Эстонско-польская пара в Лондоне довольна жизнью и покинет Англию только в случае экономических проблем

  • Поляки стали самой многочисленной группой иммигрантов в Великобритании
  • Для лучшей интеграции польско-эстонская пара сменила имена на британские
  • Ирландцев и поляков объединяют алкоголь и история притеснений
  • Уехать из Лондона живущую в идиллию пару заставит только потеря рабочих мест

Джон Уиллоуз, собака Чарли, сын Джеймс, дочь Мэдисон и Дэйзи Уиллоуз

ФОТО: Erakogu

Живущие в третьей зоне лондонского метро, т.е. в получасе от центра города, Дейзи (33) и Джон Уиллоуз (36), наслаждаются своей пригородной идиллией. В семье подрастают дочь Мэдисон, которой сейчас два с половиной года, и четырехмесячный сын Джеймс. Кроме них, в доме живет еще Чарли, который каждый раз встречает гостей намного более громким лаем, чем предполагает его размер, пишет Postimees.

Дейзи работает в консалтинговой фирме Ernst & Young, а Джон - в штаб-квартире  GFG Alliance. Иммигрантов в них выдает разве что внешний вид - оба голубоглазые блондины ростом выше средних британцев. Оба являются частью волны иммиграции, которая пришла в Соединенное Королевство с произошедшим в 2004 году расширением ЕС.

Эстонка Дейзи в 2006 году поступила в университет в Англии. «Я выбрала Лондон, потому что я из Таллинна», - говорит она. До этого она в течение года изучала экономику в Тарту, но ритм города на реке Эмайыги ей не подошел.

Джон родом из польского Люблина. О себе он говорит, что в Великобританию его привели бунт против родителей и желание стать знаменитым диджеем.  Год был 2005-й, половина его друзей уже уехала в Великобританию, а другая половина - в Ирландию, и они говорили о том, как зарабатывают за месяц столько же, сколько в Польше за год.

Они познакомились в 2006 году в баре у Трафальгарской площади, где оба работали. Как объясняет Дейзи, они довольно быстро поняли, что ночная работа сказывается на здоровье. К тому же было трудно параллельно учиться.

Поэтому оба нашли офисную работу, поступили в другой университет, где было возможно учиться с неполной нагрузкой, и закончили его в 2013 году. Дейзи - в области бухгалтерского учета и финансов,  Джон - в области делового администрирования.

Новое имя, новая жизнь

Поскольку Джон не хотел переезжать в Эстонию, Дейзи тоже не рассматривала вариант возвращения домой после учебы. Кроме того, у обоих вполне неплохо начиналась карьера.

Через пять лет после переезда в Соединенное Королевство, то есть при первой же возможности, Дейзи получила британское гражданство и изменила эстонскую фамилию Реммельгас (ракита, ива - ред.) на английскую Уиллоуз.  Хотя Дейзи знает, что Мэдисон и Джеймс, когда вырастут, должны будут выбрать, какое гражданство они оставят, она дала своим детям гражданство Эстонии. У дочери есть и польское гражданство, у сына - пока нет, потому что они должны поехать в страну рождения мужа, чтобы оформить документы.

Джон также получил британское гражданство и "британизировал" свое прежнее имя - Ян. Менял имя и фамилию в Англии он не один раз. «Когда я приехал, у меня было очень славянское имя, которое доставляло мне много проблем - Радослав Ян Захарчук. Англичане не могли написать или произнести его», - вспоминает Джон. "Тогда я был диджеем, и агент предложил мне выбрать более простое имя. Так что я оставил свое второе имя Ян и взял девичью фамилия матери - Стойко".

Теперь же его имя делает CV неотличимым от резюме коренных британцев, а кроме того символизирует новую жизнь, считает Джон Уиллоуз.

«Сейчас в Великобритании постоянно проживает 800 000 поляков, мы являемся крупнейшим меньшинством, превосходящим по численности индийцев», - говорит Джон. 

«Еще около 200 000 - 400 000 поляков ездят туда и обратно. Они работают здесь пять или шесть месяцев, уезжают домой и просто тратят там деньги, а потом приезжают снова».

На вопрос, чем различается жизнь поляков в Ирландии и Англии, Джон считает, что это все равно, что сравнивать яблоко и апельсин, потому что культуры разные. Он предполагает, что ирландцев и поляков объединяет то, что обе нации много пьют и обе подвергались притеснениям: можно пропустить пару рюмок и перемыть кости англичанам и русским. «В Англии чуть по-другому. Здесь много людей и плотное заселение. Очевидно, что между людьми больше напряженности», - говорит Джон.

Дейзи говорит, что отношение к иммигрантам обострилось с голосованием по Брекзиту. "Кажется, что последовавшая политическая кампания начала разжигать ненависть. Начались обвинения, мол, из-за кого мы сейчас в этом беспорядке, и на что нас подталкивает эта Европа", - отмечает она.

По ее словам, стало много пропаганды, смысл которой заключается в том, что поляки отбирают у местных работу, так что Великобритании будет лучше без иммигрантов. «Иммиграция была серьезной проблемой и до того, как мы переехали сюда. Но до Брекзита я не чувствовала, что это направлено на европейцев - скорее на тех, кто приезжал из дальних стран. Теперь же все иммигранты плохие», - говорит Дейзи.

Впрочем, в их семье никто не испытывал плохого обращения на себе. "Но некоторые из моих знакомых в Лондоне это почувствовали: когда люди слышат, что вы говорите с акцентом, они что-то недовольно бормочут. Напрямую ничего не происходило", - добавляет она.

"Но это в Лондоне. А в небольших городках полякам в окна бросают кирпичи с записками «поляки, проваливайте в Польшу!». В некотором смысле, это их собственная ошибка - выбирать чисто британские города», - считает Джон.

«Если  бы в Эстонии в город с 10 000 жителей за шесть месяцев приехали 2000 украинцев, и там бы тут же открылись украинские магазины, где все на украинском, и они начали бы пить водку на улице, вы бы чувствовали то же самое», - говорит он.

«Это некрасиво, но это нормальная человеческая реакция. Они жили в своих домах, а мы пришли и потревожили их».

Остаться проще, чем уехать

Относительно того, оставаться в Англии или нет, отец семейства говорит, что дело в деньгах, но не только. «Например, если сейчас сломается стиральная машина - а у нас она довольно дорогая - я куплю новую, не беспокоясь. 500 евро, не вопрос. В Польше это составляло бы гораздо большую долю семейного бюджета. Это своего рода ощущение безопасности», - говорит он.

В ответ на вопрос о том, насколько вероятно, что они будут жить в Великобритании через пять лет, семья Уиллоуз единогласно заявляет: 60 процентов. Дейзи говорит, что они в качетве нового места для жизни рассматривают Варшаву. По словам Джона, Швейцария лучше. Причина переезда была бы прозаической: если финансовый сектор начнет покидать Лондон в результате Брекзита.

«У нас обоих британское гражданство, дети по своей культуре - в большей степени британцы, мы жили и работали здесь долгое время; остаться легче, чем уехать», - отмечает Дейзи.

Джон добавляет, что если они переедут, то только по экономическим или социальным причинам. «Даже если мы с Дейзи сохраним работу, но безработица составит 20 процентов, я не хочу, чтобы в мою машину залезли или детей в школе ограбили», - говорит он.

НАВЕРХ