Десять встреч и давление на чиновников: Сынаялги нашли союзника в лице Мартина Хельме

Олег и Андрес Сынаялги давали объяснения Департаменту защиты прав потребителей и технического надзора по поводу парка ветряков в Айду.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Руководитель PRIA был не единственным. И генерального директора Департамента защиты прав потребителей и технического надзора (TTJA) Каура Каяка этой осенью министр от партии EKRE вызывал на ковер и высказывал ему пожелание обращаться с предпринимателями помягче. Игра с оказанием влияния велась ради миллионов евро, информация дошла до прокуратуры, пишет Postimees.

17 сентября. Генеральный директор TTJA готовится к регулярному совещанию руководителей учреждений, подчиняющихся Министерству экономики и коммуникаций (MKM). Неожиданно ему от советника министра Керт Кинго Михкеля Таммета поступает приглашение прийти за полчаса до начала совещания.

И хотя департамент Каяка находится в подчинении Таави Ааса, он отправляется на встречу. В кабинете Кинго к компании присоединяются министр финансов Мартин Хельме и его советник Кристель Меннинг. Каяк встречается с ними обоими впервые.

Причина встречи тут же обозначается. Неделей ранее вышло постановление Государственного суда, которое оставляет в споре вокруг парка ветряков Айду частичное право за его застройщиками Олегом и Андресом Сынаялгами: разрешение на строительство действительно в том случае, если они будут следовать согласованному проекту строительства.

Генеральный директор TTJA Каур Каяк.

ФОТО: Liis Treimann

Уже к тому моменту два первых ветряка Сынаялгов не соответствуют разрешенной при планировке высоте в 185 метров. Построенная под ними подушка из щебня увеличила высоту до 220 метров, и теперь они мешают работе каллавереского радара и сигнальной разведки.

«1990-е годы закончились, но Сынаялги этого не понимают», - говорит один из более чем десяти источников, с которыми Postimees беседовал на эту тему. Ту же параллель проводят и еще многие: братья строят в Айду парк ветряков как дельцы из 1990-х, по принципу "при строительстве нарушаем договоренности, а документы приведем в порядок задним числом".

Многие источники подтверждают, что проходившее в кабинете Кинго совещание быстро стало эмоциональным, беседа велась на повышенных тонах. Кинго отчитывала Каяка: почему вы не согласовываете пресс-сообщения TTJA? После этого министр высказалась, что теперь, когда Госсуд дал право Сынаялгам, надзорное производство в департаменте нужно прекратить. В числе прочего в мусорную корзину должно отправиться и предписание о сносе ветряков.

«Вы будете платить Сынаялгам по требованию о возмещении ущерба?» - интересовалась Кинго, хотя такого требования Сынаялги государству на тот момент еще не предъявили. В разговор постоянно вмешивалась политический советник Мартина Хельме Кристель Меннинг, ее начальник слушал разговор со стороны.

Кинго теперь отрицает давление на руководителя TTJA и называет встречу обычной. О требовании возмещения ущерба она, по ее словам, говорила гипотетически: «Если с одной стороны есть предприниматель, чьей деятельности препятствуют, то совершенно логично, что предприниматель потребует какие-то деньги. Я исходила чисто из этого, гипотетически».

Первое совещание для решения проблемы Сынаялгов организовала теперь уже ушедшая в отставку министр внешней торговли и инфотехнологий Керт Кинго.

ФОТО: Eero Vabamägi

«Мы поняли пожелание [Кинго и Хельме] прекратить производство в TTJA, но еще раз объяснили суть этого производства и вскрывшиеся обстоятельства, исходя из которых прекращение было невозможным», - вспоминает Каяк причину своего отказа.

Во время встречи с журналистом он очень осторожно подбирает слова. Он говорит, что поскольку «не получил четких предписаний/распоряжений о прекращении производства», то не почувствовал и такого давления. Правда, после встречи он счел необходимым отдельно оповестить об этом и Таави Ааса, и канцлера Министерства экономики и коммуникаций Андо Леппимана.

