Яна Тоом: бумеранг Трампа

Яна Тоом.

ФОТО: Remo Tõnismäe/Postimees

Как пишет Business Insider, многочисленные твиты гражданина Трампа бумерангом возвращаются к Трампу-президенту: в 2011-2012 годам он много раз обвинял Барака Обаму в том, что тот во имя победы на выборах готов развязать войну в Иране. Не зря говорится: каждый судит в меру своей испорченности.

Трамп войну практически развязал.

Справедливости ради замечу, что дело тут не только в выборах – ситуация с правами человека, соблюдением норм международного права и прочими ценностями в глазах защитников этих ценностей зачастую хуже всего там, где много нефти. А в Иране нефти – хоть залейся. Так что, по большому счету, шансов у Ирана было немного, и эти немногие шансы давал Ирану не кто-нибудь, а Европейский Союз.

«Иранская ядерная сделка», официально именуемая Совместным всеобъемлющим планом действий (согласно которому летом 2015 года с Ирана были сняты санкции в обмен на отказ от продолжения ядерной программы), вошла в историю как главная внешнеполитическая победа ЕС. Однако неважно, каким ты в историю войдешь, главное – каким ты в ней останешься. Иранская сделка останется в истории как несомненное внешнеполитическое поражение Европы: в 2018-м Трамп объявил о выходе США из соглашения и тем самым положил начало возможной ядерной гонке в и без того взрывоопасном регионе.

И никто ни в чем не смог его убедить.

Мало того: США пообещали санкции в отношении компаний, в том числе европейских, которые уже заключили (после соглашения) крупные сделки с Ираном. Это, конечно, надо уметь: заключить соглашение, выйти из него в одностороннем порядке – и обещать штрафовать всех, кто остался ему верен.

Прошло полтора года, и по приказу Трампа на территории Ирака был убит иранский генерал. Американцы не согласовали убийство Сулеймани вообще ни с кем: ни с европейскими союзниками по НАТО (таков уж наш союз), ни с Ираком, на территории которого произошло убийство. Действия США не санкционировали ни ООН, ни кто-либо еще. Решение де-факто приняли трое: сам Трамп, его госсекретарь Майк Помпео и министр обороны США Марк Эспер. При этом, как пишет Washington Post, Помпео просто помешан на Иране: он всю жизнь читает сообщения об этой стране прежде прочих. Когда Трамп поручил Помпео руководство ЦРУ, тот сразу создал Центр иранских миссий, чтобы сосредоточиться именно и только на Иране. А еще Помпео и Эспер учились в одном классе в Военной академии США и «знают друг друга всю взрослую жизнь».

В цивилизованном мире такой способ принятия решения называется backdoor deal и не имеет оправданий.

Но это еще не всё: Трамп пообещал нанести по Ирану 52 авиаудара, если Иран в ответ на убийство Сулеймани предпримет что-то против американских граждан. В числе предполагаемых целей – объекты культурного наследия. Согласно международному праву (Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года) это – преступление. Тут даже верный Помпео бросился говорить, что Трамп ничего такого не имел в виду. После чего Трамп подтвердил: имел и имеет!

И никто ни в чем не смог его убедить.

А зачем вообще нужно было убивать Сулеймани? Если Помпео прав и спецназ аль-Кудс, которым руководил покойный генерал, готовил какие-то операции против американских граждан, ничто не помешает Ирану осуществить эти операции теперь. Наоборот: смерть Сулеймани сплотила иранцев, как мало что могло их сплотить. Место Сулеймани занял его бывший заместитель Исмаил Гаани, они работали вместе 20 лет и вряд ли существенно в чем-либо расходились. После убийства Сулеймани Гаани сказал: «Мы говорим всем и каждому: потерпите – и вы увидите американские трупы по всему Ближнему Востоку».

Трамп – не идиот, он отлично понимает, что наделал. Вероятный итог убийства Сулеймани – дестабилизация региона на десятки лет. При этом (следите за руками):

– США почти ничем не рискуют: они далеко, беженцы им не грозят, и экономика их не пострадает;

– наоборот, оживится торговля оружием – и американский военно-промышленный комплекс получит рекордные прибыли;

– уже взлетела и может взлететь еще выше цена на нефть, что выгодно США и другим производителям нефти (кроме Ирана – его производство нефти практически задушили американские санкции, особенно после выхода США из иранской сделки);

– побочный эффект – маленький, но ощутимый удар по Китаю, который в последние годы очень активно торгует с Ираном. А еще Иран – один из ключевых элементов в китайской стратегии Нового шелкового пути;

– если Иран взбеленится и ответит ударом на удар, как обещают его официальные лица, конечно, пострадает сколько-то граждан США. Тогда Трамп сыграет на американском патриотизме и растущей исламофобии;

– по США Иран не ударит, но может ударить по Израилю, а еще в регионе активизируются и без того активные исламисты, остатки ИГИЛ (с которыми Сулеймани боролся тоже). Если в итоге начнется война, появятся огромные толпы новых беженцев, но потекут они не в США, а в Европу. ЕС опять потратится, перессорится, еще больше радикализуется;

– ЕС в очередной раз продемонстрирует свое политическое бессилие перед мощью и гением Америки вообще и Трампа в частности;

– Америка очень кстати отвлечется от процесса импичмента;

– заодно стартует яркая и незабываемая избирательная кампания Дональда Трампа.

У меня, собственно, только два вопроса. Первый: те, кто сегодня в Эстонии одобряет «самозащиту США», могут посмотреть чуть дальше собственного носа – и чуть погодя принять тысячи новых беженцев? И второй: когда вы опять и опять повторяете мантру о важности союзнических отношений, не приходит ли вам в голову посмотреться в зеркало?

Кого вы там увидите? Союзника? Но с союзниками так себя не ведут – так ведут себя только с вассалами.

НАВЕРХ