Собачий детектив: хозяйка потерявшегося пса обвиняет приют в попытке кражи, приют хозяйку - во лжи

Релика Линд

ФОТО: Rus.Postimees

Почти 400 комментариев, свыше 450 лайков и более 130 перепостов собрала на сегодняшний день в одной из русскоязычных групп Фейсбука история пользователя Lia Essen, рассказавшей о том, как ее собака вырвалась из рук во время прогулки, после чего оказалась в Таллиннском приюте для домашних животных, откуда якобы чуть не попала в чужие руки - то ли по халатности, то ли по злому умыслу работников.

Пост приводится с сокращениями:

"Стали искать, ездить, смотреть. Часа через полтора-два звонит соседка и говорит, что нашу собаку забрали в Paljassaare varjupaik.

Звоню туда, мне говорят: у нас две хаски, одна уже неделю сидит, а другую только привезли. Я говорю, проверьте, у нее есть чип; есть медалька с телефоном на шее и глаза необычные. Нет, говорят, не ваша, к тому же мы уже нашли ее хозяев, они за ней сейчас приедут. 

Я папе говорю, что сердцем чую - не так что-то, съезди к ним. Приезжает прямо перед этими "настоящими хозяевами" -  НАША!!!

У него не спросили ни документы, ни о собаке - тупо взяли деньги и вышвырнули. Звоню им снова, говорю, как же так? Вы чип проверяли или просто всем подряд собак за бабло раздаете?

Какая тут вода полилась... Она выкручивалась, вертелась как уж на сковородке. Потом, видимо, за неимением аргументов, перешла на личности. 

Я говорю: вы даже не удосужились проверить чип перед тем, как отдавать собаку другим людям.  А может, вы хотели, чтобы она пару ночей там посидела, а потом все же оказалось, что это она, и вы бы нам выкатили счет за проживание? 

Разговаривала она по-хамски, даже не извинилась за ошибку, пыталась отвертеться всеми способами. 

Это же подсудное дело! Чуть ли не кража собаки у хозяина!"

Директор приюта Релика Линд в ответ на запрос Rus.Postimees категорически заявила, что описанная владелицей собаки ситуация не соответствует истине.

Приют на Пальяссааре

ФОТО: Rus.Postimees

Репортер Rus.Postimees просмотрел записи видеокамер и прослушал записи телефонных звонков на месте, пообщался с работниками приюта, а также с женщиной, первой обнаружившей убежавшую собаку. В результате сложилась несколько иная картина произошедшего.

Сначала в приют позвонила Анна, живущая и гулявшая с коляской рядом с тем местом, где была найдена собака. Приют тут же отправил своего ловца собак. Тот поймал бесхозную собаку, проверил ее чип и сразу связался с приютом, попросив контактный номер владельца. 

В 15.15, согласно документам, факт поимки собаки зарегистрирован.

В 15.16 ловец звонит по номеру владелицы, Юлии (та самая пользователь Фейсбука Lia Essen), но ему не отвечают.

"Он звонил с места, чтобы собаку вообще не везти сюда, а, если это можно, отдать хозяину сразу. Мы всегда так делаем", - объясняет Релика Линд.

Затем ловец приезжает в приют, выходит из машины с пойманной собакой и ведет ее в сторону клеток.

В 15.55 владелице собаки звонит работница приюта Кайса. Именно она первой и сообщила, что собака находится у них. "Я сказала Юлии, что ее собака у нас, на Пальяссааре, что мы ее ждем. Мы говорили на эстонском языке", - говорит  она. Звонок длится чуть менее минуты. Кайса демонстрирует это в своем телефоне. 

В распоряжении приюта, как уточняет Релика Линд, имеются записи всех входящих звонков, тогда как исходящие звонки не записываются. Поэтому, к сожалению, нет документального подтверждения того, что именно было сказано в ходе этого разговора. По словам Кайсы, хозяйка заверила ее, что выезжает.

Работница приюта Кайса

ФОТО: Rus.Postimees

Всего пять минут спустя, ровно в 16.00 Юлия перезвонила. И уже начала говорить по-русски. 

Кайса, которая говорит по-русски плохо, подозвала свою коллегу Кюлли, владеющую русским чуть свободнее.

"- Tallinna loomade varjupaik. Tere!

- Здравствуйте, сказали, что у вас наша собака может быть...

- Ваша собака, какая?

- Хаски, час назад убежала.

- Да, одну хаски привезли нам.

- У нее карие глаза и черная спинка.

- Черную спинку я видела, глаза не видела. Минутку... Да, у нас тут две хаски, одна может быть ваша.

- Хорошо, можно приехать за ней?

- Можно, Пальяссааре, 85 наш адрес.

- Скажите, это будет что-то стоить?

- Да-да, это стоит.. за транспорт - 24 евро и 20 цент (ответ приводится дословно - ред). Когда она пропала?

- Час назад или полтора назад, сегодня.

- Значит, наверное, ничего больше платить не придется.

- Тогда 24 евро?

- Да, 24 евро и 20 центов.

