Тревожное Рождество: на «Беллинсгаузене» задавали тон пипаркооки и огнетушители

ФОТО: CJ Kask

В первый день Рождества у направляющегося в Антарктиду «Адмирала Беллинсгаузена» случилась серьезная поломка мотора, в ход пошли огнетушители, а судно было вынуждено сделать незапланированную остановку.

Переход из Стэнли в Ушуайю оказался весьма эмоциональным. Мы вышли с Фолклендов утром 23 декабря и сразу же стали готовиться к рождественскому празднику – репетировали песни, пекли пипаркооки, достали из морозилки кровяную колбасу, украсили фанерную елочку, которая сохранилась еще с времен кругосветного путешествия на яхте «Lennuk» в 1999-2001 годах.

Рождество на яхте.

ФОТО: Tiit Pruuli

Рождественский стол был накрыт очень по-эстонски – свинина, квашеная капуста Põltsamaa, тыквенный салат и брусничное варенье, конфеты Kalev, крепкий Kännu kukk. Естественно, с Северного полюса в Южный океан приехал и Дед Мороз.

Глава экспедиции прочитал из Библии о странствиях: «Многое я видел в моем странствовании, и я знаю больше, нежели сколько говорю».

Мы сочли, что это созвучно основной цели нашей экспедиции – стать умнее и поделиться знаниями.

То же писание продолжается так: «Много раз был я в опасности смерти и спасался при помощи опыта».

Тут мы стали рассуждать, благодаря чему мы спаслись бы, если бы нам угрожала смертельная опасность. Мы решили, что, во-первых, залог нашего успеха – профессиональная и самоотверженная команда, а во-вторых, тот тыл, который ждет нас дома. Мы распечатали официальный список команды и каждый добавил туда эти имена – супругов, спутников жизни, любимых, родителей, друзей – тех, кто мысленно с нами в этом путешествии. Получился длинный список людей, вместе с которыми мы сумеем избежать смертельной опасности.

ФОТО: CJ Kask

Рождественским утром мы пришли к острову Стаатен и стали входить в пролив Ле-Мэр, печально знаменитый своими неудобными и опасными условиями плавания. Здесь во время приливов-отливов при сильном ветре волны могут достигать высоты десяти метров, у маленького судна нет никаких шансов пройти через них.

Мы уже 16 часов наслаждались отсутствием шума мотора. В 11 часов мы стали его заводить, чтобы компенсировать начинающееся течение, но вместо того, чтобы завестись, из двигателя повалил дым. Стартер заискрил, генератор не завелся. Чертовски дурное ощущение стоять посреди открытого моря перед машинным отделением с огнетушителем наготове и чувствовать, как по судну разносится запах гари.

Выяснилось, что в цилиндр мотора попала морская вода. На судне царила удручающая тишина, когда механик Прийт Кууск вышел с этим известием из машинного отделения. Началась трудная работа. В это время капитан разработал план на случай, если мотор так и не удастся завести. Во-первых, надо было учесть, что даже если мы выберемся из пролива Ле-Мэр, впереди нас ждут очень сложные, срывающиеся с гор сильные катабатические ветра.

ФОТО: CJ Kask

Так и случилось через несколько часов – ветер был то 7 м/с, то вдруг ускорялся до 27 м/с. В принципе, можно было перед тем, как войти в узкую часть канала Бигля, найти место для стоянки в двух заливах. Первый – залив Агирре, где 20 лет назад останавливался «Lennuk». Но туда дольше идти и, если бы ветер в заливе стал стихать, трудно было бы достичь глубины, где можно бросить якорь. Был выбран следующий залив – Слоггетт – на то, чтобы туда дойти, починив мотор, у нас было около 6 часов.

Мы вышли из пролива Ле-Мэр, когда встречное течение еще было не очень сильным, и быстро в переменчивых погодных условиях двинулись вдоль южного побережья Южной Америки. На починку мотора и замену стартера у нас ушло четыре нервных часа. Первая попытка запустить мотор не увенчалась успехом, но нас это не отпугнуло и, наконец, мы могли пропеть: «А вместо сердца пламенный мотор…»

ФОТО: CJ Kask

Бросить якорь с лодки весом в сто тонн, которая идет только под парусами, было не самой легкой задачей. Но капитан напомнил, что во времена Беллинсгаузена вообще не было никаких моторов Volvo-Pena и все же они как-то справлялись. Мы проиграли сценарий – кто занимается якорем, кто парусами, кто резиновой лодкой – на всякий случай, но, к счастью, на этот раз мы справились.

За ужином капитан Индрек Киви поблагодарил команду за эффективные действия в сложной ситуации, особой благодарности удостоились механик Прийт Кууск и его помощник, добровольный морской спасатель Меэлис Тинт.

Тийт Пруули, руководитель экспедиции
НАВЕРХ
Back