Гамлет и Мюнхгаузен на фоне правящей коалиции

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Главным событием уходящего года в политической жизни нашей страны, по мнению большинства экспертов, стало формирование коалиции с нетрадиционной для Эстонии ориентацией. А главной характерной чертой года вообще, в этой связи, по-видимому, следует считать благополучное (по крайней мере, для входящих в неё партий) сохранение получившегося мезальянса – сверх всяческих сроков, отведенных ему теми же экспертами.

Если характеризовать ситуацию словами бургомистра из фильма «Тот самый Мюнхгаузен», это даже не факт. Это гораздо больше, чем факт. Так оно и было на самом деле.

Брак по любви или по расчету?

Едва ли не главный вывод, напрашивающийся при этом, можно сформулировать так: для успешного существования коалиции и благоденствия каждой входящей в неё политической силы, в первую очередь – их лидеров, наличие хотя бы приблизительной общности идеологических установок и целей не только необязательно, но даже нежелательно. И чем больше внутренних противоречий и разногласий – тем лучше и прочнее будет их союз. Как с горечью констатировал принц датский, прежде это считалось парадоксом, а теперь доказано…

У советского партийного руководства лучше всего складывались отношения с теми странами Запада, где у власти находились консерваторы, реже – либералы. Но как только там власть переходила к левым – социалистам или даже, в некоторых провинциях Италии и Франции 1950-х – 1960-х годов, коммунистам, так эти отношения неизменно портились. Я уже не говорю про наглядно иллюстрировавшую справедливость поговорки «от любви до ненависти один шаг» натянутость связей между СССР и декларативно ультра-социалистической Югославией или с непримиримо коммунистическим Китаем, с которым у СССР вообще чуть не дошло до настоящей войны за мировую гегемонию.

Тогда как с правыми лидерами Западной Европы у советских партократов складывались отношения, базирующиеся на прагматичном расчете, которые хоть и были лишены какого бы то ни было налета романтизма, но именно поэтому взаимовыгодны. Тем более что правые не претендовали на роль вождей мирового пролетариата и, что еще важнее, были предсказуемы в своих действиях.

Ролевые игры без правил

Наверное, именно поэтому у центристов не срослось с реформистами, несмотря на некоторую общность программных установок обеих ведущих эстонских партий, что даже позволило им в качестве коллективных членов на равных войти в европартию Альянс либералов и демократов за Европу. Слишком ревниво каждый из двух примерно равных по весу соперников относится к своей роли на политической сцене.

Не сочтите за попытку сравнить Юри Ратаса с Хрущевым или Брежневым, а Марта и Мартина Хельме – с Помпиду или Макмилланом. Времена, а главное – масштабы другие. Но ведь и на приземлённом бытовом уровне принято считать, что браки по расчету прочнее и долговечнее, чем по безумной горячей любви. Кто в рассматриваемой ситуации муж, а кто жена, это уж на вкус рассматривающего. Тем более что в нашей крепкой, хоть и не очень дружной, «семье» три главы: Ратас, Хельме и Сеэдер; и ни один из них не согласен на роль младшего члена…

Таким образом, роли в этом трио распределились, можно сказать, стихийно, а значит наиболее естественным образом. Центристы и EKRE стали, соответственно, добрым и злым полицейскими. Чаще, впрочем, вместо «полицейский» уместнее употребление слова «клоун».

Тогда как "Отечество", тоже натуральным порядком, взяла на себя (или ей поручили – кому как приятнее) роль беспристрастного комментатора. Иногда – разновеса, помогающего создать и сохранять хотя бы видимость баланса внутри коалиции.

А стучать надо громче

Однако, похоже, такое благорастворение воздухов по душе далеко не всем должностным лицам входящих в триумвират политических сил, и иногда даже у наиболее выдержанных из них сдают нервы.

Так, накануне праздника, в диссонанс традиционному Рождественскому миру, столичный мэр в одном из публичных выступлений заявил, что не представляет себе коалиции с EKRE на уровне возглавляемого им городского правительства.

…В стародавние времена существовал обычай, названный Церемонией открытия ворот, или «Церемонией стучания». В День Таллинна, 15 мая, премьер-министр Эстонии (в средние века комтур Тоомпеа, высшее должностное лицо регионального отделения рыцарского ордена, правившего тогда в здешних местах), чья резиденция находилась на Вышгороде и находится там по сей день, стучался в закрытые ворота башни на улице Люхике-Ялг и просил впустить его в Нижний город. И тогда мэр (бургомистр) города стуком отвечал с другой стороны ворот, отпирал их, и вместе с премьером они шли на Ратушную площадь, где приветствовали народ. Этот обычай демонстрировал статус Таллинна как независимого от «верхов» вольного ганзейского города.

