«Беллинсгаузен» борется с айсбергом за парковочное место возле украинской базы

База "Академик Вернадский.

ФОТО: Wikimedia Commons

Кто не стоял на вахте, проснулся утром 9 января от того, что куски льда терлись о борта судна, издавая специфический скрип.

Мы находились в проливе Лемэра, где несли ледовую вахту, т.е. стояли по очереди на палубе и при необходимости должны были длинными шестами отгонять ледяные глыбы. Солнце сияло, окружающие горы и ледовые скульптуры принимали все более причудливые формы. Непосредственно перед базой «Вернадский» мы попали в «китовый суп» - вокруг судна хозяйничала толпа горбатых китов, которые лакомились крилем. Теперь мы знаем не только как писают пингвины, но и как пахнут китовые какашки, и распознаем круги из пузырьков, которые вызывает находящийся под водой кит во время еды.

На базе «Вернадский» якорь никак не хотел встать правильно. Наконец, мы закрепились с помощью длинных концов с носа и кормы за естественные кнехты, т.е. за прибрежные скалы. Время от времени нам приходилось высвобождать большие ледяные глыбы, застрявшие за образованными нами линиями, подплывая к ним на резиновой лодке. Рядом с нами раскололся и стал быстро вращаться айсберг побольше. Через некоторое время он двинулся прямо на яхту, все концы пришлось отдать и спустя полтора часа наш видеограф Кристиан от всего сердца вздохнул: «Никогда в жизни мне не приходилось так бороться с айсбергом за парковочное место».

Команда базы «Академик Вернадский» тепло приняла нас, помимо их руководителя Богдана, нас встретило множество пингвинов, а ленивый тюлень благодушно позировал перед камерами.

История базы «Вернадский» по-своему интересна. В 1947 году британцы построили в Антарктиде станцию British Argentine Islands, которая в 1954 году была переведена с острова Уинтера на Галиндез и через некоторое время переименована в честь Майкла Фарадэя в исследовательскую станцию Фарадэй.

В 1996 году британцы продали эту станцию за символический фунт стерлингов Украине. В каком-то смысле это стало моральной компенсацией Украине за то, что Россия объявила своими все бывшие советские исследовательские станции в Антарктиде.

Владимир Вернадский был первым президентом украинской Академии Наук в 1918-1919 годах. Его имя носят на Украине университет, музей, библиотека, железнодорожная станция, а также одна из горных цепей Антарктиды.

ФОТО: Maris Pruuli

На научно-исследовательской станции «Академик Вернадский» в этом году живут двенадцать человек, в том числе две женщины – врач и биолог. Мама биолога Оксаны родилась в Раквере и там она в детстве проводила свое лето, у нас сразу установились теплые отношения. Оксана рассказала, что женщины на базе появились впервые за двадцать лет. Когда в последний раз женщины зимовали на базе, это вызвало большие проблемы, и вместо того, чтобы их решать, женщин там просто запретили. Но год назад Оксане сказали, что, если она хочет поехать, надо заполнить анкету, и она получила возможность присоединиться к команде. Зимовка в Антарктиде была мечтой всей ее жизни.

Первый вопрос Оксаны был о том, как мы перебрались через пролив Дрейка. Она зимовала в местном суровом климате, и для нее по-прежнему самым острым впечатлением был именно штормовой переход через пролив. Капитан Индрек потом прокомментировал это так: «Морское путешествие – это очень просто: надо только оказаться в нужное время в нужном месте!» Под его командой наш экипаж пересек пролив Дрейка очень гладко.

Нам провели экскурсию по базе «Вернадский» и мы побывали на резиновой лодке в том месте, где она находилась раньше, - на соседнем острове, где теперь находится дом-музей Уорди. Свое название здание получило по имени сэра Джеймса Уорди, который был метеорологом в знаменитой экспедиции сэра Эрнеста Шэклтона.

В доме Уорди среди старинных полярных реликвий нашлась и гитара, на которой наш ледовый капитан Яанус Ханнес сыграл несколько песен. Вечером мы по приглашению команды полярной станции собрались в самом южном баре мира. Вечеринка была очень сердечной. Мы вместе спели украинскую народную песню «Ти ж мене підманула», слова которой наша команда выучила заранее, обменялись контактами и сувенирами, отправили открытки друзьями в Эстонии и на Украине. Вечером на яхте состоялась эмоциональная дискуссия об изменениях климата в свете того, что мы услышали на станции.

Ночью яхту опять атаковали лед, густой туман и нулевая видимость. Мы отошли от места парковки, чтобы найти место побезопаснее, и в конце концов легли в дрейф. Если нам удастся вернуться к базе, ее команда обещала нам зайти в гости на борт. В любом случае мы надеемся в будущем встретиться в Эстонии, на Украине или в других морях мира.

Марис Пруули, боцман
НАВЕРХ