"Я по почте присылаю Кристине в тюрьму пижаму дочери, чтобы она могла почувствовать запах своего ребенка", - говорит Марите Батрака, сестра Кристине Мисане. Дочь она не видела год и больше всего боится, что никогда уже не увидит. В ближайшее время Дания может выдать Кристине Южно-Африканской Республике (ЮАР), где ее ждет тюремное заключение за похищение собственного ребенка и другие преступления. Латвия начала борьбу за судьбу своей гражданки слишком поздно, передает Rus.TVNET.

Сильную поддержку Кристине оказывает ее сестра Марите Батрака. С декабря 2018 года, когда Кристине была арестована в Дании по требованию Южной Африки, Марите борется не только за будущее сестры, но и за ее жизнь, поскольку заключение в тюрьму в Южной Африке "похоже на смертный приговор". Больше чем угрозы жизни, Кристине боится потерять своих детей навсегда.

"Тяжело, но Кристине - боец. Она как женщина очень сильная", - говорит сестра. 

Сестра Кристине бесчисленное количество раз стучалась в двери государственных служащих и министров, плакала, просила, писала президенту и властям Дании, нанимала адвокатов и обращалась в Европейский суд по правам человека. Она не сдавалась даже тогда, когда казалось, что надежды больше нет.

Заботу о детях Кристине взяла на себя семья Марите. Это нелегко. Семья сестры делает все, чтобы Кристине не чувствовала себя брошенной: раз в месяц один из членов семьи навещает ее в тюрьме Дании. У Кристине есть возможность видеть своего 11-летнего сына, но не 4-летнюю дочь, которая включена в список Интерпола. "Просили отца ребенка, чтобы он забрал заявление, но он отказал", - говорит Марите. 

Последние месяцы Кристине может раз в неделю по часу разговаривать с дочерью по Скайпу. "Это немного больше, чем просто фотография, но час пролетает очень быстро". Марите сложно говорить о детях: как только она начинает о них рассказывать, на глазах появляются слезы. Чтобы хоть как-то приблизиться к своему ребенку, Кристине просит сестру прислать пижаму дочери, которая хранит детский запах. 

Генеральная прокуратура настаивает на том, что учреждение исчерпало все законные средства для возвращения Кристине в Латвию. План Б следующий: после экстрадиции в соответствии с УПК латвийская сторона может запросить передачу начатого в ЮАР уголовного производства или исполнения приговора в Латвийской Республике.

Однако сестра Кристине считает, что необходимо действовать, пока ее сестра в Европе: из ЮАР обратной дороги не будет, поскольку это государство игнорирует Латвию. 

Южная Африка обвиняет Кристине Мисане в похищении ребенка, нарушении судебного постановления о запрете на вывоз ребенка из страны, мошенничестве, подделке документов.

"В ЮАР действует англосаксонская [судебная] система - если тебя обвиняют в мошенничестве или подделке документов, ты должен доказать, что не виновен. Партнер выдвинул против нее обвинение по всем пунктам, по каким только мог. 15 лет - это максимальное наказание, но учитывая коррумпированность и длительность досудебного периода, может быть по-всякому. То, что Кристине угрожает кошмар, - однозначно". 

Родственники Кристине считают, что в начале 2019 года, когда датская сторона предложила Генеральной прокуратуре Латвии принять свою гражданку для судебного разбирательства в Латвии, Генпрокуратура занималась этим вопросом формально, объясняя, что нет юридических оснований для выдачи европейского ордера на арест Кристине, поскольку максимальный срок наказания в Латвии за преступление, в котором женщину обвиняют в ЮАР, составляет менее одного года. 

Генеральная прокуратура категорически отвергает обвинения в бездействии и запоздалых мерах в вопросе экстрадиции Кристине Мисане из Дании в Южно-Африканскую Республику. Генеральная прокуратура поясняет, что "первоначально, в январе 2019 года, получив запрос от компетентного органа Королевства Дания о вынесении заключения о возможности принять Европейский ордер на арест Кристине Мисане, выдача которого была запрошена Южно-Африканской Республикой, у Генеральной прокуратуры не было правовых оснований принимать вышеуказанное решение".

Сейчас этим вопросом занимается премьер-министр Латвии, несколько министров обратились к своим датским коллегам. Президент Латвии Эгилс Левитс также обещает не игнорировать происходящее.