Кроме того, Каяк обратился в прокуратуру, чтобы выяснить, каковы его права и обязанности, если политики будут оказывать неожиданно сильное давление в плане производства. Также Каяк рассказал о произошедшем госсекретарю Таймару Петеркопу.

Но почему два министра от EKRE и их советники испытывают такой интерес к проблемам двух предпринимателей? Полученные Postimees данные говорят о том, что с момента вступления правительства в должность, в предпоследний день апреля, Олег и Андрес Сынаялги встречались с Мартином Хельме и его советниками Кристель Меннинг и Керсти Крахт как минимум десять раз. Тут заслуживает внимания то, что у министра финансов не должно быть вообще права голоса в вопросе парков ветряков, поскольку это сфера деятельности находится в подчинении Таави Ааса.

«Я теперь знаю, что такая встреча была. Что странно, поскольку TTJA подчиняется мне. Меня удивляет, с чего вдруг другой министр или его советник начали что-то там предлагать», - говорит теперь Таави Аас.

В действительности еще за неделю до вступления правительства в должность Олег Сынаялг заявил в СМИ, что надеется на помощь нового правительства при решение проблемы Айду, намекнув на то, что соответствующие встречи уже были.

Данные о посещении Министерства финансов показывают, что уже через полторы недели Хельме принял Андреса Сынаялга в своем кабинете, потом встречи начали происходить все чаще. Только в ноябре они встречались как минимум три раза.

Чиновники видят в происходящем угрозу, главным образом, по двум причинам. Во-первых, министр финансов Хельме придерживается в вопросе ветряков Сынаялгов параллельного с государством мнения, что необычно и может привести к коррупции. Во-вторых, политическое давление может сделать чиновников более осторожными.

«Летом Сынаялги часто приходили к министрам на разговоры, и в какой-то момент слова министров стали другими. Сынаялги повсюду говорили, что теперь их дело решено», - утверждает источник в Министерстве экономики и коммуникаций.

На кону миллионы

Через неделю после совещания у Кинго Сынаялги предъявили государству требование о возмещении ущерба в размере 123,7 миллиона евро, но отметили, что готовы отказаться от него в пользу нескольких компромиссных предложений. Еще через два дня Хельме сообщили каналу TV3, что «требования к государству взяты не с потолка».

Первое из предложений предусматривало продажу права на застройку парка ветряков Тоотси Сынаялгам, право на установку ветряков в Айду желаемой высоты, а также 5,2 миллиона евро. Второе предложение связывало Тоотси с Сынаялгами, со схемой дотирования зеленой энергии и денежными компенсациями. Третье Тоотси не касалось, но предусматривало полное разрешение установки ветряков в Айду, отзыв государственного иска, прекращение всех производств в отношении Сынаялгов плюс 64,7 миллиона евро в качестве компенсации.

2 октября министр финансов Мартин Хельме пригласил к себе министра обороны Юри Луйка, министра экономики Таави Ааса и некоторых чиновников, чтобы обговорить предложения Сынаялгов. Советник Меннинг зачитала предложения предпринимателей по бумажке. И хотя из других министерств в совещании участвовало несколько человек, со стороны организатора мероприятия – Министерства финансов – на нем присутствовали только министр и его политические советники.

Политический советник Хельме Кристель Меннинг была той, кто в защиту интересов Сынаялгов выступал громко.  

ФОТО: Sander Ilvest

«Суть слов Хельме и Меннинг заключалась в том, что государство могло бы решить эту проблему до того, как появится требование о возмещении ущерба», - вспоминает один из участников совещания.

