Социальный работник в тупике: бюджет ограничивает возможности оказания помощи

Решение Государственного суда уточнило то, что сформулировано в Законе о социальной опеке. В числе прочего в нем сказано, что оказание социальной помощи нельзя ставить в зависимость от наличия законных иждивенцев или их платежеспособности.

ФОТО: FOTO: Madis Veltman

Живущий в одиночестве пожилой человек или инвалид, который в зимнее время не справляется с отоплением своего жилья, должен получать помощь социального работника местного самоуправления. Новое решение Государственного суда гласит, что самоуправление не может отказаться от предоставления помощи, сославшись на то, что у человека есть родственники или у самоуправления нет средств. Вынесенное в отношении города Нарва решение Госсуда совершенно ясно говорит, что если жилое помещение нужно отапливать каждый день, то обеспечивать помощью необходимо и в выходные. При необходимости - и в вечерние часы, пишет Postimees.

Решение суда, конечно, вынесено в отношении одного города, но подчиняться ему должны все 79 самоуправлений. Достаточного количества средств и людей для исполнения вступившего в силу четыре года назад Закона о социальной опеке нет сейчас ни у одного из них.

Руководитель службы социальной опеки Тарту Маарика Куррикофф говорит, что для исполнения закона нужно больше денег, поставщиков услуг и рабочей силы. «В отдельных случаях помогают и в выходные дни, и вне рабочее время, но это не является практикой».

Руководитель социального отдела волости Пыхья-Сакала Эвели Лиллеоя согласна с коллегой из Тарту: «Я не верю, что в Эстонии есть хотя бы одно самоуправление, которое не хотело бы помогать своим жителям. Мы хотим, но вынуждены делать это в пределах своих возможностей».

Закон обязывает самоуправления оказывать как минимум 13 социальных услуг. В последнее время особый упор делается на услуги на дому, чтобы обеспечить людям возможность как можно дольше и достойнее жить дома. И хотя закон и совесть обязывают социальных работников помогать, толщина кошелька самоуправлений устанавливает свои ограничения.

Лобби социального работника для получения финансирования

Член правления Эстонской ассоциации социальной работы (ESTA) Сирлис Сымер-Кулль подчеркивает, что в таком случае социальный работник оказывается в тупике: «Городское или волостное собрание говорит, что денег нет, и социальный работник согласно профессиональной этике должен доказывать человеку, что ему не нужно отапливать свой дом в субботу и воскресенье. Социальному работнику очень трудно». Хотя и сказано, что это дело самоуправления - помочь организовать помощь с отоплением.

Услугу может оказывать находящееся в подчинении самоуправления учреждение, можно купить спецуслугу или просто свести живущего в одиночестве нуждающегося в помощи человека с соседями, то есть использовать ресурсы общества.

С точки зрения ESTA часть направляемых в самоуправления средств должна иметь отметку  «социальные». По словам Сымер-Кулль, для исполнения Закона о социальной опеке должен иметься конкретный денежный запас, чтобы на уровне самоуправлений больше не возникало обсуждения вопроса, в каком объеме закон можно исполнить. Целевые деньги дали бы социальным работникам чувство уверенности в том, что деньги на оказание социальных услуг в бюджете есть.

«Решение Государственного суда подтверждает то, что уже написано в Законе о социальных услугах. Социальный работник хочет помочь человеку, исполнить закон, он знает об имеющихся требованиях, что направляет свою энергию для выбора средств при наличии общего бюджета самоуправления, но денег нет», - говорит Сымер-Кулль, по словам которой, в дальнейшем решение суда поможет социальным работникам во время переговоров по бюджету.

Лиллеоя пришлось выторговывать деньги в трех самоуправлениях. Она говорит, что приходится выполнять большую лоббистскую работу. Ее опыт подсказывает, что до того, как попросить о дополнительном финансировании, нужно очень точно объяснить, что и почему требуется и как это поможет людям.

«В какой-то момент у социального работника могут спросить, достаточно ли он все взвесил, чтобы не использовать общественные деньги неправильно», - рассказала Лиллеоя о сложных моментах социальной работы.

Из нынешнего бюджета она смогла получить средства на повышение зарплаты работникам по уходу общественной опеки. Волость уже может предлагать услуги на дому по всему самоуправлению, получены и две новые машины. Лиллеоя отметила, что это было непросто, но и не невозможно: «Я понимаю, что государство требует. Понимаю, что люди нуждаются, но не все сразу».

На Нарву в суд пожаловался канцлер юстиции. Руководитель сферы прав инвалидов Канцелярии канцлера юстиции Юта Сааревет объяснила, что решение суда не ответило на вопрос, получают ли самоуправления от государства достаточное количество денег, чтобы оказывать социальные услуги. Таких обсуждений и споров между государством и самоуправлениями станет только больше.

Самое большое повседневное изменение в социальной работе, по ее словам, заключается в том, что чиновник занимается потребностями нуждающегося в помощи, и ему больше не нужно говорить, что помощь не получить, потому что нет денег.

«Чиновники социальной сферы в дальнейшем смогут говорить о финансовых возможностях самоуправления со своим начальством внутри самоуправления. То есть, разговор о деньгах теперь будет вестись не с нуждающимся в помощи человеком, а с коллегами», - сказала Сааревет.

