От чего три моря «изолируют» Россию?
Почему Кремль в любом договоре видит заговор

Вадим Штепа.

ФОТО: личный архив

Довольно странное заявление сделал на днях посол России в Эстонии Александр Петров. Он опасается, что саммит «Инициативы трех морей», который состоится в 2020 году в Таллинне, будет способствовать «изоляции России».

«Инициатива трех морей» – это объединение 12 европейских стран, расположенных между Балтийским, Черным и Адриатическим морями (Австрия, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония). Цели организации очевидны – налаживание прямого диалога и сотрудничества между этими государствами.

Это не первое региональное объединение внутри ЕС. Например, давно уже существует Северный совет (Nordic Council), объединяющий скандинавские страны, но в Брюсселе никого такие «союзы в союзе» не пугают. И Москва вроде бы тоже не заявляет, что скандинавы ее от чего-то «изолируют», хотя в 2015 году российское Министерство юстиции все же объявило информационные бюро Северного совета в Петербурге и нескольких других городах «иностранными агентами».

История «Инициативы трех морей» совсем недавняя: ее первый саммит состоялся в 2016 году в хорватском Дубровнике. Тем не менее,  предыстория у нее довольно глубокая. Проект «Междуморья» – конфедеративного объединения восточноевропейских стран между Балтийским и Черным морями – выдвинул еще после Первой мировой войны президент Польши Юзеф Пилсудский. И как знать, если бы это объединение состоялось, может быть, Второй мировой войны и не было бы? Но страны «Междуморья» оказались разделены между двумя империями – СССР и Третьим рейхом.

Однако если этот проект вековой давности предусматривал доминирующую роль Польши, то сегодняшняя «Инициатива трех морей» принципиально децентрализована. Она строится на прямых договорных связях стран-участниц, и, возможно, именно поэтому в России встречает такую настороженность.

Дело в том, что договорные отношения равноправных политических субъектов нынешнему Кремлю принципиально непонятны. Это весьма странно и даже парадоксально, поскольку сама Россия по своей Конституции является федерацией, и, казалось бы, договорная модель должна быть ей очевидной. Однако что такое «федеративный договор», в России давно забыли. Деятель кремлевской администрации Сергей Кириенко даже откровенно заявляет: «Российское государство построено не по договорному типу». Конечно, путинская «вертикаль власти» несовместима ни с каким договорным федерализмом.

Это же непонимание (или точнее, искаженное понимание) распространяется и на международные договоры. В Кремле по имперской привычке уверены, что всякая «договорность» лишь скрывает диктат сильного над слабым. Москва, например, продолжает считать себя центром постсоветского пространства и потому позволяет себе вести переговоры с соседями с позиции силы.

Недавняя встреча в Нормандском формате это наглядно продемонстрировала: Путин в очередной раз потребовал от своего коллеги Зеленского «федерализации Украины». Хотя, казалось бы, какое ему дело до государственного устройства другой страны? Кроме того, такое требование звучит особо цинично, учитывая, что в самой России федерализм фактически уничтожен.

Вот и «Инициативу трех морей» Москва подозревает в том, будто бы это объединение – не равноправный договор его участников, а выражает «американские интересы». В подтверждение этого приводится тот факт, что гостем саммита «Инициативы» в 2017 году был президент США Дональд Трамп. Хотя лично к Трампу российская пропаганда вроде бы относится уважительно, но если он посетил эту встречу, значит, там явно кроется какой-то заговор против России. Впрочем, в глубинах кремлевской конспирологии разобраться трудно…

Москва заявляет, что ее изолируют, хотя в реальности сама уже долгие годы проводит изоляционистскую политику, фактически напоминающую брежневскую. Когда с Западом вроде бы торговали, но категорически отказывались признавать его правовые ценности. Но даже и тогда никому не приходило в голову сжигать или давить бульдозерами европейские продукты, как происходит в России сегодня.

Хотя понять смысл этой российской самоизоляции, наверное, можно. Вдруг рухнут «духовные скрепы» и ужасная «гейропа» затопит Россию своими тремя морями? Вы это имели в виду, господин посол?

НАВЕРХ