Ярвик давил на PRIA в интересах трех предпринимателей, Ратас знал об этом с августа

Политический советник министра Марта Ярвика, имеющий большой опыт работы в Народном союзе Майдо Пайо (слева) как только заступил в должность потребовал у PRIA предоставить материалы всех уголовных дел.

ФОТО: Ain Liiva

Проблема, которую Иллар Леметти обозначил, но обсуждать не хочет: вместе со своим советником Ярвик беспрецедентным образом вмешивался в работу подчиненных ему учреждений. Премьер-министр Юри Ратас в курсе происходящего уже в течение трех месяцев, пишет Postimees.

До сих пор неизвестным кусочком мозаики скандала в Министерстве сельской жизни является организованное в августе совещание, на котором члены EKRE Март Ярвик и его советник Майдо Пайо пытались оказать влияние на PRIA, чтобы он отступил в расследовании использования денег отдельными селянами. Камнем преткновения совещания были дотации как минимум трех предпринимателей. На наличие этой главы скандала, вспыхнувшего в Министерстве сельской жизни, ссылался в отправленном на прошлой неделе премьер-министру Юри Ратасу и уволенный канцлер министерства Иллар Леметти. «Вы явно знаете и о том, что некоторые очень важные обстоятельства еще не дошли до СМИ», - завуалировано намекает Леметти, однако до сих пор отказывается говорить об этом со СМИ.

По данным Postimees, эта история касается попыток министра сельской жизни Ярвика и его политического советника Майдо Пайо вмешиваться в расследования PRIA, начиная с того времени, как EKRE получила портфель министра сельской жизни. Сразу после вступления в должность Пайо отправил в PRIA пожелание получить информацию обо всех расследующихся уголовных делах: когда возбуждено, в отношении кого и на каком основании.

Требование вызвало в PRIA шок – по правилам хорошего тона министры сельской жизни всегда дистанцировались от отдельных дел, чтобы исключить возникновение опасности коррупции и вмешательства в административное производство подчиненных учреждений. Но не более того.

«Словно вернулись времена Народного союза. (Майдо Пайо долго был членом партии Народный союзред.). Теперь некоторые отдельные личности просочились во власть и на основании слухов делают всевозможные обобщения, - сказал близкий к PRIA источник. – Но министерство может только издавать постановления и что-то  трактовать, но  не принимать решения по отдельным делам».

Описаний уголовных дел Пайо не дали, но интерес министерства сохранялся. Поворотным стало 6 августа этого года. Ярвик и Пайо вызывали в министерство руководителя PRIA  Яана Калласа и нескольких представителей объединений селян.

Поводом для встречи были споры троих селян с департаментом. О первом общественность уже знает: прокуратура подозревает предпринимательскую семью Соосаар из Пярнумаа в мошенничестве со льготами. Причиной стала подача в PRIA ложных данных, и теперь департамент требует вернуть выделенные семье средства.

Второй спор касался предприятия Kehtna Mõisa OÜ, от которого PRIA требует вернуть дотацию в размере полмиллиона евро. Третий спор связан с работающей под названием Хутор Марии в Пярнумаа фирмой OÜ Kõpu Talu, которая не получила инвестиционной дотации.

Перешли на личности

Генеральный директор PRIA Яан Каллас оказался на совещании в прямом смысле слова под давлением со стороны министра и его советника. Как утверждают источники, Ярвик и Пайо напрямую не приказывали прекратить производства в отношении предпринимателей, но указывали, что к конкретным селянам нужно бы относиться помягче: «Была претензия, что PRIA не умеет думать».

«Изначальная установка министра и советника заключалась в том, что PRIA перебарщивает с селянами. Суть сказанного сводилась к тому, что PRIA не должен – утрировано говоря – притеснять селян, - подтвердил и участвовавший в совещании председатель совета Эстонского сельскохозяйственно-торговой палаты Олав Креэн. – Если бы я был генеральным директором PRIA, я бы точно почувствовал, что на меня оказывается давление». То же говорят и другие источники.

PRIA отказался ответить на вопросы Postimees о данном совещании. Также от каких-либо комментариев отказался Майдо Пайо, в то же время признав, что такое совещание было. И Март Ярвик не захотел комментировать это дело.

Информация о происходившем на совещании дошла до канцлера министерства Иллара Леметти, который во второй половине августа рассказал об этом государственному секретарю Таймару Петеркопу в надежде, что о случившемся узнает и премьер-министр Юри Ратас. Так и произошло. «В конце августа государственный секретарь проинформировал премьер-министра о проблеме предполагаемого вмешательства в производство по востребованию возврата PRIA. Тогда премьер-министр потребовал объяснений от министра сельской жизни Марта Ярвика, который отрицал свое вмешательство», - прокомментировал вчера руководитель бюро премьер-министра Йоханнес Мерилай.

Утверждение о беседе Ратаса с Ярвиков является для общественности новостью, поскольку только в понедельник премьер-министр сказал журналистам, что ничего не знает об утверждении Леметти, что тот якобы информировал премьера: «Это очень интересное предложение, которое написал Леметти. Это вызывает и у меня вопрос, что он точно знает».

Юри Ратас на пресс-конференции, посвященной отставке руководителей Министерства сельской жизни, сказал, что и его интересует, на какие проблемы намекал Леметти в своем письме. В действительности Ратас об этом хорошо знал.

