Моль в обмороке

Марианна Тарасенко.

ФОТО: Тоомас Татар

Что творится с лесными животными – словами не передать. Белки лысеют, дроздов  – по определению – мучит бессонница, а впавшие в глубокую спячку комары, наоборот, просыпаются: но только для того, чтобы тут же скончаться в конвульсиях. Все это происходит во время и по причине новогоднего салюта.

Об этом мы узнали, когда в Пярну отменили праздничный салют, а потом пошли разговоры, что в следующем году этому примеру может последовать и Таллинн. Кто-то стал возмущаться, но тут же получил отпор: мало того, что это дорого и неэкологично, так еще и… пугает собак. И даже некоторых кошек. А остальные добавили: и не только их. Всех, буквально всех божьих тварей! В том числе крыс, мышей и даже моль.

Ходит ненависть по кругу

Примечательно, что во внесалютное время, мыши и моль нафиг никому не нужны, особенно в условиях, когда травить их можно только гуманными методами, то есть средствами, которые не убивают, а делают их сильнее. Но не настолько, чтобы милые зверушки смогли пережить салют. Еще более примечательно, что собаки, которых раздражает салют, сами до безумия раздражают многих людей.

Недавно в ФБ я наблюдала натуральную массовую истерику: отменить, запретить и всех посадить – псов на цепь, хозяев – в тюрьму. Солировали яжематери и яжеотцы. Одна, прости господи,  «мамочка» даже рассказала историю о том, как она заметила собаку, спущенную с поводка, и немедленно потребовала ее пристегнуть. Когда же была проигнорирована, позвонила в полицию, а затем, совокупно с ребенком (!), хвостом ходила за злостными нарушителями ровно до прибытия патруля. Вы только прикиньте: яжемать с визгами, воплями и трехгодовасиком преследует находящееся на вольном выпасе общественно опасное животное, готовое сожрать обоих! 

По счастливой случайности не сожрало, видимо, уже другими детьми наелось. Но почему патруль немедленно не изъял у нее ребенка, жизнью которого она рисковала? Тут нужно выбирать одно из двух: либо собака безобидна и ты к ней не цепляешься, либо она опасна – и тогда ты с ребенком не подходишь к ней на пушечный выстрел. А если подходишь, то ты не яжемать, и даже вообще не мать, а предмет пристального внимания ювенальной юстиции.

Но это мы отвлеклись, а для яжематерей у меня неприятный сюрприз: они сами раздражают и даже бесят практически всех. Есть сюрприз и похуже: очень многих выводят из себя и их детки (у них всегда не дети, а детки). И не только их, но и вообще любые. Потому что шумят, бегают, слов не понимают и пользы от них ноль. Особенно детей не выносят те, чьи идеально воспитанные чада давно выросли, не говоря уже о чайлдфри – те и себя в детстве задним числом ненавидят. Но как же терпеть не могут этих чайлдфри сторонники традиционных ценностей!

Живи, но не давай другим!

Особенно пожилые дамы (в народе – бабки), которые при этом не любят и детей, потому что те топают у них над головой, шумят под ногами и визжат за окнами. А уж если это подростки… Ну кто, скажите, кто любит чужих подростков, когда и своих-то любить трудно? Они дерзят, не уступают, не пропускают, гогочут, топочут и все в прыщах. Нам оно надо, их любить? И мы брезгливо отворачиваемся, а бабки начинают их воспитывать, после чего огребают по полной: ну не любят подростки бабок!

Да и кто вообще любит этих бабок? Они в час пик в транспорт, всех расталкивая, втискиваются; в магазинах хватают тележку, кладут в нее единственную пачку масла и бродят с ней, перегораживая путь нормальным людям, которые торопятся; создают очереди к врачам; слышат плохо; понимают с пятого раза и перебегают дорогу в неположенном месте. Но не они одни! Все, практически все эти туповатые пешеходы – кость в горле любого водителя. Они еще хуже, чем другие водители, которые, к слову, сплошь козлы и бараны, ездить не умеют, права купили, глаза дома забыли и зеленее у них не будет.

Пешеходов и водителей объединяет только ненависть к велосипедистам. Эти совсем за гранью: ездят всюду и мешают всем, в том числе и собакам – больше, чем новогодний салют. Потому что салют раз в год, а велосипедисты – всегда. Здесь с собаками явно солидарны их заклятые враги, яжематери с трехгодовасиками. За исключением тех случаев, когда трехгодовасики сами на велосипедах и ездят по лапам собак, ногам пешеходов и подныривают под бамперы автомобилей.

Тут уже каждый за себя, но все против «мамочек», которые, подозреваю, тоже против своих детей. «Мамочки» не только травят «детками» собак: в пору тотальных скидок они рассекают колясками толпы в магазинах. А тотальные скидки, как правило, приходятся на период эпидемий гриппа и ОРЗ, поэтому на малютку все чихают в прямом смысле слова.

Но матерям и со здоровыми детьми живется нелегко: вот укладываешь ребенка спать, и тут же за стеной сосед с дрелью, а сверху –  соседка с пылесосом. Это по-людски? Но и соседи недовольны: только отдрелишься, отпылесосишься, приляжешь – и на тебе, чей-то ребенок на весь подъезд разорался. И разбудил чью-то собаку! И она залаяла. И вышли на лестницу бабки... И началось: детей надо воспитывать, дрель надо глушить, собак надо запретить, умирать надо вовремя. Одно непонятно – что делать с чайками: чем им ни грози – все равно орут.

Господа, мы звери?

Читаешь СМИ и соцсети, смотришь телевизор, слушаешь разговоры, участвуешь во всём этом – и волосы становятся дыбом. Оказывается, мы все друг другу здорово мешаем! И чем больше призывов к толерантности и законодательной базы для нее, тем сильнее мешаем. Потому что если других что-то устраивает, то с чего это должно устраивать тебя? И если им это можно, то на что имеешь право ты?

С какой стати ребенок орать может, а собака лаять – нет? Та самая собака, во имя которой требуют запретить салют, который так радует ребенка? Почему можно целый день долбить молотком в стену, а слушать на полную громкость музыку – нельзя? Почему подросток должен благоговейно внимать бабке, вещающей, что он из поколения уродов, а она категорически не соглашается идти туда, куда он ее послал?

А не рехнулись ли немножечко мы все? Одному пустите автобус именно по его улице, потому что это удобно, его соседу – ликвидируйте эту линию, потому что автобус шумит и пылит. Кому-то поставьте киоск поближе к дому, другому – уберите его немедленно. Одной половине товарищества сделайте парковку во дворе, второй – не отравляйте воздух под окнами. И кошки, вечные кошки... Не смейте кормить этих кошек у подъезда – не смейте трогать этих кошек, я отравлю их – я отравлю вас, я вызову службу очистки – я вызову психушку. Но кошки стали кончаться, и в города пришли крысы. Которых травить можно, но отравить нельзя.

– Я кормлю уток, а вы здесь с собакой! – Собака не тронет ваших уток. – В Таллинне собаку запрещено спускать с поводка! – В Таллинне запрещено кормить птиц. – Я вообще-то сотрудник полиции! – Я вообще-то сотрудник СМИ.

Уфф, разошлись со счетом 3:3. Но кто придет в город, если в нем кончатся собаки?

Друзья, а не пора ли нам слегка притормозить? Не одни живем. И время вроде бы подходящее – вон, скоро Рождество, даже два. И оба правильные, просто разные. Но ведь и мы разные. И если каждый из нас хотя бы попытается понять, что он не пуп земли и не истина в последней инстанции, то и его попытаются понять. Может быть. 

НАВЕРХ