Директора: жаль, что PISA не изучает вопрос загруженности учителей и социальной уязвимости русских
Важно, чтобы над директором не висел дамоклов меч!

  • Растет дефицит мотивированных учителей
  • В школах все больше приезжих детей
  • Сказывается социальная уязвимость русских
  • Над школами висит дамоклов меч

Результаты PISA показали, что эстонские школы – снова лучшие в Европе, русские школьники – выше среднего уровня, но отстают от эстонских сверстников примерно на год. В чем причины?

На вопросы Rus.Postimees ответили в прямом эфире директора трех столичных школ: руководитель Ласнамяэской гимназии и Ласнамяэской русской гимназии Андрей Канте (на две школы приходится 2500 учеников!) и директор Ляэнемереской гимназии Денис Преснецов.  

Денис Преснецов

ФОТО: Eero Vabamaegi/Postimees

Фрагмент беседы:

– Чем же обусловлено отставание русских школ от эстонских в рейтинге PISA? У нас вроде бы единая система образования...

Денис Преснецов: – Не будем скрывать, что школы с русским языком обучения постоянно находятся под неким прессингом и контролем, которые мешают развитию образовательных учреждений.

– Что вы имеете в виду?

– Постоянный контроль, вызванный необходимостью перейти на эстонский язык обучения, постоянные проверки  со стороны Языковой инспекции мешают развитию школ.

Учителя постоянно находятся в стрессе. Кроме того, негативный фон вокруг русской школы создают политики - своими заявлениями и законопроектами.

При этом в системе образования есть много позитивного. Это и сотрудничество с эстонскими школами, и обмен учащимися, и много других программ, поддерживающих изучение эстонского языка, а также повышение квалификации учителей.

Сильная сторона нашей системы образования – наличие школ с разным языком обучения.

Андрей Канте: – Конечно, негативный информационный фон вокруг школы с русским языком обучения присутствует. Считаю, что разнице в результатах способствует целый спектр факторов.

Русская школа в Эстонии была достаточно долгое время изолирована в информационном плане, учителя не получали в должной степени дополнительного образования, что тоже сказывается на результативности теста PISA.

Стоит также отметить, что русскоязычное население в Эстонии в социальном плане достаточно уязвимо. В результате школам с русским языком обучения зачастую приходится решать еще и социальные вопросы.

Андрей Канте 

ФОТО: Eero Vabamaegi/Postimees

И это имеет негативное влияние на развитие практических навыков, которые оцениваются тестами PISA. Все проблемы с успеваемостью учащихся начинаются где-то дома.

– Наверняка многие политики сейчас сказали бы, что рейтинги можно подтянуть за счет единого языка обучения. Согласитесь ли вы с этим?

Андрей Канте: – Я бы сразу ответил любому из политиков так: "Вы не учитываете фактор отсутствия учителей!" Имею в виду именно мотивированных учителей, которые позволили бы получить хороший результат.

Жаль, что наряду с PISA-тестом не изучается вопрос загруженности русских учителей. Зачастую эти нагрузки  непосильны.

– Влияют ли на результаты теста PISA программы погружения и изучение предметов на неродном языке?

Андрей Канте: – И языковое погружение, и углубленное изучение языка через предмет подходит далеко не всем учащимся. Об этом говорит мой опыт учителя-предметника. А иногда бывает и так, что преподавание на неродном языке мотивирует и подстегивает уже мотивированного ученика получать более глубокие знания.

Но нельзя забывать о том, что обучение на неродном языке автоматически делает из школьника ребенка с особыми потребностями.

Денис Преснецов: – Получая знания на неродном языке, глубоко вникнуть и точно обрисовать ситуацию намного сложнее.

– Недавно один из известных политиков выразил мнение, что русские школы вечно ищут виноватых. Способны ли школы сами подтянуть результаты?

Денис Преснецов: – У нас и так на всех уровнях делается достаточно большой акцент на качественное образование. Многое зависит от конкретной школы и конкретного руководителя, его умения поставить четкие цели и направить ресурсы в нужное русло. Важно доверие к директорам.

Важно, чтобы над директором не висел дамоклов меч, готовый  срубить его голову за любую ошибку.

Мы критику воспринимаем, работаем, сотрудничаем, сами создаем методики. И если мы хотим видеть в будущем хорошие результаты по тесту PISA и хотим, чтобы наша система образования развивалась, нужно серьезно задуматься над тем, где найти новых молодых педагогов и вообще хороших учителей.

Андрей Канте: – Я бы вообще не ставил отдельно взятой целью улучшение результатов в контексте PISA. Я сторонник концепции управления, которая нацелена на улучшение качества всех процессов. И приоритетом школы с русским языком обучения должен быть максимально качественный процесс, позволяющий получить хороший результат. Результат какого-либо теста не может быть показателем работы отдельно взятой школы.

Денис Преснецов: – Школы стали большими социальными центрами. У Андрея Канте на две школы приходится 2500 учеников плюс родители, в школе Ляэнемере – 1357 учеников. Разные проблемы, связанные с семьями учеников, тоже влияют на процесс обучения.

Андрей Канте: – Есть такие классы, где нормальная, спокойная, работоспособная обстановка вообще не может быть достигнута. Отчасти – по причине социального статуса ребенка и родителя, потому что родитель не выходит на контакт со школой.

– В целом русские школы демонстрируют достаточно высокие показатели в рейтинге PISA. Некоторые политики даже ставят их в пример другим странам. А что будет, если к нам хлынут украинские, белорусские, российские школьники. Как это скажется на результатах PISA?

Андрей Канте: – Я не знаю, открою ли я секрет, но...

В наших школах уже достаточно много детей из стран ближнего зарубежья. Они получают необходимую поддержку, но ее явно недостаточно, в том числе – в области изучения госязыка. И здесь мы тоже находимся не в равных условиях с эстонскими школами.

Осуществлять такую фундаментальную поддержку в области изучения языка для того, чтобы переехавшие в Эстонию дети могли успешно адаптироваться, школе с русским языком обучения практически невозможно, учитывая хотя бы невероятные нагрузки учителей.

Подробности – в видео!

Студия Postimees: русские школы в рейтинге PISA – побочный эффект от погружения?/ Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Eero Vabamaegi/Postimees

  • Чем обусловлено отставание русских школ от эстонских в рейтинге PISA? 
  • Влияют ли на результаты PISA различные программы погружения и изучение предметов на неродном языке?
  • Сказывается ли на результатах социальный аспект? Есть ли разница между эстонскими и русскими школьниками в социальном плане?
  • Способны ли русские школы сами подтянуть результаты PISA?
  • А что будет, если в русские школы хлынут украинские, белорусские, российские школьники? Как это скажется на результатах PISA?
  • В чем особенности теста PISA?
  • Что позволяет Эстонии быть в лидерах? 

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

НАВЕРХ