Президент Кальюлайд командовала парадом пингвинов в Антарктиде

На Острове Полумесяца.

ФОТО: Erakogu

Команду «Адмирала Беллинсгаузена», посмотревшую вместе с президентом фильм-портрет о Фреде Юсси, неожиданно настигла тоска по родине – хочется обратно, к деревьям.

Яхта на море – как небольшое государство, а капитан – его король. Теперь в нашем крохотном эстонском государстве в Антарктиде есть и свой президент! Керсти подходит к нашей команде как влитая, поскольку, как и Беллинсгаузен, и все три капитана нашей экспедиции, у нее корни на Сааремаа.

Кусочек Эстонии в Антарктиде в вечер прибытия президента был наполнен кукованием кукушки и звуками эстонских лесов, пока мы вместе смотрели присланный Яаном Тоотсеном на борт фильм о Фреде Юсси «Красота бытия».

Деревья и леса, признаюсь, никогда ранее вид деревьев не вызвал у меня таких эмоций. Вдруг до меня дошло, что мы с Ушуайи не видели НИ ОДНОГО ДЕРЕВА, и возникла невероятная тоска. По деревьям, то есть по дому.

Человек – все-таки ненасытное животное, наверняка дома мы снова начнем скучать по пингвинам, китам, айсбергам и ледовым полям. После фильма мне приснилось сегодня, что прямо к берегу подплыл огромный и смотрел мне прямо в глаза. Вот вам и пролески и журчащие болотные воды родины.

Наш президент отлично отстояла свою первую вахту. Она немного беспокоилась, не станет ли морская рутина, где основной задачей матроса является в основном слежение за горизонтом, слишком однообразной для такого делового человека. Для уверенности у новых матросов были с собой необходимые для физкультуры резинки, если вдруг энергии будет уходить слишком мало. Без дела президент Керсти может стать не слишком приветливой, предупредила она.

Аргентинская научная станция на Острове Полумесяца.

ФОТО: Maris Pruuli

Возле чилийской базы Эдуардо Фрея, где находится аэродром и где мы стоим на якоре, ночью поднялся ветер, по словам наших чилийских друзей, из-за резко ухудшившихся погодных условий полеты через пролив Дрейка пришлось прервать на несколько дней. Т.е. президент успела проскочить к нам в последний момент, и теперь мы вместе с ней движемся дальше на юг, под защиту островов, защищающих Антарктический полуостров. По пути мы даже успели увидеть солнце.

ФОТО: Maris Pruuli

Первый раз мы высадились на сушу на Острове Полумесяца соответствующей формы, где среди больших колоний поморников и антарктических пингвинов скрываются более редкие златовласые пингвины с красноватыми хохолками. Поход на маленький (1.71 км2), зубчатый и скалистый островок, где расположена аргентинская научная станция Камара, был веселым, президент командовала парадом пингвинов из нескольких сотен тысяч особей. Интерес был заметным и взаимным. Я сама бывала на этом острое и еще нескольких местах, которые мы посетили во время этой экспедиции, несколько лет назад.

Тогдашняя поездка проходила под Новый год, и можно было наблюдать, как сидевшие на яйцах пингвины высиживали птенцов. Теперь около гнезд большие серые пухлячки, рост которых уже не слишком отстает от родителей. Снега в конце января тоже намного меньше, чем в начале. Нетронутая природа, лениво играющий в прибрежной воде котик, голоса птиц и белые ледники прекрасны, но обломки старого китобойного судна и заржавевшие обломки бочек из-под жира напоминают, что здесь бывали и другие времена.

Лодка охотников за тюленями на Острове Полумесяца.

ФОТО: Erakogu

Марис Пруули, боцман

62°35′24″S 59°54′36″

НАВЕРХ