Юферева-Скуратовски: не молчите о домогательствах и не бойтесь последствий!

  • Возможно, стоило бы ввести статью за харассмент на рабочем месте
  • Срок давности привлечения к ответственности за домогательство — два года
  • В политике нужно играть по мужским правилам, слезы здесь не помогут

В последнее время тема равноправия полов и обвинений в домогательствах вновь оказалась в центре внимания СМИ.

Как относятся к этой проблеме женщины-политики? В студию Rus.Postimees приглашена депутат парламента Мария Юферева-Скуратовски.

— Насколько остро сейчас стоит проблема домогательств? Не слишком ли эта тема раздута?

— Мне кажется, что в последние годы эта тема стала особенно острой. И связано это не столько с темой домогательств на работе, сколько с темой семейного насилия. Спасибо журналистам, которые показали эту позорную сторону нашей жизни и рассказали о тех, кто страдает от агрессоров.

Харассмент на работе, в автошколах или вузах — это отдельная тема. Я за то, чтобы такие случаи всплывали и не замалчивались. Это придает женщине смелость и помогает осознать, что происходит что-то не то.

— Во многих случаях общество становится на сторону обвиняемого. Почему?

— Не стоит занимать сторону комментаторов, которые не стесняются демонстрировать свою глупость и недалекость. Если женщина стала жертвой ненадлежащего поведения, тут не может быть никаких двойных стандартов. Доводы в стиле, что она надела слишком короткую юбку или решила поздно вечером прогуляться по Старому городу, не работают.

Разумеется, нельзя исключать того, что женщина может оговорить мужчину из чувства мести или из ревности. Но это, скорее, единичные случаи.

— Не является ли причиной излишний консерватизм нашего общества?

— Сложно сказать. Хочу подчеркнуть, что в случае притеснений окружающие не должны делать вид, что ничего страшного не происходит. Лет десять назад ко мне подошла соседка по дому и поинтересовалась, все ли у меня хорошо, не бьет ли меня мой муж. Я ответила, что живу с сыном и бить меня некому. Как выяснилось, она просто решила удостовериться, услышав подозрительные звуки из соседних квартир, что со мной все в порядке. Такое неравнодушие — очень важно!

— Приходилось ли вам сталкиваться с гендерным неравноправием?

— Мне лично эта тема не очень близка. Невинный флирт был — и в университете, и на разных рабочих местах. Домогательств не было, потому что я всегда четко очерчивала границу, где можно, а где нельзя.

Я всегда могла сказать, что мне не нравится эта сальная шутка. А многим женщинам, воспитанных в традициях вежливости и послушания, просто неудобно такое сказать. И представители сильного пола этим пользуются.

— А где грань нормы? Когда флирт превращается в домогательство?

— Эта граница очень тонкая. Домогательство — это не тот случай, когда на тебя набрасываются и тянут за холодильник.

Начинается все с флирта, а потом понемногу сдвигаются границы. Когда ты чувствуешь, что тебе уже некомфортно, нужно об этом прямо сказать и не бояться последствий.

Когда я была старейшиной Ласнамяэ, то узнала об одном случае домогательства к сотруднику. Поговорила с возмутителем спокойствия и все прекратилось. Я дала тому человеку понять, что если подобное повторится, трудовые отношения будут прекращены.

— Регулируется ли харассмент на уровне закона? Или нет закона – нет проблемы?

— Трудовой харассмент не регулируется, но в Пенитенциарном кодексе есть две статьи (153 и 157), которые касаются сексуальных домогательств в целом (не только на рабочем месте) и незаконного преследования, слежки, назойливого поведения.

Возможно, стоило бы ввести статью за харассмент на рабочем месте. Действующий закон не допускает промедления. В Эстонии невозможно заявить о домогательстве пятилетней давности. Срок давности привлечения к ответственности — два года.

— Приходилось ли вам как политику сталкиваться с проявлением неуважения не стороны политиков-мужчин?

— Такого не было. Речь шла только о разных проявлениях флирта. Если мне не нравится, я резко ставлю блок. И неважно, кто я в данный момент — политик, журналист или преподаватель.

Нужно уметь решительно отказывать, в случае домогательств скромность женщине не помощник.

— Тяжело ли женщине быть успешной в политике?

— Политика не отличается от других профессий. Я бы не делала разграничений. Безусловно, политика — это мужской мир.

— В нашей политике нет места слабости?

— Здесь нужно играть по мужским правилам! Слезы в политике не помогут.

— Как заставить мужчину уважать даму-политика?

— Сразу же правильно реагировать. Не нужно выдерживать паузу, чтобы переварить оскорбление, а потом ответить. Оскорбления не нужно проглатывать!

— Нужна ли дискуссия в обществе на подобные темы?

— Очень нужна! Это поможет лишить жертву ложного стыда и привести в чувство тех, кто практикует домогательства. Последние не заинтересованы в том, чтобы их деяния стали достоянием общественности.

Задача всего общества — не оставаться равнодушным к подобным проявлениям. Если вы видите своих коллег с замазанными синяками, нужно не бояться вмешиваться.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: домогательство – это не флирт?/ Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Sander Ilvest

  • Насколько остра проблема домогательств в Эстонии? Не слишком ли эта тема раздута?
  • Во многих случаях общество становится на сторону обвиняемого. Почему?
  • Не является причиной излишний консерватизм нашего общества?
  • Нужна ли дискуссия на подобные темы?
  • Приходилось ли парламентарию самой сталкиваться с подобными проявлениями?
  • Тяжело ли женщине быть успешной в политике?
  • Как защитить себя от попыток домогательств?

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

НАВЕРХ