ФОТО: из личного архива

Солнце, океан, гостиница

Был 2003 год. Кристине выучилась на юриста, у нее была хорошо оплачиваемая работа в Латвии, но чего-то в жизни не хватало. Возможно, тому виной длинные темные латвийские зимы. Но... весь мир открыт! Они с мужем решили заняться бизнесом в какой-нибудь солнечной, теплой стране и отправились в Южную Африку, известную своими национальными парками. Сначала работали в национальном парке Крюгер, затем переехали в Мозамбик, соседнюю страну на берегу океана. "Мозамбик - страна со средним уровнем преступности, в отличие от соседних государств. Люди там очень добрые и отзывчивые, язык - португальский", - говорит Марите, которая неоднократно навещала сестру.

Кристине там нравилось - она не только выучила португальский язык, но и освоила законодательство страны и начала консультировать зарубежных бизнесменов.

Вместе с мужем начали гостиничный бизнес. Фантастическая природа, много солнца, океан. Гостиница работает до сих пор и приносит прибыль. В 2008 году в Мозамбике у пары родился сын. Оба были счастливы. Но время шло, и, как это часто бывает, супруги отдалилась друг от друга. "В семье произошел раскол, может быть, они не были готовы к ребенку", - говорит Марите. Кристине развелась с мужем, но пыталась поддерживать дружеские отношения и вести совместный бизнес и воспитывать сына.

Сейчас экс-супруг Кристине тоже находится в списках Интерпола, поэтому он не может приехать в Латвию навестить сына. "Как за что? Чего вы удивляетесь! Там причина не нужна. Потому что он связан с Кристине. Южная Африка очень своеобразна", - продолжает Марите.

Это страна с жестокой историей, которая оставила свой след в генетике людей. "Там много белых людей - потомков рабовладельцев и фермеров. В их семьях нет человеческих, теплых отношений. Они не воспитывают своих детей, а отдают на воспитание другим". Отпечаток оставила и система апартеида, главенствующая до 1994 года - система расовой сегрегации, которая до сих пор не ликвидирована.

ФОТО: из личного архива

Обыденно и романтично 

Они случайно встретились в 2013 году. В тот день Кристине отправилась в аэропорт, чтобы встретить приехавшего в гости племянника. По дороге домой у ее машины внезапно лопнуло колесо. Вместе с племянником они растерянно стояли на дороге и не знали, что делать. Вдруг остановилась мимо проезжающая машина. Из нее вышел приятный белокожий мужчина и помог поменять колесо. Он вместе с тремя сыновьями-подростками приехал из Южной Африки в Мозамбик на отдых. В знак благодарности Кристине предложила мужчине переночевать у нее в гостинице.

Спаситель воспользовался этой возможностью. Утром выяснилось, что номер в отеле остался в ужасном состоянии: унитаз сломан, одеяла порваны. "Это не было чем-то необычным. Мы стараемся воспитать в наших детях культуру и любовь к порядку, а  они живут с ощущением, что придут слуги и все уберут", - объясняет Марите.

Через некоторое время новый знакомый вернулся, чтобы извиниться за разрушенный номер. Они начали встречаться. Он воспитывал сыновей от предыдущего брака, Кристине - своего пятилетнего ребенка. Кристине влюбилась. Вместе они не жили - ездили друг к другу. В Южной Африке Кристине могла оставаться только на основе туристической визы.

Когда она узнала, что беременна, была очень счастлива, но боялась, что роды могут пройти с осложнениями, потому что у нее проблемы с сердцем. Вот почему, прежде чем родить, Кристине доверила свои банковские счета будущему отцу ребенка. В 2015 году в Южной Африке на свет появилась девочка. 

Вскоре мужчина попросил у Кристине денег в долг: на развод с первой женой. Кристине отказала. "Когда Кристине спросила, почему он разводится, он ответил, что жена была жестокой", - говорит Марите. Это именно то, что он сейчас рассказывает о Кристине. Марите добавляет, что законы в ЮАР строгие, развестись нелегко. Женщина должна выплатить мужчине большую компенсацию за развод.

В 2016 году отец ребенка сообщил Кристине, что хочет порвать с ней. "Как и все женщины, Кристине пыталась сохранить отношения, ведь ребенку был всего год, но это только ухудшало положение. Он сказал, что хочет мирным путем решить вопросы, относительно контакта с ребенком, но потом началось... Мы, латвийские женщины, насилием чаще считаем физическое воздействие, но Кристине испытала эмоциональное и психологическое насилие".

Демонстрировал кулаки, тыкал зонтиком, бил по машине, бросал в лужи детские игрушки, перечисляет Марите. 

"Когда Кристине отвозила дочь на встречу с отцом, она боялась опоздать даже на минуту, потому что он сразу начинал жаловаться, что она нарушает его права на встречи с ребенком.

