Юферева-Скуратовски: внешняя политика Эстонии как один большой вызов

Мария Юферева-Скуратовски.

ФОТО: Mihkel Maripuu

В настоящий момент в Рийгикогу обсуждается программа развития внешней политики Эстонии до 2030 года, которая должна определить основные приоритеты нашего государства на следующее десятилетие. В ситуации, когда от некоторых европейских лидеров поступают весьма противоречивые сигналы, взять хотя бы высказывания президента Франции Эмманюэля Макрона о смерти мозга НАТО, следует признать, что формирование внешней политики Эстонии напоминает серьезный вызов.

Главные направления и заботы внешней политики Эстонии

Внешняя политика Эстонии на ближайшую десятилетку сделает акцент на трех основных приоритетах, которые можно считать жизненно важными для нашего государства. Во-первых, это безопасность, стабильность в международных отношениях и последовательное развитие. Во-вторых, международная экономика. В-третьих, эмигрировавшие за границу граждане Эстонии и вопрос их возможного возвращения на родину. 

Как и для любого другого маленького государства вопрос безопасности играет для нашей страны огромную роль. Участие Эстонии в больших международных организациях, таких, как НАТО, ЕС гарантируют стабильность и безопасность нашей страны. Жители Эстонии с каждым годом все больше склоняются к мысли, что находится в одной лодке с большими партнерами надежней и спокойней. Согласно данным последнего опроса, проведенного социологической фирмой Turu-uuringute AS, 75% всех жителей Эстонии поддерживают членство Эстонии в НАТО. 

Мнение президента Франции Эммануэля Макрона о смерти мозга НАТО, сказанное в интервью авторитетному изданию „The Economist“ в начале января, буквально тряхануло всю Европу. Очевидно, что подобные настроения подтачивают единство Европы и посылают противоречивые сигналы всему миру. Тем не менее, я считаю, что все члены НАТО готовы сотрудничать безопасности еще больше, чем раньше. Недавний саммит НАТО Лондоне в свою очередь доказал, что разногласия можно преодолеть во имя общих интересов. 

В нашей стране эстонско-российские отношения на высоком политическом уровне и на уровне народной дипломатии не только не идут рука об руку, но и не должны идти.

Как мне видится, Франция в лице Макрона хочет примерить на себя роль всеевропейского лидера и диктовать, в каком направлении Европа должна развиваться. В последнее время Германия не столь слышна на международной арене, а Великобритания больше сосредоточена на Брекзите. Словом, для Франции настал подходящий момент для того, чтобы реализовать свои политические амбиции в Европе. Политолог Збигнев Бжезинский еще в конце 90-х в своей книге «Великая шахматная доска» утверждал, что Франция хочет восстановить былое величие на карте мире и имеет к этому все предпосылки. 

Эстонско-российские отношения: есть ли свет в конце туннеля?

Эстонско-российские отношения на высшем политическом уровне в первую очередь нужно рассматривать через призму отношений между ЕС и Россией, и они весьма напряжены. В 1990-2000х годах при развитии отношений с РФ Европейский Союз опирался на парадигму «позитивной взаимозависимости» (positive interdependence, которая подразумевала, что совместные проекты в сфере энергетики, торговли, финансов, технологий, безопасности, таможенных и пограничных служб обеспечивают стабильность и безопасность в регионе. После событий 2014 года на Украине пришло осознание, что чрезмерная взаимозависимость в ключевых вопросах может таить в себе определенные угрозы. Особенно это касается энергетической безопасности ряда стран ЕС. Одновременно Россия и сама хотела снизить зависимость от Европы и США в сфере финансов, технологий и импорта, так что на смену парадигме «позитивной взаимозависимости» пришла эпоха взаимных санкций.  

Однако я хочу подчеркнуть, что в нашей стране эстонско-российские отношения на высоком политическом уровне и на уровне народной дипломатии не только не идут рука об руку, но и не должны идти. На уровне президента, некоторых министров и политиков то и дело раздаются противоречивые и критические сигналы, которые способствуют поддержанию прохладных отношений с восточным соседом.

Я имею в виду реакцию на возвращение России в ПАСЕ права голоса и громкие территориальные претензии со стороны ряда политиков и высших государственных чиновников. В то же самое время связи между двумя государствами в области образования, культуры и туризма развиваются активно и конструктивно. На муниципальном уровне крепятся отношения между эстонскими и российскими городами и районами. Нельзя недооценивать встречи министра экономики Таави Ааса и министра образования Майлис Репс с российскими коллегами на экономическом и образовательном форумах. Запуск услуги электронных виз с российской стороны также говорит о том, что восточный сосед заинтересован в привлечении туристов из Эстонии и желает, чтобы для наших людей путешествие в Россию стало бы таким же простым и удобным, как поездка в Берлин на выходные. В этом направлении я вижу большой потенциал для сотрудничества – как увеличить пропускную способность на эстонско-российской границе для туристов. 

Эстонско-российские отношения – это весьма эмоциональная тема. Но даже в том случае, если на высшем политическом уровне будет сохраняться прохлада, я уверена, что в сфере народной дипломатии, муниципалитетов и личных человеческих контактов всегда можно найти общий язык и взаимные интересы. 

НАВЕРХ