В Антарктиде этого эстонского капитана знают больше, чем Беллинсгаузена

ФОТО: CJ Kask

Ночью возле Порт-Локроя встали на якорь еще два судна – яхта Spirit of Sydney и теплоход Explorer.

В Порт-Локрой наша съемочная группа утром ездила фотографировать пингвинов и китовые кости. Юнга Юлиус отправил еще одну открытку в придачу к тем, которые команда оставила на базе днем ранее. В год из этой крошечной почтовой конторы по всему миру рассылается свыше 70 000 открыток. Весь годовой оборот магазинчика составляет около миллиона евро. Что сказал бы об этом покойный Эдвард Брансфилд, соревнующийся с Беллинсгаузеном за честь открытия Антарктиды, имя которого носит служащий магазином и музеем деревянный домишко, старейшее британское здание в Антарктиде... В январе 2007 года эту базу посетила ее королевское высочество принцесса Анна на судне Endurance.

Утром мы взяли курс на залив Парадайз. Сначала мы прошли через живописный пролив Ноймайера. Ветер совершенно стих, в воде отражались темные вертикали гор, теряющиеся в облаках. Потихоньку подкрадывался туман, не было ветра, который разогнал бы его. По бортам на поверхности воды постоянно скрипели куски льда, мы шли на малых оборотах и не увеличивали скорость.

Неподалеку от залива Парадайз погода вновь прояснилась, в рубке царила гробовая тишина, парусник скользил по зеркальной глади воды, на которой время от времени вызывали рябь пингвины, выныривающие из воды между сверкающих белых льдин, и внезапно вырастающий из воды хвост кита. Все просто смотрели и удивлялись. Шелестя штормовками, мы отсняли с носа сотни фотографий плавающих льдин самой причудливой формы.

Мы задумались, что нас до сих пор хранило от неприятностей, только ли счастливая рука капитана Индрека? Мы вычитали в умной книжке о суеверии моряков, что лучшие даты для начала путешествия – 17-е и 29-е число каждого месяца. Позволим себе и мы немного суеверия, сохранившегося с времен давних мореплавателей, - мы пустились в путь из Роомассааре 17 июля.

ФОТО: CJ Kask

По прибытии в залив Парадайз с нами сразу связалась по радио аргентинская база Браун и пригласила на следующее утро в гости. То ли шел дождь, то ли стоял густой туман, по морю плавали льдины, большинство нашей команды иначе представляло себе рай. Но суровой красоты вокруг хватало. Резиновая лодка отправилась на разведку, чтобы мы не наскочили на мель, и так мы смогли встать на якорь практически в закрытой бухте, где было так пусто и тихо, что не шевельнулся бы и камыш, если бы он тут рос. Вечером команда посмотрела фильм об Антарктиде из кинозапасов капитана, те, кому хватило сил, завершили день киноклассикой «Полуденный паром». Так мы и живем тут в Антарктиде.

ФОТО: CJ Kask

Место нашей якорной стоянки так окружено горами, что послать отсюда электронное письмо не удалось, так что теперь мы рассказываем о нескольких днях сразу.

На следующее утро к нам приблизилось большое судно Le Boreal с 200 туристами на борту и 160 членами команды. Залив Парадайз заполнился лодками, и снова наша яхта стала туристическим магнитом. Рулевой и врач с соседнего судна заехали к нам на кофе. О нашем ледовом капитане Яанусе им уже рассказал капитан Le Boreal, описавший его как прекрасного моряка из далекой Эстонии.

Французам предложенный шоколад понравился настолько, что врач, уходя, тихонько подошел попросить, не может ли он отнести немного своим товарищам. Взамен нам принесли с большого корабля мягкую булку, бананы и персики, из которых вахтенные на камбузе соорудили прекрасный десерт. В качестве гарнира была каша, оставшаяся с завтрака и взбитая с медом и сгущенкой. Облизали даже ложечки. Было празднично и не без повода. Именно в этот день мы впервые ступили на антарктический материк, до сих пор мы высаживались только на прибрежных островах.

Мы нанесли визит и на аргентинскую полярную станцию «Адмирал Браун». Врач базы Мария Флоренсия Бланше пообещала нам проштемпелевать открытки и показала нам горку, с которой мы здорово покатались. Мы думали назвать ее масленичной горкой, хотя со взбитыми сливками была напряженка, а до февраля еще есть время.

Станция «Браун» была основана в 1951 году. После пожара 1984 года, уничтожившего большую часть здания, база действует только в качестве летней, на ней работают восемь человек. О пожаре в Антарктиде ходит легенда, что базу умышленно поджег врач, который хотел пораньше уехать домой. А когда ему это не разрешили, он выбрал для этого довольно экстремальный способ и поджег базу. Правда это или нет, но на американской базе Палмера шутили, что они своему врачу сказали: если он совсем затоскует по дому, пусть только скажет, больше ничего делать не нужно.

Мы все больше понимали, почему райский залив получил такое название. С горы и из резиновой лодки мы снимали кита, в прибрежной воде изучали криль, ездили смотреть гнезда бакланов, гнездящихся на скалах, а пингвины десятками плавали вокруг нас в бухте, прямо возле бортов. Когда, возвращаясь на резиновой лодке с аргентинской базы, мы повернули в бухту и увидели стоящего на якоре «Адмирала Беллинсгаузена», мы ахнули: так красив он был на фоне гор. И в отличие от туристов с большого корабля у нас была привилегия считать его своим временным домом.

ФОТО: CJ Kask

После обеда мы отправились во вторую поездку на резиновой лодке, на этот раз на чилийскую базу в пяти милях от нас, где, по словам ледового капитана Яануса, обычно вообще не бывает гостей. Это была долгая прекрасная поездка между ледяных полей с китами, тюленями и пингвинами, которые вновь сопровождали нас. Неожиданно на базе высадились туристы с большого круизного судна Le Boreal. Они добродушно взяли нас с собой на сушу. Мы видели пингвинов-альбиносов, отправили несколько открыток и получили приглашение в гости.

На каждом шагу мы встречали людей, которые громко и радостно реагировали на нашего ледового капитана Яануса. Со сколькими людьми Яанус встречался, работая на разных кораблях! Круг антарктических моряков не слишком велик и все между собой знакомы, Яанус проделал невероятно хорошую работу по формированию имиджа Эстонии. Когда после экскурсии и щедрого угощения мы вернулись в резиновую лодку, в моей голове возник вопрос, кого на самом деле в Антарктиде знают лучше, капитана Беллинсгаузена или капитана Яануса Ханнеса.

Вечером нас навестила команда аргентинского корабля, а Яанус нашел у себя в компьютере фотографию 2013 года, на которой он был вместе с нашими гостями. Она была сделана на аргентинской базе Карлин через неделю после того, как на той же базе прошел легендарный концерт Metallica. За столом воцарилась бурная дружба. Мир становится все теснее, мы не устаем удивляться.

Утром мы покинули рай, движемся дальше.

Марис Пруули,
боцман
НАВЕРХ