- Ааа, 24 и 20?

- Да-да.

- То есть, 50 евро всего?

- Нет! 24 евро и 20 центов.

- Хорошо, спасибо вам большое!"

В 16.08 Юлия перезванивает еще раз. Записи этого разговора в распоряжении приюта нет, однако, как говорят Релика и Кайса, в ходе него работница приюта сказала Юлии, что за собакой уже едут. Что соответствует истине, ведь Юлия уже дважды была поставлена в известность о местонахождении собаки и лично подтвердила намерение забрать своего питомца в ближайшее время.

Тут можно только предположить, что позвонившую в 16.08 Юлию Кюлли приняла за нового собеседника, тоже потерявшего в этот день своего хаски. Исходя из этого, она и сказала Юлии, что хозяйка привезенной сегодня в приют собаки уже установлена и прямо сейчас едет за ней. Возможно, именно на этом этапе переполненная эмоциями хозяйка собаки и решила, что имеется в виду кто-то другой - совершенно посторонний человек, которому приют готов отдать ее собаку. Не исключено, что свою роль в  недопонимании сыграл тот факт, что в то самое время, когда отец Юлии Алексей приехал за собакой дочери, другой владелец на белом мини-фургоне забирал свою немецкую овчарку.

В 16.47, как показывают видеозаписи камеры наблюдения, Алексей с собакой подходят к машине и хаски забирается в багажник.

Больше никаких машин и никаких посетителей в это время в приюте нет - так же как и до этого, и после этого. То есть, предполагаемые посторонние люди, которые якобы собирались забрать собаку Юлии, за весь вечер у дверей приюта не появились.

Следующий телефонный разговор сторон произошел в 16.57, когда собака уже покинула приют. В ходе этого разговора Кюлли признает, что произошло недопонимание и пытается объяснить ситуацию. "Первым звонком занималась моя коллега. Я не была в курсе всего", - говорит она.

"Я была в курсе, что нам уже звонили, и мы знали, что за ним (за хаски - прим. ред.) приедут. Потом позвонили, видимо, вы и спросили насчет хаски. Я подумала, что это уже про другую хаски. Мне казалось, что с одной уже все ясно и у нее есть хозяин", - объясняет по-русски Кюлли.

С этого момента разговор, запись которого журналист Rus.Postimees дважды прослушал в офисе приюта, словно идет на разных языках.

"У нее есть чип. Вы его не проверили. Они могли просто взять и забрать мою собаку?" - напористо говорит Юлия.

"Вы недовольны тем, что ваш папа забрал собаку? Но откуда он знал, что ваша собака у нас?" - продолжает Кюлли. Ее вопрос понятен - ведь ответ на него подтверждает, что с владельцами связались и предложили им приехать.

Совсем в другом свете воспринимает вопрос Юлия: 

"Видимо, за неимением аргументов, она перешла на личности, мол, как и почему потеряли", - так на это реагирует Юлия, описывая инцидент в Фейсбуке.

"О моей семье разговаривать не будем. Почему вы не проверили чип и не связались со мной?" - говорит она по телефону.

"Вы сейчас зря отнимаете наше время", - заключает Кюлли, ни разу за четыре минуты не повысившая тон. На это Юлия интересуется, записывается ли разговор, и просит предоставить ей запись для обращения в службу защиты потребителей или в суд. Разговор завершается.

Релика обращает внимание на еще несколько несоответствий в нашумевшем посте в Фейсбуке. 

"Юлия пишет, что ей сообщила соседка. Но нам сообщила о собаке Анна, и больше никто не знал, что эта собака находится здесь. Но Анна не могла связаться с Юлией, у нее не было ее телефона, они незнакомы".

Релика снова берется за свой телефон и показывает историю звонков. 

14 января, то есть вечером того же дня, когда все произошло, Релика трижды звонила Юлии в районе 17 часов, но та не подняла трубку. Затем Релика попробовала связаться с Алексеем. И в 18.45 Релика снова звонит Юлии.

"Я хотела выслушать ее мнение и принесла ей извинения. Она так же со мной разговаривала, как до этого с Кюлли", - признает руководитель приюта.

"Наша ошибка только в том, что мы отдали собаку - потому что фамилия хозяйки и приехавшего за ней мужчины совпадала и человек знал, что такую собаку к нам привезли. И мы отдали ее ему, не спросив ветеринарный паспорт. Но то, что, как она утверждает, мы не проверяли чип - это ложь. Мы неправы в том, что доверились папе и не спросили у него документ на собаку. Все остальное мы сделали так, как надо, по правилам. Больше мы так делать не будем. Пусть нам это грозит новыми проблемами. Отныне - только по предъявлению паспорта", - обещает директор приюта.

"Откуда вообще такое мнение, что мы кастрируем или стерилизуем и продаем найденных собак? - негодует Линд, заверяя, что все действия их организации прозрачны. - Мы даже в первые две недели не указываем на сайте имена собак, мы не имеем никакого права что-то с ними делать, а только ждем, что за ними обратятся владельцы".

НАВЕРХ