Второе изменение заключается в том, что чиновнику больше не нужно говорить нуждающемуся в помощи человеку, что он в ней, конечно, нуждается, но пусть этим занимаются его родственники. От родственников можно требовать только финансовую помощь, если их финансовое положение это позволяет.

Нехватка денег не должна быть препятствием для получении помощи

Платежеспособность родственников оценивает социальный работник. Куррикофф объяснила, что в Тарту, например, в семье из трех человек должны оставаться на руках 675 евро. И это когда из семейного бюджета вычтены расходы: жилищный кредит или связанные с ним расходы, деньги на кружки для детей.

Лиллеоя добавила, что и родственников просят оценить, сколько они могли бы выделить на оплату места в доме призрения: «У нас есть случай, когда родственник может платить только 20 евро, но он все равно является договорным партнером. Эти деньги гарантируют, что он думает о своих родителях. Надеемся и на то, что он будет навещать родителей. Идеей социальной работы во многом является и сохранение отношений».

Город Тарту финансирует проживание около 300 людей в доме призрения. Волость Пыхья-Сакала – 50 человек. Всего в волости 120 мест в домах призрения. Кроме платежеспособности родственников при оплате социальных услуг оценивается и собственное имущество человека. Куррикофф объяснила, что если у человека есть квартира, социальный работник оговаривает с родственниками возможность ее сдачи в аренду, или продажи: «Мы не говорим, что люди должны это сделать, но советуем».

Лиллеоя отметила, что необходимые средства нужно тратить на тех, кто в этом больше всего нуждается: «Не очень правильно тратить общественные деньги на тех, у кого есть много недвижимости, которая не используется». Она добавила, что никто еще не был не отправлен в дом призрения из-за того, что у него нет денег. Самоуправление, сам человек и его родственники всегда находят решение.

Таким образом, самое важное, - и это подтверждает решение Государственного суда – чтобы никто не остался без помощи. «В СМИ был случай, когда ребенок нуждался в опорном лице, чтобы как все дети 1 сентября пойти в школу. Но самоуправление смогло предоставить такого помощника только с января», - привела Сымер-Кулль плохой пример.

Член правления ESTA Кайрит Линдмяэ добавила, что такие ограничения: продай дом, тогда получишь место в доме призрения, нельзя устанавливать. Также нельзя, например, ставить возможность по получению социального транспорта в зависимость от наличия инвалидности. Поскольку процесс получения инвалидности требует времени, человек может получить право на транспорт только через три-четыре месяца.

Что касается вклада самоуправлений в социальную защиту, то, по подсчетам Министерства финансов, год от года вкладывают все меньше. В прошлом году это было около семи процентов от бюджета, десять лет назад вкладывали на три процента больше.

Это и частая претензия государства к самоуправлениям: доходная база увеличивается год от года, а расходы на социальную сферу нет.

Заместитель директора Союза городов и волостей Эстонии Ян Трей говорит, что модель анализа министерства не учитывает все виды расходов, в которые вкладываются самоуправления. Например, самоуправления строят более 60 центров здоровья с использованием средств Европейского союза. Самофинансирование проектов, которое тоже является расходами на социальную защиту, по словам Трея, не отражены в государственной модели анализа. «В этом году мы внесли в рабочий план уточнения анализа расходов самоуправлений на социальную защиту, в результате чего должна появиться более четкая картина социальной защиты», - добавил Трей, по словам которого, есть и такие самоуправления, чьи расходы на социальную защиту увеличились.

Государственный суд аннулировал несколько положений регулирующего оказание социальных услуг в Нарве постановления. В направленном самоуправлениям письме канцлер юстиции попросил при необходимости исправить свои правовые акты, поскольку кроме Нарвы недочеты есть и в других местах. После появления такого решения можно ожидать, что какое-то самоуправление будет судиться с государством, чтобы получить дополнительное финансирование для исполнения Закона о социальной опеке.

В решении Государственного суда сказано, что…

  • …хотя у местного самоуправления есть право уточнять указанные в Законе о социальной опеке общие правила, самоуправление не может противоречить закону. Так, волость или город не могут выдвигать для получения услуги условия, которые исключают получение помощи теми людьми, которым закон обязывает помогать, или предлагать помощь в меньшем объеме, чем предусмотрено законом.
  • …оказывать помощь нуждающемуся в нем человеку нужно согласно его реальным потребностям. Суд отметил, что за социальные услуги можно требовать плату, но размер платы или ведущиеся вокруг обязанности платить споры не должны препятствовать получению услуги.
  • …закон не разрешает городам и волостям ставить оказание социальной помощи в зависимость от наличия законных иждивенцев и их платежеспособности. Одной из частей системы социальной защиты, конечно, является самофинансирование человека и его семьи, но ни один закон не обязывает лично ухаживать за совершеннолетним членом семьи, и заботиться о нуждающемся в помощи вместо самоуправления.
  • …у людей есть право получить помощь от того местного самоуправления, где он реально проживает, и членом которого он является согласно регистру народонаселения.
  • Местное самоуправление должно обеспечивать 13 социальными услугами: услуга на дому, оказываемая за пределами дома общая услуга по уходу, услуги опорного лица, уход за совершеннолетним лицом, услуга личного помощника, услуга приюта, услуга социального транспорта, обеспечение жилым помещением, услуга консультирования по долгам, услуга ухода за детьми, услуга замещающего дома и услуга по предсмертному уходу.
НАВЕРХ
Back