Нейвельт: идею накопительной пенсии мы тупо скопировали на Западе

  • Пенсионная система обанкротилась
  • Она работает только на эмиграцию
  • Пенсионеры потеряли много денег

Индрек Нейвельт.

ФОТО: Liis Treimann

«Наша пенсионная система западного образца обанкротилась. Очевидно, что предпринятые шаги не помогают», – такой неутешительный вывод сделал известный предприниматель Индрек Нейвельт в передаче «Своя правда» на канале ETV+.

«Пенсионные фонды не помогут увеличить пенсию», – убежден Нейвельт. В качестве аргументов были приведены такие:

В Эстонии низкая рождаемость, при этом порядка 100 тысяч человек работают за рубежом. Да у нас просто некому платить налоги!

Полагаться в такой ситуации следует только на свою семью, и уже в последнюю очередь – на партию или государство, считает бизнесмен.

При столь низкой рождаемости подобная пенсионная система не может работать. Она работает только на эмиграцию.

Нейвельт заверил, что 20 лет назад никто не лоббировал пенсионную реформу. И пояснил: «Просто тогда решили, что нужно перенять систему западного образца, не продумав тщательно цели и не просчитав последствия.

Мы просто тупо скопировали реформу. И в результате теперь имеем то, что у нас почти 4 миллиарда евро находятся в зарубежных фондах. 60% этих средств вложены в облигации с практически нулевой доходностью.

«При этом управление этими фондами обошлось нам только в прошлом и позапрошлом годах примерно в 40 миллионов евро. При разумном и централизованном подходе на это ушло бы не больше 10 миллионов», – добавил банкир.

Нейвельт подсчитал, что если бы пенсионных фондов сейчас не было вообще и Эстония не стала бы запускать 20 лет назад эту реформу, то сегодня бы размер пенсий был бы выше минимальной суммы примерно на 10%.

Вице-канцлер Министерства финансов Дмитрий Егоров возразил: «Не могу согласиться, что мы тупо скопировали эту систему. Если бы этой реформы не было, то на сегодня бы мы не имели даже тех 4 с половиной миллиардов, которые накоплены на данный момент. Естественно, когда мы начинали реформу в 2002 году, никто не думал о кризисе 2008 года, который растянулся на долгое время. Подчеркну, что пенсионная система была рассчитана не на 10 или 20 лет, а на 40-50».

Нейвельт не согласился:

Почему-то все только и твердят о том, какие пенсии могли бы быть через 40-50 лет, но при этом никто не говорит, сколько денег потеряли пенсионеры за прошедшие годы.

Егоров подчеркнул, что самая большая ошибка в такой ситуации – не думать о том, какой мы хотим видеть эту систему через 20-40 лет: «Да, у правительства и парламента есть конституционное право изменить или отменить эту реформу, как это сейчас происходит, но изменять ее в такой спешке неоправданно. Сколько месяцев было дано на согласование реформы? Вопреки всем правилам даже минимальный срок в 30 дней не был выдержан. У нас не было возможности проработать обратную связь с банками и другими структурами. На всё это нам была дана всего одна неделя. Мы не имеем права не думать о будущем!».

«Нужно задуматься об изменении общей философии, – подытожил Нейвельт. – Сейчас у нас первая ступень – это государственная пенсия, вторая – сбережения и т.д. А должно быть наоборот».

Самое главное – личные сбережения, помощь детей и родственников. На этот фундамент должна наслаиваться государственная пенсия. Это позволит обеспечить каждому достойную старость.

«Достойная пенсия – это когда пенсионеру хватало бы хотя бы на то, чтобы оплатить себе место в доме престарелых», – добавил Егоров. По мнению вице-канцлера Минфина, пенсии следует повысить. По его словам, деньги в бюджете найдутся: «Они там всегда есть. Вопрос только в том, какие у государства приоритеты".

НАВЕРХ