Эстония в Совбезе ООН: роскошный круиз с вопросами, которые нас не касаются

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Такого шанса выйти на первые роли в мировой политике Эстонии еще, пожалуй, не выпадало. Хотя и в двадцатом веке нашей маленькой, но гордой республике уже представлялись возможности достаточно громко заявить о себе.

В начале того века ей повезло первой, на основе взаимности, признать Советскую Россию, что послужило началом тектонических преобразований на всём мировом политическом ландшафте. А в конце столетия, также одной из первых (и единственной, обошедшейся при этом без крови!), Эстония покинула братские объятия Союза нерушимого республик свободных. И тоже с заметным для мирового сообщества резонансом.

Двадцать первый век не уступает в этом смысле двадцатому. Едва закончилось успешное председательство в Евросоюзе, и вот уже – начало членства Эстонии в Совете безопасности Организации Объединенных Наций. В своей речи по этому поводу глава государства подчеркнула: «Мы – равное государство в сложной и хрупкой международной семье. Но этому сопутствует обязательство и ответственность разбираться и высказываться по международным вопросам, которые, на первый взгляд, нас как будто не касаются».

Не упустить этот шанс

Известный политолог Кармо Тюйр по этому же поводу, но шестью месяцами раньше, когда ещё только-только стало известно о прохождении кандидатуры Эстонии в число непостоянных членов Совбеза, тоже отметив обязанности и ответственность, использовал довольно неожиданную в устах ученого метафору. Он провел параллель между этим внешнеполитическим успехом эстонской дипломатии – и выигранным в лотерею билетом на туристический корабль, отправляющийся в роскошный круиз.

Эксперт пишет по этому поводу в Äripäev: «Ты попадаешь на судно вместе с тысячами других пассажиров и… дальше все зависит только от тебя самого. Можно весь круиз просидеть в каюте, испуганно выглядывая в иллюминатор, а вернувшись домой, сетовать, как было плохо и скучно. А можно использовать этот шанс для того, чтобы познакомиться с теми, с кем в обычной жизни никогда не встретишься, завязать контакты, пообщаться и в конце круиза сойти с корабля с полным чемоданом возможностей и предложений, новых идей и связей».

Ключевые слова в этой фразе, на мой взгляд: «использовать этот шанс».

Они вообще в сложившейся ситуации сегодня для Эстонии, бесспорно, ключевые. Маленькому государству, маленькому народу такой шанс выпадает нечасто. И не цепляйтесь к словам: «маленькие» в данном случае носит характер не уничижительный, а всего лишь арифметически-констатирующий. Кармо Тюйр тоже его употребляет в упоминавшемся тексте: «Отлично помню пророчества, которые звучали в свое время относительно перспектив Эстонии войти в НАТО. Мол, не бывать этому, и все. Мол, никому мы там не нужны, такие маленькие и проблемные»...

Эстония не перестала быть маленькой и проблемной, но это не должно никому мешать. Вряд ли кто-то станет утверждать, что постоянные члены Совбеза – Англия, Франция, Россия, США и Китай – абсолютно беспроблемны. И маленьких среди новых непостоянных тоже хватает. Да вообще: существуют ли сегодня на свете государства, не имеющие проблем? Покажи мне такую обитель… Так что не в этих параметрах дело.

«А баба Яга – против»?

Вступившей в «клуб серьезных парней» Эстонии с первых же шагов предстоит сталкиваться с очень серьезными задачами. Один из них уже обозначен в полный рост. На днях стали известны новые данные о химической атаке, якобы предпринятой правительственными войсками Сирии против мирного населения в районе прогремевшего на весь мир, в переносном и прямом смысле, города Дума весной 2018 года. Тогда это послужило поводом для США, Великобритании и Франции нанести военный удар по Сирии.

Позднее на месте работала комиссия Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), чьи выводы, вроде бы, подтвердили версию об атаке. Но вот в Совбез ООН поступило видеообращение, в котором сотрудник ОЗХО, лично работавший там, где якобы распыляли смертельный газ, заявляет: выводы комиссии были полностью искажены.

Предстоит заново разбираться в сложившейся коллизии. И – тоже в полный рост – встает вопрос: а сможет ли делегация Эстонии в такой ситуации сохранить полную объективность и беспристрастность? Или правы российские эксперты, предполагающие, что Эстония примет эстафетную палочку у Польши и всегда будет голосовать против Москвы?

Если вернуться к словам политолога о проблемности, то у Эстонии, на мой взгляд, одна из самых главных проблем – это подбор и расстановка кадров, включая международные представительства. Ну, не то, чтобы их нет вовсе. Напротив, у нас есть, без преувеличения, блестящая плеяда дипломатов, выросших уже в новейший период. Но почему-то, скажем, в Парламентскую Ассамблею Совета Европы мы ухитряемся послать человека, который открыто заявляет, что считает это собрание «бессмысленной говорильней»… То есть, конечно, не «почему-то», а понятно почему: по причине правильной партийной принадлежности.

Эра большей ответственности

Накануне принятия окончательного решения премьер-министр и председатель Центристской партии Юри Ратас встретился в Нью-Йорке с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем, чтобы согласовать позиции. Тогда глава эстонского правительства обозначил своё видение перспектив следующим образом: «Предстоящее членство Эстонии в Совете безопасности ООН означает наступление эры большей ответственности для политики страны в сфере международных отношений. Место за столом Совета безопасности дает Эстонии беспрецедентную возможность участвовать в решении вопросов мировой политики и таким образом вносить свою лепту в укрепление стабильности и безопасности. С другой стороны, это обязывает нас отстаивать важные для нас идеалы и привносить в обсуждение точку зрения небольших государств, действуя от их имени при защите общих интересов».

Умение нашего премьера красиво формулировать стоящие перед государством задачи хорошо известно. И вообще он классно владеет риторикой, рассуждая как на внутренние, так и на международные темы. И очень хочется, чтобы это искусство не пригодилось для оправданий по поводу очередных хлестких высказываний в адрес самой высокой трибуны мирового сообщества со стороны его младших партнеров по коалиции (не будем указывать пальцем).

Нам в качестве члена Совбеза ООН отпущено, на всё – про всё, два года. Семьсот тридцать дней. Виноват: с учетом, что текущий год – високосный, семьсот тридцать один. Целых семьсот тридцать один!

Но из них двадцать два дня уже, считай, прошли. Мы ещё не знаем – с пользой или бездарно, но прошли. Осталось семьсот девять. Всего семьсот девять!..

НАВЕРХ