«Адмирал Беллинсгаузен» стал туристической достопримечательностью британской базы

"Беллинсгаузен" между айсбергов.

ФОТО: Maris Pruuli

Мы подошли к порту британской базы Порт Локрой на острове Винке одновременно с роскошным судном Scenic Eclipse, которым обычно управляет наш ледовый капитан Яанус Ханнес, и нас любезно пригласили на борт.

До восьми часов Яанус связался с коллегами по радио, нас попросили прийти сразу, обещали накормить завтраком всю команду. Но мы все-таки остались верны блинам, с любовью испеченным судовладельцем Хейти Хяэлем, и приехали на Eclipse после девяти.

Мы вошли на судно через его «гараж», где обычно держали их небольшую подводную лодку, которая, увы, была не в строю. Яануса приняли на судне как блудного сына. Ахали и обнимали. Одна девочка смеялась, что, на самом деле, они не так уж скучают по Яанусу – «just pretending» («просто притворяются») – но это «притворство» выходило у них очень естественно. Мы прогулялись по судну – чистая шестизвездочная роскошь. Когда же с верхнего мостика стала видна наша яхта в объятиях айсбергов, сразу возникло очень теплое чувство. Большой корабль был красив, безопасен, роскошен, но… скучен. Зато у них был интернет! Яанус сделал ошибку и дал нашей команде пароли, и тут началось… Хорошо, что никто не свалился носом с лестницы, глядя в телефон.

 

ФОТО: Tiit Pruuli

Поскольку у меня с собой мобильного не было, пароли от wifi меня не слишком волновали. Я могла честно глядеть в глаза экскурсоводу, не поглядывая украдкой в телефон. В то же время впервые после Ушуайи у меня комок подступил к горлу. Та-а-ак близка казалась возможность связаться с близкими, которой воспользовались другие. На секунду я почувствовала себя ужасно одинокой. К счастью, вскоре интернет исчез.

Капитан Scenic Eclipse вместе с Яанусом тоже зашел к нам в гости на борт. С собой он принес много чего свежего: груши, манго, тыквы, салат, яблоки, имбирь и т.п. Мы провели инвентаризацию своих запасов, на обед был приготовлен большой вкусный суп-пюре из всего, что невозможно было хранить долго. Огурцы засолили в морской воде с привезенной с Eclipse зеленью со вкусом аниса, которая успешно заменила черносмородиновый лист, и водкой «Беллинсгаузен».

На палубе «Беллинсгаузена» прошла торжественная церемония, где членам команды выдали свидетельства о посещении Антарктиды. Мы сделали это еще несколько дней назад, но ждали безоблачной хорошей погоды, и, наконец, она наступила в этом живописном заливе. Текст свидетельства гласит, что его обладатель в такой-то день и в таких-то координатах впервые посетил Антарктиду.

Капитан перечеркнул в моем свидетельстве «впервые» и написал вместо этого «во второй раз», а на свидетельстве Яануса написал «в очередной раз».

Яанус, курсирующий в Антарктике много лет, проинструктировал нашу команду, как вести себя на суше, как оберегать природу, какие требования безопасности необходимо соблюдать, приближаясь к леднику и какие экологические правила надо выполнять при общении с животными и птицами. Мы узнали, кого необходимо беречь, не приближаясь к ним, а кому нельзя приближаться, поскольку он опасен. В завершение долгого разговора Яанус сделал паузу и подытожил все это словами: «Самое безопасное – вообще не быть в Антарктиде».

Мы от души посмеялись, а где-то в это время загрохотал ледник. Высокие ледяные гряды взрываются вокруг нашей якорной стоянки круглые сутки, время от времени та или иная ледяная глыба с грохотом обрушивается в воду.

Первыми  в сухих костюмах совершили поездку на каноэ в окрестностях Порт-Локроя CJ Kask и Юлиус Таранд. Остальные поехали на резиновой лодке смотреть на пингвинов в прибрежных скалах. Бесконечное копошение, пищащие детеныши, пингвины, выхватывающие друг у другу камни для своих гнезд и местами специфическая вонь, от которой перехватывало дыхание.  Все это на фоне разноцветных айсбергов, плавающих в воде и белых ледниковых языков, виднеющихся между крутыми горами. Все это очень величественно. Мы наслаждаемся погодой после почти недели навигации в тумане.

ФОТО: Tiit Pruuli

Вечером нас бодро приняла база Порт Локрой, хотя они уже успели обслужить в этот день два больших судна. Всего в летние месяцы через эту базу проходит около 18 000 туристов, т.е. около трети всех тех, кто попадает в Антарктиду в течение года. Это одно из немногих мест на шестом континенте, где сувениры или открытки можно оплатить банковской картой.

Эта безопасная гавань была открыта в 1873 году. В начале ХХ века тут действовала база китобоев, следы которой видны и сегодня. За двенадцать лет здесь было обработано 3146 китов. Во время Второй мировой войны британское правительство провело здесь знаменитую операцию Tabarin, выгнало отсюда аргентинцев и основало постоянную британскую станцию, которая должна была упрочить территориальные притязания британцев на эту часть ледового материка.  Научная станция работала здесь до 1962 года, когда ее деятельность была передана более современным британским станциям в Антарктиде. Сейчас здесь действует музей и почтовая контора, работу которой организует United Kingdom Antarctic Heritage Trust.

ФОТО: Tiit Pruuli

Оба круизных судна спустили в Порт-Локрое туристов на сушу на резиновых лодках, а наша яхта вместе с колониями пингвинов и ледником стала третьей конкурентоспособной туристической достопримечательностью. Мы раздавали с кормы наш англоязычный журнал и рассказывали об открытии Антарктиды. Радость была взаимной, но, хотя мы и зазывали всех к себе, никто не захотел переехать на яхту. Это ощущение своего судна как своего дома есть у всех.

Сегодня мы выходим к бухте Парадайз.

Марис Пруули,
боцман
НАВЕРХ