У главы Elron есть плохие новости для автобусных фирм, но хорошие для пассажиров
Интервью

Глава Elron Мерике Сакс

ФОТО: Mihkel Maripuu

Совершившая подъем по карьерной лестнице от канцлера Минэкономики до главы железнодорожной фирмы Elron Мерике Сакс сказала в интервью Postimees, что если когда-то обсуждалась идея упразднения эстонской железнодорожной сети, то сегодня все наоборот.

По словам Сакс, движение пассажирских поездов в стране обусловлено рядом глобальных тенденций: это и ужесточение климатических и экологических требований и растущее нежелание молодого поколения владеть персональными автомобилями.

- В воскресенье открывается новая линия Elron Таллинн-Турба. Это чисто политический проект или там тоже будут пассажиры?

- Мы верим, что будут и пассажиры. Наша практика показывает, что если где-то есть рельсы, люди начинают туда ездить. Предложение создает спрос. На мой взгляд, поезд мог бы идти до Хаапсалу, даже до Рохукюла, и я не шучу. В транспортном секторе экологические проблемы имеют первостепенное значение, поэтому железнодорожное и трамвайное сообщение - это то, что приходит надолго. Хотя строительство железной дороги Хаапсалу изначально считалось чем-то вроде чрезмерного инвестирования, сейчас на него стоит взглянуть в несколько ином свете с учетом экологических целей.

- Вы проработали в своей должности год. Что вы считаете своим крупнейшим достижением в Elron?

- То, что мы вот-вот объявим новый тендер на покупку поездов (Государство закупит для Elron четыре гибридных и два электропоезда, стоимость которых может составить до 60 миллионов евро - ред.). Мы очень ждали этого, так как наш нынешний парк поездов находится на последнем рубеже. Пассажиры недовольны тем, что поезда переполнены.

Новые поезда будут прежде всего отправляться из столицы в Тарту. Мы закажем поезда дальнего следования с удобными сиденьями, кофейным автоматом и закусками. И пассажиры до сих пор критически относятся к тому, что сиденья слишком жесткие.

Прибытие новых поездов во многом будет зависеть от того, когда Eesti Raudtee электрифицирует линию. По нынешнему плану, это произойдет не позднее конца 2024 года. Нет смысла доставлять сюда поезда раньше.

- Проблема Elron, кажется, в том, что некоторые линии переполнены людьми, в то время как на других ездят всего по два-три пассажира. Это так?

-  Скорее, неоднородность зависит не столько от линий, сколько от времени. Люди хотят ездить в час пик. Один из вариантов - сделать так, чтобы поезда двигались быстро и не останавливались на половине остановок, но мы не можем себе этого позволить, потому что у движения поездов также есть региональная миссия - мы должны обслуживать людей, до которых не ходят автобусы.

В то же время, сила поезда в том, что он может быстро покрывать длинные отрезки. Более короткие расстояния можно обслуживать автобусами. Проблема Эстонии в том, что каждый вносит в транспортный сектор свой вклад. Нет единого централизованного взгляда. Эстония такая маленькая, и у нас так мало людей, что мы должны координировать свои действия.

-  Есть ощущение, что когда-то железнодорожный транспорт в Эстонии считался устаревшей технологией, сейчас он снова начал развиваться. Что за этим стоит?

- У меня такое же чувство! Когда-то была идея закрыть всю железную дорогу, потому что в такой маленькой стране она не имеет смысла. Что само по себе не самая глупая идея в мире, так как Эстония невелика, а количество пассажиров ограничено.

Но сегодня железнодорожное сообщение стимулируют глобальные тенденции: климатические цели и желание добиться более чистой окружающей среды. В сущности, даже дизельный поезд будет экологичнее, чем если бы то же количество людей ездило на машинах.

Вторая тенденция - сосредоточение в городах и центрах. Рейди-теэ в этом смысле - показательный пример: неважно, насколько широкой делать улицу, пробки будут все равно. У людей были большие ожидания того, что пробки исчезнут, но на самом деле ничего подобного не происходит. Поэтому нужно предлагать людям автобусы и поезда, которые разом доставят их в нужное место.

В-третьих, я вижу по своим детям, что у них нет той веры в автомобили, которая есть у старшего поколения. Им не нужна красивая, большая и мощная машина. Скорее, они спрашивают: мама, почему автобусы ходят так редко, почему они не могут ходить каждые десять минут?

В то же время, автомобиль дает людям возможность самостоятельно решать, когда и куда они едут.

В Эстонии в пользу автомобилей говорит редкое заселение - мы никогда не сможем сделать сеть общественного транспорта настолько плотной. Есть места, где автобусы и поезда никогда не будут ходить, так что остается только машина. Вопрос в том, может ли этот автомобиль быть более экологически чистым.

- Сколько вы сами зарабатываете на доходах от билетов и какую долю составляют государственные субсидии?

- Каждый день мы работаем над тем, чтобы государственная поддержка была как можно меньше, а собственные доходы от билетов - как можно больше. В настоящее время государственные дотации составляют 65 процентов, а свой доход - 35 процентов. Цель на будущее - 50 на 50.

- Для частного сектора, особенно для автобусных компаний, вы словно заноза. Как часто вы общаетесь с ними?

- В маленькой стране нет смысла играть в конкуренцию в каждой области. Если бы мы позволили существовать трем или четырем железнодорожным компаниям, просто не было бы столько людей для перевозки.

Автобусные компании, конечно, не приходили к нам стучать в дверь с недовольством, но они пристально следят за нами. Их печалит, что мы на железной дороге можем поднять скорости, а им это сделать довольно трудно. После ремонта мы сможем начать движение в направлениях Тарту и Нарвы со скоростью 135 километров в час. Одна из наших задач - экономить время людей.

- В то же время те, кто к конце нобяря ехал из Таллинна в Раквере, время не сэкономили, а застряли на рельсах на три часа из-за технической неисправности. Что случилось?

- Пользуясь возможностью, я приношу извинения всем пассажирам, которым в тот день пришлось сидеть в поезде Таллинн-Раквере.

У нас около 230 отправлений в день, так что всякое случается. Однако в большинстве случаев эти инциденты происходят не по вине Elron, а потому, что кто-то положил что-то на железную дорогу. В последний раз на железнодорожных путях оказался какой-то предмет, который сломал наш датчик скорости, произошло короткое замыкание, и поезд остановился.

Одним из вариантов было помочь автобусами, но они доступны не везде, и зачастую их не раздобыть так быстро. А если мы хотим привезти поезд на замену, это нужно согласовать. Хотя железная дорога может показаться пустой, это не так - по ней ходят и грузовые поезда, которые нужно пропускать.

- Насколько серьезную проблему представляют собой железнодорожные происшествия?

- Очень серьезную. У нас есть много видео, показывающих, как люди беспечно идут железной дороге, спрыгивают с поезда в последнюю минуту или пересекают железную дорогу. Автомобили пытаются в последнюю минуту проехать под шлагбаумом, что может привести к его поломке. Хуже того, машины застревают под шлагбаумами. Очень много проявлений беспечности со стороны самих людей. Они смотрят в свой смартфон и даже не замечают, когда врезаются в поезд.

НАВЕРХ