Конфликт обострился. Сестра Кристине говорит, что случаи насилия и унижения стали происходить чаще. Однажды, когда она приехала в ЮАР, чтобы найти мирное решение ситуации, мужчина избил ее, за ноги оттащил за территорию дома и отобрал документы. Поняв, что ее дочь также находится в опасности, в мае 2018 года женщина с детьми бежала в Латвию.

ФОТО: из личного архива

"Несколько раз он приезжал в Латвию, жил в нашем доме", - говорит Марите. Она вспоминает, что поначалу мужчина пытался использовать ее в качестве посредника для разрешения конфликта с Кристине. "Он звонил, пытался повлиять на меня, рассказывая, какая Кристине плохая. Сначала я не понимала, думала, в каждой семье свои подводные камни, зачем вмешиваться. Он сказал, что будет рад отдать дочь на воспитание моей семье с правом на встречи, если я заплачу ему 500 000 евро. Якобы на поездки в Латвию".

Она не видела ни матери, ни отца

"Когда я судилась за ребенка... - голос Марите срывается. "Я поняла, что дочь ему не нужна. Используя ребенка, он просто хотел унизить женщину". Она вспоминает, что когда Кристине еще была в Южной Африке и ситуация обострилась, мужчина написал ей: "У твоей сестры будут большие проблемы, и она будет нуждаться в твоей помощи. Он добавил, что мне всегда рады в его доме, но когда я отправилась туда и попыталась встретиться с ним, он везде меня блокировал".

Марите говорит, что в период с мая по декабрь 2018 года, когда Кристине была в Латвии, он ни разу не спросил, где находится ребенок. "Как только Кристине была арестована, он немедленно вылетел в Латвию, изображая, что он так беспокоится о дочери. У него есть наши номера телефонов, но он не звонил и не заходил поговорить. Что он делал? Он сидел в машине и наблюдал за моим домом". Хотя отец имеет право встречаться со своей дочерью в присутствии психолога, он никогда не использовал эту возможность. "Девочка не видит ни мать, ни отца. Он наказывает своего ребенка".

И все же... Почему Кристине, зная, что нарушила решение суда ЮАР и вывезла ребенка из страны, попыталась вернуться в Мозамбик? Марите объясняет, что ей пришлось содержать семью - не все можно сделать дистанционно, требуются банковские выписки, учетные данные коллег из Мозамбика. Поэтому она хотела все уладить в Мозамбике, а через пять дней вернуться. Мать попрощалась с детьми на несколько дней...

Формально, опираясь на закон, Кристине "сама виновата", но разве плата за отчаянный шаг в заботе о своем ребенке не слишком высока? Сделало ли латвийское государство все, чтобы спасти свою гражданку? Очевидно, что нет! Чиновники очнулись, только когда дело Кристине Мисане, благодаря настойчивости ее сестры, привлекло внимание СМИ.

Объяснение генеральной прокуратуры

Европейский ордер на арест за эти действия не было возможности принять, так как по 168 пункту Латвийского уголовного кодекса максимальный срок лишения свободы составляет три месяца, что ниже, чем предусмотрено в Основоположении и в национальном законодательстве.

Относительно других возможных действий Мисане - мошенничества и подделки документов - Латвия, учитывая отсутствия доказательств, не может гарантировать судебное преследование лица в Латвии. Генеральная прокуратура объясняет, что для обеспечения невыдачи гражданина страны третьей стране, с которой у Латвии нет договорных обязательств относительно взаимной выдачи граждан, лицо должно находиться на территории Латвийской Республики. Повлиять на решение другой страны не выдавать гражданина Латвии третьей стране - невозможно. Ситуация, несомненно, осложняется тем фактом, что Латвия не имеет каких-либо договорных отношений с Южно-Африканской Республикой.

Генеральная прокуратура поясняет, что искала альтернативные пути решения дела, например, 16 августа 2019 года обратилась в прокуратуру Королевства Дания с просьбой обратиться в компетентный орган Южно-Африканской Республики предоставить доказательства вины Мисане, чтобы можно было решить вопрос о возможном возбуждении уголовного дела в Латвии. Кроме того, в прокуратуру Королевства Дания был направлен запрос о пересмотре вопроса об экстрадиции Мисане, учитывая нарушения прав человека в Южно-Африканской Республике, и просьба министра юстиции Королевства Дания пересмотреть решение по  выдаче Мисане. 15 января 2020 года требование Генеральной прокуратуры Латвии о встрече с Генеральной прокуратурой Дании для обсуждения вопроса о предотвращении экстрадиции Мисане было отклонено.

Галерея: В ловушке. История Кристине Мисане