Крупный эстонский бизнесмен - о бизнесе в России: чтобы вывести прибыль, пришлось тянуть жребий!

Владелец Kaamos Grupp Кайдо Йыэлехт

ФОТО: Sander Ilvest

Один из самых состоятельных людей Эстонии - владелец занимающегося лесом, строительством и недвижимостью концерна Kaamos Grupp Кайдо Йыэлехт - рассказал в программе радио Kuku "Majandusruum" и в газете Postimees, как он тянул жребий с российским олигархом, что случается с молодыми людьми, не державшими в руках ни лопаты ни топора, и в какие стартапы он инвестирует.

- Недавний барометр работодателей показал, что предприниматели сегодня удовлетворены правительством, как никогда ранее. Вы тоже?

- Я бы сказал, что предприниматели всегда ждут от правительств немного больше, чем они на самом деле делают. Сегодняшний успех в Эстонии основан на давно принятых решениях, будь то освобождение предприятий от подоходного налога или простая налоговая система. С тех пор никаких крупных реформ не проводилось.

Но я стараюсь держаться подальше от политики. Я бы никогда не хотел становиться политиком. Там вы не можете защитить свою правду или свою личность.

- Можно ли сказать, что если правительство ничего не делает, это хорошее правительство, по крайней мере, для бизнеса?

- Да, так можно сказать, потому что основы эстонского государства довольно  упрочились. Самая большая проблема сейчас заключается в том, как мы будем платить пенсии в будущем. Я давно жду от государства стратегии. Мы, предприниматели, всегда думаем о том, откуда берутся эти деньги: например, хотим ли мы ввести подоходный налог с компаний.

Еще одна большая задача заключается в том, как увеличить население Эстонии и обеспечить лучшее образование. Материнский отпуск - это хорошо, но нужны еще какие-то пряники. Одним словом, нужны люди, руки и особенно - хорошее образование. Все оставшиеся пробелы заполнят сами предприниматели.

- Вы были в свое время одним из крупнейших эстонских бизнесменов в области дерева и леса. Как вы попали в недвижимость и строительство?

- Как известно, мы получили довольно много денег от продажи Sylvester. Я обмозговал, что с ними делать. У меня был один хороший учитель, певец и писатель, Альберт Уустулнд. Хотя он ничего не знал о бизнесе, он сказал мне: «Мальчик, треть храни наличными, треть вложи в недвижимость, а из остальных создай что-нибудь или займись бизнесом». С этого начала развиваться мысль об инвестировании в недвижимость. Никаких познаний у меня, конечно, не было. Мы купили землю и создали команду, все молодые люди до 30 лет, полные желания. К счастью, в то время на рынке можно было совершать ошибки, но прибыль все же оставалась. Сейчас ошибаться уже нельзя.

Сейчас мы дошли до развития большого квартала Авала рядом с Фильтри-теэ, где будет новая штаб-квартира Elektrilevi, несколько офисных зданий и латвийский строительный магазин Depo, который будет крупнейшим в своем роде в Эстонии. Кроме того, в деловой квартал войдет крупнейший в Таллинне солнечный парк площадью около 15 футбольных полей. Солнечная энергия - это тенденция будущего, использование минеральных ресурсов все же не совсем правильно.

- Часть вашей бизнес-модели состоит в том, что мы все делаете сами - развиваете, строите и продаете недвижимость. Почему это хороший подход?

- Это просто рационально. Если бы мы наняли строительную компанию на аутсорсинг, возникла бы немедленная конфронтация: кто получит больше прибыли. Когда мы все делаем сами, мы можем выбрать землю, которая нам нравится, по самой низкой цене. Так удается избегать ошибок. Единственный риск заключается в том, что своя  строительная компания может стать слишком комфортной, но для этого у нас есть бонусные системы, которые работают очень хорошо. Это мотивирует сотрудников.

- В последнее время из-за противостояния громкого меньшинства вообще кажется трудным сделать что-то большое: будь то канал, железная дорога, мост или большой завод. Вас это тревожит?

- Я не хотел бы обобщать, но мне кажется, что молодое поколение вообще начинает терять связь с тем, почему мы что-то делаем или за счет чего хлеб оказывается на нашем столе.

