Борис Джонсон.

ФОТО: TOBY MELVILLE/REUTERS

Связи с Россией уже продолжительное время портят карьеры британских политиков. В преддверии выборов в стране главные соперники - Борис Джонсон и Джереми Корбин - при случае не забывают намекнуть на "темные пятна" в биографиях друг друга.

Неопубликованный доклад, авторы которого должны были расследовать возможное вмешательство России в референдум по вопросу выхода Британии и ЕС, стал одним из важных аргументов в борьбе лейбористов против Бориса Джонсона. Впрочем, Корбину, которого не так давно британские СМИ называли "марионеткой Кремля", трудно выступать с жесткой критикой по этому вопросу.

Откреститься от связей с Россией пытаются и на более низком уровне: претенденты на парламентские кресла, некогда признававшиеся в любви к России и ее культуре, сегодня стараются лишний раз не вспоминать о своих прежних пристрастиях.

Но насколько все это волнует британцев и может ли реально повлиять на шансы кандидатов?

"Встал на сторону Путина"

Джереми Корбин, казалось, с самого начала проигрывал этот раунд: за ним, как отмечает доктор Александр Титов из Университета Белфаста, тянется длинный шлейф его взглядов и высказываний о мировой политике, которые подразумевают его симпатию к России и пророссийским взглядам на внешнюю политику.

Здесь речь идет и о негативной оценке работы НАТО, и о резком осуждении войны в Ираке, и о предложениях лишить Британию ядерного арсенала. "Все это следует из его крайне левого мировоззрения, основанного на антиамериканизме и поддержке антиколониальных настроений в странах, борющихся с американским доминированием, от Ближнего Востока до Латинской Америки", - поясняет Титов.

У Корбина необычное для западного политика отношение к ситуации на Украине. Он прямо заявлял, что НАТО и США есть, за что винить в украинском кризисе, а действия России "не были неспровоцированными".

Но в прошлом году Джереми Корбин заслужил одновременно одобрение российских СМИ и обвинения - со стороны британских: газета Daily Mail даже назвала политика "марионеткой Кремля". Такую характеристику лидер лейбористов получил после того, как отказался однозначно осудить Россию за отравление Сергея и Юлии Скрипалей. Критика со стороны коллег и СМИ была настолько жесткая, что Корбину даже пришлось объясняться в своей колонке.

Суть колонки Корбина сводилась к тому, что существуют две версии: или Россия причастна к отравлению Скрипалей, или Россия недоглядела за нервно-паралитическим веществом, которым отравили Скрипалей, в результате чего "Новичок" оказался в чьих-то чужих руках. Корбин призывал проверить обе версии и найти доказательства.

Слова Корбина разочаровали даже родственника пострадавшего в Солсбери полицейского, хотя тот до этого активно поддерживал лейбористов.

Зато высказывание британского политика понравилось российским СМИ. Государственное агентство РИА Новости писало тогда: "Лидер оппозиции Джереми Корбин, опережавший Мэй по популярности, оказался под шквалом критики. А все из-за того, что от него прозвучал разумный призыв представить "четкие доказательства причастности Москвы к покушению на Скрипалей".

Борис Джонсон не забыл об этой истории и использовал ее в своей предвыборной кампании.

"Пойдемте с нами, - обратился он к избирателям. - С правительством, которое считает, что Британия должна занимать достойное место в этом мире. Или идите с Джереми Корбином и Лейбористской партией, которые встали на сторону Путина, когда Россия заказала отравление на улицах Солсбери".

Отказался рассказать о русских друзьях

Казалось бы, у избирателей намного больше поводов подозревать Корбина в симпатии к России. В этом смысле Борис Джонсон действовал иначе: называл Кремль "злонамеренной и дестабилизирующей силой" и обещал решительный ответ государству, стоящему за отравлением Скрипалей.

Правда, Джонсон выучил несколько русских слов, которыми в 2014 году приветствовал открытие фестиваля русской масленицы в Лондоне. Зато несколько лет спустя в жесткой форме заочно поспорил с Владимиром Путиным о либеральных идеях, раскритиковав российскую систему власти.

Однако скандал с неопубликованным докладом, случившийся в последний день работы предыдущего созыва парламента, пошатнул позиции действующего премьера.

Комитет по разведке и безопасности британского парламента много месяцев готовил свой доклад о вмешательстве России в референдум о Брекзите и выборы 2017 года. Но доклад пока так и не увидел свет. Борис Джонсон должен был дать формальное разрешение на его публикацию, но по каким-то причинам пообещал обнародовать документ только после выборов.

Сам Борис Джонсон заявил, что "давным-давно" решил не публиковать парламентский доклад до 12 декабря, и выборы - не повод нарушать "привычный ход вещей". Впрочем, авторы доклада совсем не уверены, что это хоть как-то нарушило бы тот самый привычный ход или потребовало бы от правительства больше сил и времени.

Такое решение дало лейбористам массу новых поводов для критики Джонсона. В отличие от США, где тема предполагаемого российского вмешательства продолжает оставаться одной из центральных, британцев намного больше волнуют именно причины, по которым правительство Бориса Джонсона отложило публикацию доклада.

Газета Sunday Times утверждает, что часть доклада посвящена связям самого Джонсона с известными российскими бизнесменами, например, с семьей Лебедевых, владеющей двумя британскими газетами и являющейся акционерами российской "Новой газеты", а также с предпринимателем Александром Темерко.

В разговоре с Русской службой Би-би-си Лебедев сказал, что вышедшая статья - "просто хохот". Темерко, который является другом Джонсона и состоит в Консервативной партии, утверждает, что не знает, по какой причине доклад не был опубликован.

"Очень многие были связаны [с Россией], многие связаны и теперь. Надо отделять путинский режим от российского народа, - сказал Темерко Би-би-си. - Некоторые страхи, которые есть у местного населения и части избирателей, должны быть преодолены. [...] Я и сам [в этой стране] - национальное меньшинство. Но почему я должен стесняться места своего рождения? Что ж тут поделаешь, что некая группа политиков и журналистов хочет искать ведьм..."

Кто впереди?

6,7 миллионов человек - а это примерно треть телевизионной аудитории Британии - посмотрели первые дебаты между Джереми Корбином и Борисом Джонсоном.

Россию оппоненты не обсуждали: дебаты фокусировались - ожидаемо - вокруг Брекзита, образования, медицины и безопасности. Ни Корбин, ни Джонсон не сделали никаких неожиданных заявлений.

Зрители дебатов не смогли однозначно определить, кто выглядел более уверенно и выиграл этот раунд. 51% смотревших сказали, что убедительнее говорил Борис Джонсон, 49% - что Корбин. По сути это означает, что большинство лейбористов поддержало Корбина, а большинство консерваторов - Джонсона.

Что касается заочных баталий по поводу связей с Россией, то лейбористы выигрывают от продолжающегося скандала с неопубликованным докладом, считает доктор Александр Титов из Университета Белфаста.

"Вместо того чтобы отбиваться от нападок о их непригодности к власти из-за взглядов Корбина, все внимание по российской тематике остается приковано к консерваторам, - отмечает Титов в разговоре с Би-би-си. - Поэтому им трудно клеймить Корбина за слишком хорошее отношение к России и при этом самим быть замешанными в скандалах с участием российских денег".

Российская тематика на этих выборах не является центральной, резюмирует эксперт, поэтому обвинения в связях с Москвой вряд ли могут сыграть решающую роль, однако урон репутации Джонсона и консерваторов будет нанесен.