Труженики села фактически стремятся вырвать кусок изо рта у врачей!

Протест фермеров на Тоомпеа.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Итак, государственный бюджет, о необходимости которого так много говорили большеви… пардон – народно-консервативно-отечественные центристы, принят! И в нем даже учтены дотационные расходы для поддержания абсолютно народного и бесспорно отечественного сельхозпроизводителя. Но производитель отчего-то не рад.

Более того, он даже почти бунтует. Он, по примеру своих евросоюзных братьев по классу (в марксовом понимании этого слова), выходит на улицы городов и выражает протест.

Французские фермеры недавно устроили на своих тракторах марш-бросок на Париж, перекрыли движение на основных автомагистралях и попытались завалить Елисейские поля сеном: поля так поля, пусть и внешне соответствуют своему ландшафтно-сельскохозяйственному определению!

Эстонские фермеры гораздо бережливее своих горячих галльских коллег. Скромно ограничившись водружением на Тоомпеа десятка «железных коней» (а при нынешних ценах на выделенную парламентом дотационную сумму можно купить как раз примерно столько хорошо укомплектованных тракторов), наши сельчане устроили на площади перед Рийгикогу рождественскую благотворительную раздачу малоимущим депутатам тракторов игрушечных, числом – по количеству народных избранников – ровно сто одна штука. Игрушки были куплены через интернет по пятерке за каждую. Дёшево и сердито. К тому же все-таки лучше и больше, чем совсем ничего.

Берите, что дают, а то и этого не получите!

Фраза про то, что «больше и лучше» – почти дословная цитата высказывания, прозвучавшего из уст нового министра сельской жизни Арво Аллера, когда он по горячим следам комментировал перед телекамерами действия протестующих, во время и на месте самих событий – возле замка Тоомпеа.

То есть, по его словам, выделенные на дотации для села суммарно десять миллионов евро – это, конечно, маловато, но все-таки лучше и уж наверняка больше, чем совсем ничего.

Логика знакомая: по мнению лидеров коалиции, внеочередное повышение пенсий на семь евро – это хоть что-то, что тоже лучше и больше, чем совсем ничего…

Стало быть, только что назначенный министр, хоть и производит впечатление человека вменяемого и даже компетентного, с ходу хорошо усвоил патерналистскую позицию и лексику своего партийного патрона. А, может быть, придерживается этих взглядов уже давно, и именно поэтому вступил в партию 2-Хельме-2…

Оговоренные в бюджете десять миллионов евро на компенсации сельчанам и без того в Эстонии самые низкие среди стран ЕС, – это меньше, чем 0,1 процента от общей суммы госбюджета. Если говорить о внутреннем валовом продукте (ВВП) - и того меньше.

Министр финансов Мартин Хельме попенял хуторянам, что они слишком широко разевают рот на государственный пирог, пригрозив, что если они и впредь будут вести себя столь неподобающе, то «во время следующих переговоров по бюджету за столом переговоров не будет ни одного человека, который будет бороться за деньги для них».

В своем комментарии министр подчеркнул, что в ходе обсуждения проекта бюджета борьба шла буквально за каждый цент: «Мы хотели поднять зарплаты больше, увеличить финансирование науки, провести большее повышение пенсий». Читай, что на этом фоне труженики села фактически стремятся вырвать кусок изо рта у врачей, учителей, ученых и пенсионеров… Жуткое дело.

В то же время на прошлой неделе было принято решение, согласно которому Эстония в дальнейшем будет платить в общий бюджет НАТО еще на 200 тысяч евро больше, чем сейчас. Мало того, что мы и так, с трудом прикрывая прорехи в своем бюджете, колотимся и из штанов выпрыгиваем, чтобы быть святее Папы римского и отстегивать от своего ВВП не только оговоренные Уставом альянса два процента, но даже 2,2%, так нас обязывают принять дополнительные или, как это называлось в СССР, «встречные обязательства». Станешь тут каждый цент считать…

Где он, наш чемоданчик с миллионами?

Мне вообще непонятно (много раз об этом писал, но готов повторять снова и снова), зачем Эстония бежит впереди планеты всей со своими 2,2 процентами. Не надо мне про безопасность. Логика здесь простая, как мычание. Когда и если наша страна подвергнется нападению злющего агрессора (не будем пока указывать пальцем), то остальные члены альянса просто обязаны выступить на защиту одного из своих партнеров. Если наступит реальная угроза интересам всего оборонительного союза в целом и каждого из его участников по отдельности, то ответные действия в отношении агрессора будут решительными и адекватными, вне зависимости от того, платил ли подвергшийся нападению участник НАТО полную сумму или лишь частично. А если прямой угрозы не окажется, то, опять-таки вне этой зависимости, будет отдано предпочтение попыткам решить конфликт в ходе мирных переговоров. Точка.

…В романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок» есть такой персонаж – подпольный миллионер Александр Иванович Корейко. Авторы представляют нам его так: «На службе Александр Иванович вел себя как сверхсрочный солдат: не рассуждал, был исполнителен, трудолюбив, искателен и туповат.

– Робкий он какой-то, – говорил о нем начальник финсчета, – какой-то уж слишком приниженный, преданный какой-то чересчур. Только объявят подписку на заем, как он уже лезет со своим месячным окладом. Первым подписывается. А весь оклад-то 46 рублей. Хотел бы я знать, как он существует на эти деньги».

Но при этом в загашнике у Корейко, в облезлом невзрачном чемоданчике, было десять миллионов рублей в советской и иностранной валюте. Сумма по тем временам фантастическая. Где, в какой заначке припрятан такой «чемоданчик» у Эстонии? Вопрос… Но даже не это, на мой взгляд, главное в сложившейся ситуации.

Национал-консерваторы, а вслед за ними и остальные партнеры по коалиции, любят позиционировать себя в качестве бескомпромиссных, последовательных и беззаветных радетелей о защите традиционных ценностей – таких как язык, обычаи, семья и так далее. В Эстонии главными носителями всех этих ценностей, так сложилось исторически, являются как раз хуторяне. Именно они представляют собой основу того, что принято называть эстонскостью, эстонским менталитетом. Именно они, хотя бы в минимальной степени, охраняют от внешних влияний эстонский язык, национальную культуру в целом.

Эстонский селянин – не просто производитель пищевой и сырьевой продукции, это – основополагающий фактор сохранения эстонской нации. Уйдет в небытие эстонский хутор, и можно будет забыть о том, что такое эстонский народ.

Предвижу высокомерное «фэ» со стороны соратников Марта/Мартина Хельме: какое, дескать, дело тебе – чужаку – до сохранения эстонского народа, вообще эстонскости?! Без тебя разберемся, что к чему!

Да ради бога. Не было бы только поздно. Некого же будет по-отечески строго журить и лишать пряника за шалости…

НАВЕРХ