Зачем журналисты надели паранджу

Екатерина Павлова

ФОТО: Mihkel Maripuu

Внезапно один из китов, на которых держится вся журналистика, издал последний протяжный вопль и умер. Такой протяжный крик, от которого обычно мурашки бегут по телу. Этот бедный, забытый всеми кит отвечал за прозрачность СМИ, да так хорошо отвечал, что сам стал прозрачным и исчез.

Журналистам сказали, что прозрачность медиа — это когда ее потребитель знает, из какого источника появилась информация в журналистском материале и чьими деньгами оплачивается наш труд. Прозрачность поняли как-то очень однобоко, и забыли про личность самого автора.

После закрытия редакции «Sputnik Эстония» я заметила, что в Facebook некоторые общественные деятели писали, что им жалко журналистов редакции. Получается, люди жалели не организацию, (все знают ее предназначение), а ее работников. Что логично, но удивительно, учитывая, что долгое время никто даже не знал, кто там работает.

Когда я пишу статью, я словно сижу в парандже. Не дай боже, кто-то увидит мои чувства и мысли. Нельзя, харам! А почему нельзя?

Журналисты никогда открыто не кичились тем, на что они идут ради материалов, что чувствуют, как собирают информацию. Видимо, какой-то уже давно неработающий журналистом профессор сказал однажды, что аудитории плевать на это, и все согласились. Так в некоторых университетах до сих пор учат по тому же принципу. Журналисты настолько поверили в этот миф, что стали просто набором букв под заголовком — на наши имена смотрят только такие же, как мы, ну и иногда родственники. И со временем всем действительно стало плевать, кто пишет текст. А важно ли это на самом деле? Может быть, во мне говорит тщеславие? Вы никогда этого не поймете, ведь вы ничего обо мне не знаете. Возможно, мое имя вы слышите впервые.

Тем временем я вижу совсем иную аудиторию в соцмедиа. Люди хотят знать, кто мы, как работаем, что чувствуем. Они хотят задавать нам вопросы и получать ответы. Потому что именно от этого зависит, будут ли они нам доверять, а не от того, указано ли в статье «сказал такой-то со ссылкой на такого-то».

Недавно мне рассказали про статью, в конце которой журналист под своим материалом написал о своем опыте и переживаниях. «Ого! Вот это откровенность», – подумала я. Вы тоже чувствуете, что в сегодняшнем мире нам не хватает откровенности? Может быть, стоит пересмотреть принцип прозрачности в СМИ?

Я не предлагаю пихать свое мнение под каждой новостью или плакаться, как все плохо. Но иногда в статьях, особенно на социальные темы, не хватает чего-то живого, человеческого взгляда со стороны. Кто как не журналист может поделиться этим с аудиторией?

Но, конечно, главная причина, по которой я тут распинаюсь, – это проблема доверия к СМИ, особенно учитывая, что меньше всего, согласно исследованиям, люди доверяют соцмедиа, и в нынешней ситуации – как бы парадоксально это ни было - без соцсетей медиаизданиям не выжить. Получается, СМИ в тупике. Вне соцмедиа журналистам верят, но не читают, а в них – читают, но не верят.

А на чем строится доверие? На открытости, откровенности и, да, на прозрачности. Я глубоко убеждена, что кризис доверия к СМИ можно решить, если журналисты, особенно в Эстонии и особенно русские, будут более открыты. Будут не боятся рассказывать, что они сделали, чтобы добыть материал, что чувствуют, о чем думают. Показывать, что они люди. Не нужно оголяться полностью, можно хотя бы сменить паранджу на хиджаб.

НАВЕРХ