Нынешняя молодежь не выращивала картофель или морковь, не держала в руках лопату или топор! Молодые люди не ходили с дедушками работать в лесу! Влияние социальных сетей настолько сильно, что люди часто не доводят анализ до конца. Они едут на машине и видят проезд рядом с дорогой. Сразу паника: раньше тут был красивый лес! Но не вникают в причины - почему. Если это молодой лес, он связывает углерод, но когда он старый, его уже не так много, поэтому может быть разумнее его вырубить.

Я ничего не имею против активистов-защитников леса. Каждый волен говорить что угодно. Но разговоры также должны сопровождаться ответственностью и представлением решений, а их мало.

- Поговорим о строительстве тоже. Результаты Merko за третий квартал снизились. Наступает кризис?

- Я не люблю cтрашилки на тему кризиса. Честно говоря, я не вижу, чтобы откуда-то надвигался большой спад. Возможно, у нас просто хорошие проекты, но мы строим и продаем 300 квартир в год в Таллинне. Это подтверждается и демографической ситуацией - людям нужны квартиры.

- У Kaamos есть дочерняя компания в Белоруссии, которая производит пиломатериалы. Как вы ведете бизнес в этой стране?

- Там у нас дела идут то вверх, то вниз. С 2003-го по 2012 год мы заработали там большой минус, потому что государство как единственный владелец леса просто не продавало нам бревна. В то же время мы знали, что рано или поздно произойдут перемены, поскольку деньги должны двигаться, даже в этой стране. В 2012 году мы начали продавать бревна через биржу и смогли начать нормальную работу.

В этом году мы производим уже 200 000 кубометров пиломатериалов, что в пять раз больше, чем планировалось изначально. Однако амбиции еще больше, например, мы начали строительство новой лесопилки, которая будет завершена в начале следующего года. Ежедневной работой здесь руководят местные белорусы, которые очень активны и мотивированы.

- А каков ваш опыт ведения бизнеса в России?

-  Там мы только получали по сопатке. Единственный положительный момент был, когда мы построили лесопильный завод в Архангельске, который в настоящее время является самым крутым в России. Сначала мы были консультантами при лесопилке, а потом нам пришлось взять 25% акций. Когда мы захотели уйти оттуда и заработать деньги, стало интереснее.

Крупным владельцем лесопилки был местный олигарх, который во время переговоров о выходе три раза заставил меня тянуть жребий. Положил бумаги и сказал выбрать одну. Наконец, мне удалось продать свою долю за 1,7 миллиона евро. Это была единственная инвестиция в России, где я смог получить приличную прибыль.

- Вы часто говорите, что во главе ваших компаний стоят очень хорошие руководители. Какую роль играет команда и где вы находите хороших людей?

-  Я думаю, что одним из ключей к моему успеху был выбор людей. Мы делаем его очень тщательно и основательно. На вершине компании должен стоять очень хороший человек.

Во время собеседования я люблю задавать вопросы с подвохом. Я изучаю, чем занимается сестра кандидата или его мать и отец. Узнаю о прошлом этого человека. Я также спрашиваю, занимается ли он спортом, насколько он силен в математике.  Руководитель должен видеть общую картину, уметь составлять мозаику из кусочков...

- Часто ли у вас просят денег?

- Бывает и такое.  Честно говоря, мой принцип заключается в том, что если кто-то просит денег по электронной почте, я не буду отвечать. Я считаю это рыбалкой: я один из многих, кого засыпают просьбами. Если кто-то действительно заинтересован в том, чтобы встретиться со мной, Кайдо Йыэлехтом, тогда свяжитесь, мы встретимся, поговорим и посмотрим, как это сделать.

В основном денег просят молодые люди, которые хотят учиться за границей. Скорее, я бы дал деньги на церковь, благоустройство или на поддержку детей.

- Как вы относитесь к стартапам? Предприниматели более старшего поколения обычно жалуются, что там слишком много воздуха.

- Мы cами инвестировали примерно в восемь стартапов, одним из которых является Bolt. За это время мы даже продали 50 процентов акций. Сколько мы заработали? Я не скажу точно, но во много раз больше, чем вложили.

Что касается предпринимателей старшего поколения, у которых уже есть какой-то буфер, им конечно, стоит поддерживать стартапы. Например, в Kaamos существует соглашение о том, что мы инвестируем два процента от EBITDA прошлого года (прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации) в стартапы, что составляет около 400 000 евро в год. Сделать правильный выбор нелегко, потому что стартапов много, они делают совершенно разные вещи, и 90% из них глохнут.

НАВЕРХ