Феминистка, которая сама себя высекла

"Давай поженимся".

ФОТО: Кадр из фильма

Кинокомедию «Давай разведемся!» обласкали по самое не могу как взыскательные (?) фестивальные жюри, так и простодушная публика. На последнем «Кинотавре» ее режиссер (она же автор сценария) Анна Пармас получила призы за лучший дебют, лучший сценарий и приз зрительских симпатий; аналогичные симпатии картина стяжала и в Нарве на фестивале KinoFF. Теперь и таллиннская широкая публика может решать, как распорядиться своими симпатиями.

Вообще-то когда идет речь о дебютанте, представляешь себе юную деву, одной дрожащей рукой прижимающую к груди еще не остывший диплом ВГИКа, а другой – протягивающую публике новенький, с пылу, с жару, фильм о больших надеждах и поруганной любви провинциалки, приехавшей покорять столицы. Или крутого парня, хорошо запомнившего свое детство, пришедшееся на жуткие 90-е годы, и рассказывающего о них, ничего не скрывая и щедро заливая экран потоками крови.

Анна Пармас под эти категории не подходит. Вездесущая «Википедия», не стесненная правилами хорошего тона, откровенно называет год рождения «дебютантки» - 1970. И приводит фильмографию, насчитывающую 23 названия, в том числе причастность к сценариям двух замечательных картин Авдотьи Смирновой «Кококо» и «История одного назначения». Правда, в обоих случаях одним из соавторов сценария была сама Авдотья Смирнова, а в «Истории одного назначения» - еще и прекрасный писатель Павел Басинский. Кроме того Анна Пармас – постановщик клипов группы «Ленинград».

Во время просмотра «Давай разведемся» первые минут 15-20 я смеялся от души. А остальное время мысленно произносил все те слова, которые украшают лексикон лидера группы «Ленинград» Шнура и которые российские телеканалы покрывают пиканьем.

Все мужики - ничтожества

У фильма есть одно спасение – великолепная Анна Михалкова. Что бы она ни играла, следить за тем, как актриса это делает – наслаждение. Здесь ее героиня Маша  – дама бальзаковского возраста, обремененная двумя детьми, мужем-бездельником и ипотекой. По профессии – врач-гинеколог, наверняка – хороший врач, по структуре характера – клиническая идиотка (высокий уровень профессионализма и интеллекта тут не помеха, можно быть почти гением в какой-то узкой области и абсолютным недотепой во всем остальном). Оправдать все это задача сложная, но Михалкова есть Михалкова. Справляется с блеском.

Соперница героини – тренер по фитнесу Оксана (Анна Рыцарева): длинные ноги, волнующие формы и уровень интеллекта где-то в районе плинтуса. Агрессивна: закатывает пощечины любому мужчине, стоит тому критически высказаться о ее любимом мужчине, т.е. о себе самом.

Мужчинка по имени Миша (Антон Филиппенко), муж Маши и любовник Оксаны, яркая иллюстрация столь близкого нынешним феминисткам тезиса: «Все мужики - подлецы (бездельники, трутни, альфонсы, ничтожества, извращенцы, импотенты; нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть). Уже пять лет не работает. Кое-как выполняет обязанности домохозяйки и ходит налево – не потому, что такой уж развратник, а от скуки. Усат. Похож на кота – в зависимости от ситуации то на сытого кота, то на нашкодившего.

ФОТО: Кадр из фильма

В картине действуют еще два представителя условно сильного пола. Друг Миши Санек (Максим Лагашкин), геодезист – он берет в компаньоны ушедшего из семьи Мишу, и они вдвоем ищут воду на дачных участках: для понта ходят с лозой, но на самом деле пользуются современной аппаратурой. У Санька тоже есть жена (Дарья Румянцева), которая супруга поколачивает по причинам, ведомым только Анне Пармас и ее соавторшам по сценарию Марии Шульгиной и Елизавете Тихоновой. Вероятно, им кажется, что подобное рукоприкладство очень смешно.

Еще один «герой» - брутальный и хромой мент Федор (Федор Лавров). Так как он по-мужицки грубовато, но искренне ухаживает за Машей, то необходимо, чтобы он был полной противоположностью Мише. Тот – красавчик, этот – чуть-чуть пригожее гориллы. Тот – златоуст, этот – с трудом связывает два слова.