В период недолгого детанта между центристами и реформистами, когда мэром Таллинна был центрист Эдгар Сависаар, а премьером реформист Андрус Ансип, этот обычай на короткое время удалось возродить. Но затем разрядка кончилась, и разгневанный излишними амбициями соперника Ансип наотрез отказался проситься сверху вниз.

Похоже, что нынешний глава столичной управы решил возродить старую традицию, не дожидаясь весны. Хотя вряд ли, конечно, его эскапада имеет отношение именно к премьер-министру. Однопартийцы, как-никак… Ну, разве что в виде сдержанного намека: мол, не увлекайся сильно-то заигрыванием с EKRE; эти ребята ровно из той пословицы: еще пара таких друзей – и врагов не надо.

Однако, скорее всего, и это лишь очередная декларация, не имеющая никакого внутреннего содержания. Как у того же Гамлета: «Слова, слова, слова…».

Кто опаснее дурака

Раз уж пошла речь о фольклоре и прочих афоризмах, то вспомним и вот этот: один глупец может задать такой вопрос, на который не смогут ответить и сто мудрецов.  В нашей ситуации и вопросов не надо, достаточно просто ляпнуть, что у трезвого на уме…

Ну, к примеру, как вам недавний экспромт нашего министра внутренних (!) дел про продавщицу, которая выбилась в премьер-министры соседней дружественной, и даже в чем-то родственной, страны?

Цена этого, бестактного до уровня клиники, высказывания члена правительства в радио-эфире, которое может быть ошибочно истолковано как право отдельного министра иметь свое независимое мнение, для Эстонии может оказаться, мягко говоря, непропорционально высокой.

Как известно, Страна Суоми еще в конце ноября, неожиданно для южных соседей, объявила о намерении приостановить свое участие в реализации проекта «Европейского БАМа» – Rail Baltica. Многие СМИ в конце ноября процитировали слова координатора проекта при Министерстве экономики и коммуникаций Эстонии Кристьяна Кауниссааре: «Поскольку речь идет о включенных в коалиционное соглашение крупных инвестициях, финское правительство решило, что в настоящее время Финляндия не будет присоединяться к совместному предприятию RB, а сосредоточится на внутренних проблемах». (Не это ли обстоятельство, к слову, послужило дополнительным поводом для раздражения главы эстонского МВД?)

Вряд ли на этом фоне выпады со стороны эстонских коллег в адрес новой главы финского правительства помогут стимулировать северных соседей к возобновлению активного участия в финансировании заведомо убыточного «проекта века». А речь идет о миллиардных инвестициях…

Гниль – не только в Датском королевстве

И все-таки самый печальный итог продолжающегося правления ненормального, по политическим и человеческим канонам, триумвирата, на мой взгляд, состоит не в испорченных (и продолжающих портиться) отношениях с соседями; и не в тех противоречиях, которые раздирают изнутри коалицию, внешне пытающуюся сохранять неискреннюю улыбку на бледных устах.

Беда в том, что банальные фразы о политике как грязном деле, и что в политике кратчайшее расстояние между двумя точками – это обязательно кривая линия (и чем кривее, тем лучше), сегодня в Эстонии не просто обретают устрашающе буквальный смысл, а и вовсе возводятся в ранг абсолюта.

Врут все, во всём и всем. Врут про повышение пенсий и про бесспорную выгоду от пенсионной реформы. Врут про аптечную реформу, причем сегодняшняя ложь опровергает предыдущую, а затем опять опровергается – уже новой ложью. Врут про сохранение русскоязычного образования, которое под шумок, втихаря, но все равно гнобят, как добрый хозяин, который жалеет собаку и рубит ей хвост не сразу, а по частям.

Врут министры и депутаты, чиновники и партийные лидеры. Об одном врут, потупив взор, а о другом – нагло, в глаза, утверждая, что очевидно черное – это как раз самое что ни на есть белое, и тот, кто считает иначе, – просто плохо видит. Или же намеренно мутит воду с явно враждебными намерениями.

Вот это и есть главный итог уходящего года: в обстановке тотальной лжи мы перестаём отличать ее от правды. Уже почти перестали…

НАВЕРХ