Таави Аас сказал Postimees, что у него не возникло ощущения, что Хельме или Меннинг предложили прийти к конкретному компромиссу: «Уже вокруг первого предложения возник шум, мол, что мы тут вообще обсуждаем? Все они были такие, что…»

Руководитель отдела Министерства юстиции Гуннар Вайкмаа тут же решительно вмешался: документ является не требованием о возмещении ущерба, а «ходатайством о дотации». Не было ни одного основания: например, в качестве ущерба указали долг Eleon Green перед Eleon, то есть долг Сынаялгов самим себе. Строительство без разрешения на строительство не дает основания требовать от государства плату за причиненный ущерб. Кроме того, торговля правом на застройку незаконна, поскольку компенсация государства может быть только денежной.

Мартин Хельме напротив, придерживался позиции, что во избежание большего ущерба компенсация нанесенного Сынаялгам ущерба является воспринимающейся всерьез альтернативой. Советник Меннинг попросила представителя министра окружающей среды, чтобы они отозвали иск против Сынаялга по поводу права на застройку. Вчера на вопросы Postimees Меннинг не ответила.

После этого министерства обороны и экономики решили, что в дальнейшем будут бойкотировать совещания Хельме по вопросу парка ветряков Сынаялгов. Подозрения вызвало и то, что Министерство финансов после встречи разослало черновик протокола, который содержал решения, которых на встрече не принимали. Например, там было написано, что ни один участник не возражал против планирующегося государством процесса особой планировки, которая в дальнейшем позволила бы строить ветряки без ограничения по высоте.

По данным Postimees, министр обороны Юри Луйк рассказал о странном параллельном делопроизводстве премьер-министру Юри Ратасу, но неизвестно, чтобы Ратас в это вмешался.

Государство поставило подножку

Прорыв произошел 7 ноября, когда правительство решило, что к 2024 году за квоты от СО2 для военных приобретут дополнительный радар для Ида-Вирумаа. И хотя этот вопрос обдумывали годами, решили его подчиненные министра экономики Ааса, которые начали говорить, что без парков ветряков Эстония не достигнет климатических целей.

Таким образом, Сынаялги в дождь попали под град. При приведении документации в порядок излишне высокие ветряки Сынаялгов могут остаться, но начать работать они смогу только через пять лет, когда появится радар. Но это не сходится с планами Сынаялгов, поскольку они хотят, чтобы два ветряка уже теперь приносили доход.

Сынаялги хотят запустить в работу два незаконно построенных ветряка в Айду раньше, чем государство приобретет новый радар.

ФОТО: Eero Vabamägi

Поскольку государство против этого, Сынаялги подали ходатайство для начала прикрепить к двум ветрякам лопасти и зафиксировать их для защиты картинки радара в положении Y, чтобы, при улучшении обстановки иметь возможность начать дальнейшую работу. На этой неделе нужно ждать решения, на каком основании армия и TTJA откажутся выдать такое разрешение.

15 ноября Сынаялги представили Мартину Хельме свое исследование, которое показывает, что ветряки мало мешают каллаверескому радару. На встрече ученый ТТУ - брат бывшего министра сельской жизни от EKRE Марта Ярвика Яан Ярвик – сказал, что каждый день, пока государство препятствует работе ветряков Сынаялгов, является преступлением против экономики Эстонии.

Сынаялг: я ничего политикам не обещал

Андрес Сынаялг не отрицает, что в течение последних шести месяцев у него было много дел в Министерстве финансов. Кроме того, он подтверждает, что каждый раз разговор был сосредоточен лишь на одном деле – парке ветряков Айду. «Хорошая сторона нынешнего правительства заключается именно в том, что оно повернуто лицом к народу. А основная проблема - что слишком много решений принимается в тишине кабинетов», - сказал Андрес Сынаялг.

А разве в нынешней ситуации обсуждения Сынаялгов с министром не проходят тоже в тишине кабинетов? Общественность должна знать, влияют ли и каким образом на министра? Сынаялг говорит, что ничего не обещал политикам за решение этой конфликтной проблемы: «Ни цента! И даже поддержки партии!»

