллиона евро в год. Однако, несмотря на судебные иски, правительство до сих пор не обновило в постановлении перечень устройств.

НАВЕРХ