ФОТО: Konstantin Sednev

После этого Петеркоп посоветовался с чиновниками Министерства юстиции и получил совет обратиться в прокуратуру. Когда на прошлой неделе Юри Ратас отдал Петеркопу приказ создать комиссию для изучения поведения Марта Ярвика, там, в числе прочего, появилась и запись о совещании, прошедшем 6 августа. В отчет эта информация не попала, но он есть у следственных органов.

«Подтверждаем, что прокуратура встречалась с Илларом Леметти в сентябре. Поскольку сейчас Леметти сам разгласил факт передач этой информации, то подтверждаем, что он передал нам информацию о нескольких возможных нарушениях», - сказала пресс-секретарь Оля Кивистик. Для проверки информация была передана в Центральную криминальную полицию и КаПо.

Следствие по уголовному делу, которое касается возможного нарушения ограничений в ведении дел со стороны другого советника Ярвика, Урмаса Арумяэ, ведет Центральная криминальная полиции. «Сейчас в рамках ведущегося расследования мы проверяем информацию. Если возникнет необходимость, будет возбуждено отдельное уголовное дело».

Знакомые Ярвику предприниматели

Связанные с расследованием PRIA селяне не являются для Ярвика чужими. В середине ноября Postimees писал, что Соосаары и Ярвик знают друг друга с детства. Два других спора, или спорщика, тоже знакомы Ярвику. Так, можно найти связи между Ярвиком и членом правления Kehtna Mõisa OÜ Мяртом Рийзенбергом. «Конечно, я его знаю», - сказал Рийзенберг.

Член правления Kehtna Mõisa OÜ Мярт Рийзенберг подтвердил, что знаком с Мартом Ярвиком, но уверяет, что не говорил с ним о делах PRIA.  

ФОТО: Sander Ilvest

«Я же когда-то был председателем волостного собрания Кехтна, а он был старейшиной Ярваканди. Но, несмотря на это, я не ходил к нему, чтобы пожаловаться на свои проблемы», - добавил Рийзенберг. Он неоднократно заверил, что не ходил со своими проблемами к ставшему весной министром Ярвику: «Мы пытали делать бизнес подальше от политиков».

Хозяин Хутора Марии Энн Ранд сказал, что недавно его предприятие подало в суд на PRIA, поскольку, по его утверждению, в течение двух лет PRIA не выплатил дотацию за уже сделанную инвестицию.

«С нами поступили очень несправедливо», - сказал Ранд. Из разговора с ним выясняется, что он жаловался Ярвику на эту несправедливость: «Я когда-то встречался с Мартом Ярвиком. И рассказал, да (о споре с PRIA). Он был тут в качестве министра. Он спросил, что это за стройка, а я ответил, что строим, но у нас есть проблемы. В действительности мы говорили об этом и предыдущему министру».

В каком месяце Ярвик приезжал, Ранд не говорит, но помнит, что встречался с ним летом: «Не подкалывайте, черт, с Мартом Ярвиком. Март Ярвик и Март Ярвик. Он обычный эстонский мужчина. Одна политическая возня. Я не состою ни в одной партии».

Петеркоп: об услышанной от Леметти информации я сообщил премьер-министру

Таймар Петеркоп.

ФОТО: Remo Tõnismäe

- О чем Иллар Леметти проинформировал вас в августе?

- О вмешательстве в производство по востребованию евродотации, выданной PRIA, которой злоупотребили.

Департамент раздает евродотации, и если их используют нецелевым образом, то можно потребовать возврата. Предположительно произошла встреча, на которой министр сельской жизни и его советник вмешались в находящееся в компетенции PRIA право требовать возврата  дотации, которой злоупотребили, и об этом он меня известил.

- Речь шли о случае Соосааров, или еще о ком-то?

- Тогда мы имена не называли.

- Речь шла об одном случае, в которое вмешались, или их было несколько?

- Их было несколько.

- Почему других случаев нет в отчете комиссии госсекретаря?

- Поскольку, когда комиссия выполняла свою работу, мы не нашли следа ни одного документа, который подтвердил бы произошедшее, а также учитывая то, как мало времени у нас было, мы не захотели заниматься спекуляциями.

- Что вы сделали с той информацией?

- Я, прежде всего, пытался понять происходящее, консультировался в Госканцелярии, информировал премьер-министра, консультировался с ним, консультировался с Министерством юстиции. В результате всего этого дело дошло до правоохранительных органов.

- Прокуратура расследует сейчас несколько случаев, а не только то, что связано с Соосаарами?

- Я не могу комментировать так детально, поскольку не знаю, что прокуратура будет делать дальше. В это я не вмешиваюсь.

- То есть премьер-министр был в курсе дела?

- То, что такая попытка была, как говорил Иллар Леметти, он знал.

- Уже в августе?

- Да, это произошло во второй половине августа.

- Почему в докладе об этом нет ни слова?

- Потому что у нас не было ничего, на что можно было опереться. У нас был устный рассказ. Насколько мне известно, это совещание не протоколировали, протокола нет. И мы знали, что этим занимается прокуратура, поэтому не имело смысла в такой короткий срок дублировать работу правоохранительных органов. Мы сосредоточились на том, на что у нас были материалы.

- Когда прошло то совещание?

- Если я правильно помню, 6 августа.

- И после этого Леметти обратился к вам?

- Да, он обратился, когда я был в отпуске, а когда я вернулся, мы встретились.

- Это серьезные обвинения.

- Да, конечно, поэтому ими занимается прокуратура.

Эло Мыттус-Леппик

НАВЕРХ