При этом, по словам Сынаялга, нет ничего удивительного в том, что разговоры о ветряках ведутся с министром финансов Хельме, хотя спор сферы его ответственности не касается. Он объясняет: если корректно составленное требование появится, деньги для этого должно будет найти Министерство финансов.

Андрес Сынаялг.

ФОТО: Mihkel Maripuu

«До тех пор, пока дело не закончилось и не было решения Государственного суда, мы, можно сказать, занимались лоббированием. Потом начались переговоры государства с нами.  Нам больше нечего лоббировать. Мы составили требование о возмещении ущерба и государство обязано его оплатить»,  - говорит Сынаялг.

«Но этот чиновничий произвол должен закончиться, - добавляет предприниматель. – Мы поняли, что TTJA – это исполнитель Министерства обороны. Мы граждане, и мы хотим свободы. У нас есть инновация! Если вы этого не понимаете, то лучше молчите и дайте нам свободу».

Сынаялг даже не пытался опровергать, что много раз хвалился, будто вопрос решен и они точно победили. «Но мы же победили в суде. Это же окончательно. Я говорю вам и всему городу: мы победили! Парк ветряков Айду будет построен без каких-либо дополнительных препятствий. Я верю, что теперь дела пойдут отлично».

Хельме: теневое государство давит предпринимателей

Мартин Хельме.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Находящиеся в подчинении других министерств учреждения не выражают энтузиазма в отношении парка ветряков Сынаялгов, и такое отношение нужно прекратить, считает министр финансов Мартин Хельме (EKRE).

- Почему вы с начала лета занимаетесь вопросом парка ветряков Сынаялгов в Айду, хотя это сфера ответственности министра экономики Ааса?

- Сынаялги же по сути предъявили требование государству. Размер требования, безусловно, спорный, – и оно еще не является иском – но если мы говорим о требовании в 125 миллионов евро, то это, конечно, дело министра финансов. Большая проблема в другом: для меня не приемлем образ мышления, – который царил в Эстонии во времена прежних правительств и очень распространен сегодня среди чиновников – что предприниматели априори подонки, которых нужно давить.

- Государство слишком жестко обошлось с Сынаялгами?

- Я считаю, что да. Им дано очень много противоречивых сигналов: то обещают, то не обещают. Если одно препятствие устраняется, тут же возникает другое. По сути, предприятие пытаются довести до банкротства.

- Но они же построили ветряки выше разрешенного.

- Да, такую претензию и я им высказывал. Закон о правительстве говорит, что министр работает в пределах зоны своей ответственности. И никакого параллельного производства я нигде не вижу.

- Чиновники Министерства юстиции говорят, что требование Сынаялгов о возмещении ущерба абсурдно.

- Это предубеждение чиновников Министерства юстиции очень удручает. Ну, «просто не интересует». Кто-то предъявляет государству требование о возмещении ущерба, и они говорят мне в лицо, что не планируют это даже прочесть. Что за предубеждение при ведении дел? Я этого не понимаю.

- Как вы считаете, что важнее: интересы безопасности государства или коммерческие интересы предпринимателей?

- Если говорить абсолютно честно, то основной двигатель крестовой войны против ветряной энергии сидит в Министерстве обороны: это вице-канцлер [Меэлис] Ойдсалу. Он – если мы говорим о превышении служебных полномочий – единственный вице-канцлер Министерства обороны, который не моргнув глазом отдает приказы разным учреждениям министерства, и ни у кого нет проблем.

- То, что незаконно высоко построенные ветряки мешают работе радаров, это же оценка армии, а не Министерства обороны.

- Почему они не смогли выдвинуть ни одного аргумента, кроме «как нам кажется, препятствует»? Когда спросили у Сынаялгов, они заказали анализ того, насколько разрешенные пределы нарушения работы радара согласованы, и их два ветряка эти пределы не превышают. На это Министерство обороны говорит, что не хочет даже видеть этот отчет, и снова начинает говорить о нарушении обороноспособности страны. Это несерьезное поведение.