Ваши ласки горят в моем организме

У семи нянек дитя без глазу. У трех сценаристок сценарий бессвязен. Клиповое мышление торжествует. Каждый эпизод, может быть, cам по себе и смешон, но все вместе они плохо стыкуются между собой; каждый комический поворот сюжета преследует только одну цель: рассмешить публику, а что дальше – неважно!

Маша по пути в бассейн консультирует по телефону коллегу в гинекологической клинике. Нелепость? Конечно, но зал смеется. Торопясь в бассейн (там проводятся шуточные семейные состязания, типа «веселых стартов») она к возмущению мужа и детей ухитряется забыть купальник и шапочку. Ничего, вместо купальника сойдет нижнее белье, а вместо шапочки – синяя бахила, из тех, что выдают посетителям поликлиники.

В супружеской спальне Миша, наевшийся просроченного кефира, скрывается в туалете (ха-ха!), и как раз в это время звонит его мобильник. Маша прижимает трубку к уху и слышит женский голос: «Целую тебя во все места!».

Прием старый как мир. Во всяком случае, не моложе телефонной связи. В российской беллетристике эту золотую жилу первой открыла Тэффи:

«Супруги Шариковы поссорились из-за актрисы Крутомирской, которая была так глупа, что даже не умела отличать женского голоса от мужского и однажды, позвонив Шарикову по телефону, закричала прямо в ухо подошедшей на звонок супруге его:

— Дорогой Гамлет! Ваши ласки горят в моем организме бесконечным числом огней!»

Впрочем, хороший сюжетный ход не грех и позаимствовать.

Хуже другое – логика здесь и не ночевала,

Маша после того, как от нее ушел муж, идет к гадалке. Та советует ей сжечь вещи, которых коснулся приворот со стороны соперницы. Огонь перекидывается на территорию соседней стройки, в полиции Маша признается Федору и его напарнику, что ее бросил муж, менты входят в положение, все трое напиваются, затем отправляются добавить в бар и развлечься – в боулинг.

Маша и мент

В российских мелодраматических сериалах и кинофильмах брошенная жена борется за мужа всеми дозволенными и недозволенными способами. И либо возвращает загулявшего супруга, либо начинает понимать, что бежать за мужиком – все равно, что за трамваем: через пять минут подойдет следующий, а если подождать, так и этот вернется.

Анна Пармас выше этого. Если она и позволяет героине попытать счастья на «трамвайной остановке», то лишь для того, чтобы в очередной раз показать ее клинической идиоткой. Вот Маша, решив, что Мише недоставало секса и намереваясь тут же исправить положение, врывается в сауну, где мужики расслабляются после фитнеса, и не стесняясь присутствием посторонних поспешно начинает разуваться, чтобы дать неверному супругу все, чего ему недоставало. А вот – еще один шаблонный прием, который Пармас пытается вывернуть наизнанку – Маша решает отомстить изменщику старым как мир, но приятным способом: отдаться другому. Менту Федору. Но Федор (вероятно, всему виной бандитская пуля!) так-то импотент, а способен осчастливить женщину только после погони за преступником. И вот Маша, схватив в охапку одежду, мчится неглиже по гостиничному коридору, а Федор истошно кричит: «Стой! Стрелять буду!». (Слово «стой» в данный момент неоднозначно.)

И смех, и грех! Правда, смех сомнительный, а греху свершиться так и не дано!

Обойтись без мужчин

Анна Пармас избегает напрашивающегося финала и старается убедить зрительниц (а они на сеансах этого фильма должны составлять большинство), что мужчина – вещь в хозяйстве иногда небесполезная, но в принципе вовсе не необходимая. Конечно, иной раз он может пригодиться (например, найдя клад и выплатив долги по ипотеке). Но героиня – выше семейного счастья. Пусть Мишу забирает Оксана – ей он нужнее.

А так как в распоряжении «дебютантки» такая невероятно органичная и убедительная актриса, как Анна Михалкова, то простодушные зрительницы, чего доброго, поверят автору.

Хотя весь фильм – сплошное насилие над здравым смыслом, логикой и массовыми жанрами кино. А на авторскую картину, на артхаус он не тянет. Юмор довольно убог, сценарий рассыпается на мелкие кусочки. Анна Пармас, конечно, могла бы сослаться на что искала некие новые пути. Но когда машинист ищет новые пути, поезд сходит с рельс

Скорее это – попытка сотворить нечто вроде манифеста российского феминизма, замаскированного под развлекательный фильм. Попытка – не пытка. Если, конечно, публика с этим согласна.

НАВЕРХ