Ребенок с особыми потребностями впадает в агрессию и терроризирует всю школу. Что делать?

Агрессия. Фото иллюстративное.

ФОТО: Dieter Pregizer / PantherMedia / Dieter Pregizer

Ребенок с особыми потребностями не может и не должен быть изгоем. Это  задача не только его семьи, заботиться о нем, помогать ему должно все общество. Но что делать, если обучающийся в рамках так называемого инклюзивного образования в обычной школе ребенок с особыми потребностями становится реальной угрозой для других детей?

Представьте себе ситуацию: ваш ребенок звонит из школы и просит его забрать, поскольку он был избит другим ребенком и сам дойти до дома не может. Конечно, вы возмутитесь, поставите на уши школу, травмопункт, полицию – разве это допустимо, чтобы один подросток до жутких синяков избил другого? Но итоге может окажется, что ни наказать, ни приструнить агрессивного школьника нельзя, – так вам объясняют в школе –  поскольку ребенок-агрессор имеет определенные проблемы со здоровьем, обучается по индивидуальной программе и ответственности за свои поступки не несет. Что делать?

Дети с особыми потребностями могут и должны учиться в обычной школе, если такое решение примут родители и одобрит специальная комиссия, состоящая из специалистов, в том числе, врачей. На таких консилиумах в числе прочего определяется, будет ребенок учиться в так называемом маленьком классе, количество учащихся в котором ограничено двумя-тремя, или по системе один на один, когда в классе находятся только учитель и ученик. Самое главное, чего нужно добиться, – чтобы ученик мог учиться сам и давал учиться другим, а у учителя была возможность преподавать.

В то время, пока дети находятся в школе, и неважно, идет речь о здоровых или с особыми потребностями, за них отвечают учителя, а основной задачей руководства учебного заведения является обеспечение безопасности как школьников, так и педагогов. Дети с особыми потребностями требуют больше внимания. Как объясняют специалисты, находиться с ними учитель обязан постоянно, и во время перемен тоже. Возможно ли это? Объективно - нет, поскольку учитель тоже человек, он не может провести пять-восемь часов, не выходя из класса, хотя бы потому, что время от времени должен посещать, например, туалетную комнату. Именно в такой момент и может произойти неприятность: ребенок травмируется сам, спровоцирует или нанесет травму другому ребенку.

О том, какие проблемы имеются у того или иного ребенка, администрация школы, как правило, в курсе. На основании этих конфиденциальных данных и должна строиться работа с особым учеником. Это в идеале. В реальности же родители не всегда хотят извещать весь мир о специфике заболевания своего ребенка, а потому школа не всегда оказывается готова, например, к неконтролируемой агрессии, в которую впадает с виду обычный ребенок.

По словам главного специалиста школьной сети Министерства образования Юргена Ракасельга, если ребенок ведет себя крайне агрессивно, необходимо выяснить, что же является причиной такого поведения: врожденные особенности, влияние окружающей среды, – школы, класса и пр. – отношения с друзьями, одноклассниками, учителями и членами семьи: «Если же речь идет об органических повреждениях мозга, то единственным способом удержания контроля над ситуацией, к сожалению, может быть только введение ограничений на передвижение и общение с другими людьми».

Решить проблему можно тремя способами: школа сама в сотрудничестве с родителями ищет формы взаимодействия; к ситуации привлекают специалистов опорных услуг – психологов консультативных центров и фонда Rajaleidja; или, если ничего другое не помогает, применяется третий способ - отправка ребенка на обучение в специализированное или закрытое учебное заведение.

Но в школах часто говорят, что отправить агрессивного ребенка с особыми потребностями в спецшколу невозможно, поскольку там нет мест.

Ракасельг заверил, что места в специализированных школах есть: важно, чтобы школа и ее собственник – государство или самоуправление – четко обосновали, почему ребенок должен учиться там, и доказали, что другие возможности уже исчерпаны.

Руководитель Таллиннского консультативного центра Милена Погодаева уточнила, что, кроме закрытых учреждений, есть возможность обучаться в спецклассах муниципальных школ, предназначенных для особых детей, или в спецшколах. В Таллинне статус спецшкол имеют три школы, причем, две из них работают на эстонском языке и только одна на русском.

Между тем, представитель министерства объяснил, что инклюзивное образование – это не только помощь детям с особыми потребностями в социализации. Это важный процесс развития, результативность которого можно обеспечить, только соблюдая главное его условие – ученики должны иметь возможность учиться, учитель - преподавать. «Например, нельзя поместить всех детей с особыми потребностями в один класс. Особенности детей могут, назовем это так, не сочетаться: например, создается такой сильный фоновый шум, который для других одноклассников неприемлем и непреодолим».

А что делать в ситуации, когда ребенок с особыми потребностями опасен для окружающих, но родители хотят, чтобы он оставался в обычной школе? Ракасельг напомнил, что особые потребности никак не оправдывают причинение вреда кому-то другому: «Особые потребности не дают особых прав. Конечно, родители являются экспертами в жизни своего ребенка, но экспертами в области образования являются учителя. Если родитель не согласен на сотрудничество в ситуации, в результате которой ребенок не может учиться, или существенно нарушается право других детей на образование, то речь идет о ситуации, наносящей вред развитию ребенка, которую нельзя игнорировать».

В случае если родители не слушают, что говорят специалисты, и настаивают на своем, школа и ее собственник могут решить вопрос радикально: обратиться в службу защиты детства или в суд и ограничить права родителей: «Но это далеко не первое, что нужно делать. Сначала нужно поговорить с родителями и попытаться вместе с ними определить, как лучше разрешить ситуацию, в которой страдают и их ребенок, и другие дети».

Если же школа решать вопрос не хочет, или не может, предпринять определенные шаги могут и родителей детей, подвергающихся опасности. «Сначала нужно поговорить с классным руководителем, специалистом опорной службы школы, с руководством школы. Если разговор не помог, а такое тоже может быть, можно обратиться за поддержкой к содержателю школы. Можно прийти на консультацию к нам, или в Rajaleidja. Неразрешимых ситуаций не бывает, а школа должна быть безопасным местом для всех», - объяснила Милена Погодаева.

НАВЕРХ