- То есть вы считаете, что словам Министерства обороны нельзя верить?

- Министерство обороны нам ничего не показало! Они говорят, что все является государственной тайной. Одна государственная тайна, которую я слышал, заключается в том, что радар в Келлавере просто не работает. Но пойдите и попробуйте узнать эту государственную тайну.

- Но как все должно развиваться, если новый радар появится только в 2024 году, а Сынаялги хотят запустить ветряки сейчас?

- Ну, у менять есть две причины, по которым я в это ввязался. Одна из них -  чтобы не появилось никакого сумасшедшего требования к государству о возмещении ущерба. Поскольку, говорите о работе Сынаялгов, что хотите, но они выиграли очень много судов против государства.

- Благодаря самоуправлению и уездному старейшине, которые не инициировали требующегося надзорного производства и пропустили сроки?

- Не важно, они выиграли суды. И Государственный суд тоже. Готово ли Министерство обороны изъять из гособороны эти 100 миллионов?

Мы все должны проявить такое же отношение, как руководитель отдела Министерства юстиции, который сказал, что это - не их проблема? А во-вторых, если уже построены ветряки, которые что все равно собираемся узаконить, то я не понимаю, зачем чинить им препятствия. Но я согласен с тем, что нужно привести документацию в порядок. Я хочу, чтобы этот процесс продвигался, и продвигался разумно, с позитивным настроем, а не с негативным. Мы сейчас видим очень много негативного настроя. Кроме того, если в правительстве уже принято решение, то в каком-то учреждении не должна продолжаться внутренняя война.

Луйк: Сынаялги могли бы начать соблюдать закон

Юри Луйк.

ФОТО: ERIK PROZES /

Это не в компетенции Министерства финансов занимать позиции в отношении опасности ветряков для обороны Эстонии, говорит министр обороны Юри Луйк («Отечество»).

- По словам министра финансов Мартина Хельме, трудно поверить, что ветряки могут представлять опасность для государственной обороноспособности.

- Согласно закону, Министерство обороны оценивает идущие от ветряков помехи, исходя из оборонных строений, в том числе, оценивается влияние на радары и радиосистемы. Поэтому закон требует – и я повторю еще раз, что закон требует – согласования с Министерством обороны проектов, связанных с парками ветряков. Проекты оценивают наши эксперты. Мы все понимаем, что в Министерстве финансов таких знаний нет, но они ознакомились с нашими анализами, как и учреждения, занимающиеся надзорным производством. У господ Сынаялгов нет разрешения на дальнейшее развитие уже установленных ветряков, потому что они превышают согласованную с нами высоту. Все просто.

- Министерство обороны превысило свои полномочия, остановив строительство парка ветряков в Ида-Вирумаа?

- Напротив, мы исходим из закона, согласно которому для установки ветряков нужно иметь согласование с Министерством обороны. Почему законотворец вменил нам эту обязанность? Министерство обороны отвечает за военную оборону, мы производим необходимую для сдерживания информацию, чтобы враг не прошел. Это не игра, это вопрос безопасности нашей страны.

- Как вы думаете решать патовую ситуацию парка ветряков Айду?

- Патовая ситуация помогает не соблюдать законы. Хотел бы поблагодарить вице-канцлера Министерства обороны Меэлиса Ойдсалу за очень хорошую работу, которая касается борьбы за соблюдение законов. Примерно через четыре года начнут работать компенсационные меры, которые в определенных зонах, в которые входит и Айду, позволят ветрякам работать без ограничений по высоте. Государство делает огромную инвестицию, чтобы создать для застройщиков новые возможности, и Меэлис Ойдсалу сыграл огромную роль в принятии этого решения.

НАВЕРХ