Открытое письмо режиссера: нужны ли в Русском театре такие постановки, как «Руслан и Людмила»?

Афиша спектакля "Руслан и Людмила".

ФОТО: Русский театр

В воскресенье, 24 ноября, в 20:00 после показа спектакля «Руслан и Людмила» в зеркальном фойе Русского театра Эстонии пройдет открытая дискуссия на тему «Нужны ли в театре такие постановки, как „Руслан и Людмила“»?

В дискуссии примут участие режиссер постановки Денис Азаров, художник Эви Пярн, писатель П. И. Филимонов и другие. Приглашаются все желающие. Вход свободный.

Полный контрастов спектакль «Руслан и Людмила» - это смелое, дерзкое и яркое прочтение поэмы А.С. Пушкина в постановке российского режиссера Дениса Азарова (шесть номинаций национальной театральной премии «Золотая Маска»). Спектакль вызвал много споров по поводу того, можно ли столь вольным образом трактовать классика и нужны ли Русскому театру Эстонии подобные эксперименты.

Русский театр приглашает присоединиться к дискуссии и высказать свое мнение относительно того, в каком направлении движется театр и поделиться соображениями о репертуаре.

Модератор дискуссии - Эви Пярн.

Публикуем открытое письмо режиссера постановки «Руслан и Людмила» в Русском театре Эстонии Дениса Азарова:

«Люди, которые говорят о классическом театре и всячески на него уповают, не всегда себе представляют, что такое классический театр на самом деле и обычно апеллируют к системе Станиславского, забывая о том, что Станиславский совершил революцию в мире театра, переформатировав русский классический театр, создав собственную систему, которая со временем тоже превратилась в классику.

Самое главное в Станиславском - это то, что именно Константин Сергеевич сказал, что каждые 10-15 лет театр должен полностью меняться. Должен меняться репертуар, актеры и, самое важное, метод работы с актером. Сам Константин Сергеевич попал в ловушку в 1936 году, когда все театры в СССР перевели на так называемую систему Станиславского, в то время как мэтр переписывал свой труд и говорил о методе физических действий. Константин Сергеевич считал, что театр должен быть адекватен, созвучен времени.

Если продолжить тему Станиславского, то стоит вспомнить, как он сделал достоянием мировой культуры в свое время абсолютно непопулярного драматурга Чехова. Как известно, „Чайка“ провалилась в Александринском театре, а Константин Сергеевич решил интерпретировать ее как драму, хотя жанр произведения был обозначен как комедия. Станиславский много занимался интерпретацией современных и классических текстов. Ему принадлежит фраза о том, что драматург - автор пьесы, а режиссер - автор спектакля. Собственно, этому и учат в ГИТИСе: ортодоксальная система театрального образования в России заключается в том, что режиссер - автор спектакля, а спектакль - это отдельное авторское произведение, которое может быть основано на тексте классика.

Мало того, что Станиславский переучивался сам, переучивал других и отрицал самого себя раннего, он еще и воспитал Мейерхольда, Вахтангова и Михаила Чехова, которые, в свою очередь, отрицали своего учителя и тоже стали классиками. Это я все к чему: когда-то всякая классика была чем-то новым и интересным. Когда мы говорим о Пушкине, не стоит забывать, что он, в определенном смысле, поменял русский язык.

Русская культура, которая в современном виде существует с середины XVIII века, по своей сути всегда была авангардна. Российская империя включала в себя много национальностей и стран, поэтому, когда я говорю «русская культура», может быть, я не совсем корректно говорю... В любом случае ее традицией является авангард. Пушкин изменил русский язык. Чайковский изменил русскую музыку. Вспоминаем дальше: Малевич, Стравинский, Мейерхольд, Маяковский, Шостакович, Любимов, шестидесятники и так далее. Мы изобрели абсурд: Хармс и Введенский существовали за 30 лет до Ионеско и Беккета.

Теперь к пресловутому вопросу интерпретации классики. Тут же возникает вопрос. А что такое классика? Кто-то когда-то написал произведение, оно в свое время тоже было авангардным. Кто больше всех работал с классическим первоисточником? Петр Ильич Чайковский. Опера „Евгений Онегин“ не имеет никакого отношения к одноименному произведению Александра Сергеевича Пушкина. Опера Римского-Корсакова „Снегурочка“ не имеет никакого отношения к великой пьесе Островского. Это прекрасная музыка, но это авторские произведения, сделанные на основе другого первоисточника и не имеющие, по сути, никакого отношения к ним.

Я себя ни в коем случае не ставлю в один ряд с Чайковским, я вообще не считаю себя каким-то выдающимся театральным деятелем. Я обычный профессиональный режиссер, который профессионально выполняет свою работу, получил два образования и имеет научную степень, поэтому я позволяю себе о чем-то говорить, не претендуя на какие-то лавры. Очень важно следующее. По сути люди, приходя в театр, приходят не на пьесу. Пьесу они читают дома. А приходят они на авторский спектакль того или иного режиссера. Мы не можем не учитывать время. Для этого и существует театр - это очень быстротечное искусство. В Китае есть художники, которые водой на раскаленном асфальте рисуют иероглифы. Эти иероглифы существуют один час, потом они исчезают. И это очень хорошая метафора для театра. Театр сиюсекунден. Сейчас это актуально, и мы это делаем. Затем что-то другое.

Конечно, существуют костюмированные спектакли - я бы их так назвал. И существуют очень хорошие костюмированные спектакли - они потрясающие. Просто это называется скорее театральным музеем. Музеи должны существовать для того, чтобы мы понимали, как это происходило. Но даже костюмированный спектакль является интерпретацией своего времени.

Что же касается русской традиционной культуры, то она была отшлифована, отлакирована в советское время. Русская национальная культура - это намного глубже, намного жестче, откровеннее, чем привычное, устоявшееся восприятие. Почитайте былины, русские народные сказки, записанные тем же Афанасьевым. Впрочем, в любой культуре вы найдете тексты, не окрашенные романтизмом и лирикой. Это и есть корневая система национальной культуры. Именно это и стало для нас фундаментом спектакля.

Повторюсь, традиция русского театрального образования, которое считается одним из лучших в мире, заключается в формуле, которую составил Станиславский: режиссер - автор спектакля, драматург - автор пьесы. Спектакль - это отдельное авторское произведение, которое может не иметь никакого отношения к пьесе. Интерпретация классики - это то, что всегда было в традиции русской культуры».

НАВЕРХ