Медики рассказали нарвитянам, как можно завещать свои органы в случае смерти, и зачем это нужно

Пациент, четверть века живущий с донорской почкой (справа) и медики рассказали нарвитянам о пересадке органов.

ФОТО: Николай Андреев

Каждый год в Эстонии умирают, в среднем, пять человек, которые не дождались своей очереди на пересадку органов. В то же время, согласен завещать свои органы в случае смерти только один процент жителей страны. А половина населения, по данным опроса, вообще ничего не знает о трансплантации. Больничная касса и медики проводят сейчас своеобразную рекламную кампанию в этой сфере. В рамках кампании в Нарве в среду прошла встреча врачей, пациентов и горожан, которых по какой-то причине волнует тема пересадки органов.

Почки - “самый популярный” орган

О трансплантации органов на встрече в Нарве рассказали нефролог, то есть специалист по болезням почек, доктор Кюлли Кылвальд, директор Трансплантационного центра при Клинике Тартуского университета доктор Вирге Палль и Маргус Паало - пациент, который живет с донорской почкой с 1993 года.

Пообщаться с ними пришли 16 человек, многие из которых сами пережили пересадку органов.

В Эстонии сейчас 66 пациентов с тяжелым поражением какого либо органа, которые ждут донорского органа. Подобные операции - не такая редкость, как может показаться. За последние полвека, когда в Эстонии проводятся трансплантации органов, донорские почки получили уже около 1300 человек, печень - около 100 человек, легкие - около 30 пациентов, поджелудочную железу - около 10 пациентов.

Самыми молодыми пациентами из Эстонии были дети в возрасте одного и двух месяцев, но операции им делали в Финляндии и Швеции. Самому старшему пациенту, рассказала Вирге Палль, было 75 лет.

Почки - “самый популярный” орган для пересадки, пересаживают почти всегда только одну почку - она вполне справляется за двоих. Кроме почек, в Эстонии проводят трансплантации других органов и тканей, но сердце эстонским пациентам могут пересаживать только в Финляндии. В год в Эстонии проводится около 60 различных трансплантаций.

По словам медиков, если орган тяжело поврежден болезнью, альтернативы пересадке зачастую нет. Более новые технологии пока находятся в зачаточной стадии. Так, Вирге Палль рассказала, что на 3D-принтерах ученые научились печатать целые органы, они даже начинают работать, но пока ни один орган не проработал дольше двух недель. В то время, как, например, донорские почки после пересадки могут проработать 10-20 лет. Хотя и их приходится заменять: доктор Кюлли Кылвальд рассказала, что в Эстонии живет пациент, которому почку пересадили уже в третий раз.

Четверть века с донорской почкой

Маргус Паало, который согласился рассказать свою историю на встрече в Нарве, пережил уже две трансплантации почки. Маргус говорит, что ежедневно принимает таблетки, но в остальном ведет обычную жизнь.

Судовой механик по профессии, он рассказал, что еще во время учебы в мореходном училище регулярно проходил медосмотры и чувствовал себя вполне здоровым. Но проблемы с почками обнаружились позднее. Почки отказали, пришлось пересаживать донорскую почку, и она, к счастью, оказалась очень жизнеспособной.

В 90-е годы Маргус Паало руководил рыбзаводом в Тойла, а также был акционером компании Viru Rand, которой принадлежал завод.

“Очень помогает, когда у тебя есть свое дело, ты нужен и не думаешь постоянно о своей болезни. Можешь жить, как нормальный человек”, - рассказал он.

Но донорской почки пришлось ждать полгода. Поскольку свои почки уже не работали, приходилось проходить процедуру гемодиализа, когда специальный аппарат в течение нескольких часов очищает кровь от лишней жидкости и шлаков, выполняя функцию почек.

“В Йыхви или в Нарве тогда диализа не было, приходилось ездить в Тарту, - рассказал Маргус. - Я очень плохо себя чувствовал. Ездил на своем Запорожце и, бывало, еще и на дороге его ремонтировал”.

Это было тяжелое время. На работе Маргус выдерживал часов до двух, хотя работа была не физической. После ехал домой, но и там был не в состоянии что-либо делать:

“Голова была, как будто из теста, и даже ночью, когда спал, не мог забывать, что чувствую себя плохо. Была мечта, хотя бы полчаса побыть с ясной головой. И когда я проснулся после операции, я понял, что почка работает, потому что… видел во сне водопад с чистой водой. Проснулся и понял, что голова - кристально чистая”.

Донорская почка безотказно работала 25 лет, но отказала и она. Еще два года пациенту пришлось ездить на диализ. Но уже рядом - в Пуру, несколько раз в неделю, благодаря чему его здоровье ухудшилось не так сильно. Если первую почку Маргус получил от мотоциклиста, который погиб в Эстонии в аварии, то вторая почка приехала от донора из Норвегии. Лист ожидания теперь общий для Эстонии и стран Скандинавии. И пациент, и донор может оказаться из любой из этих стран.

Как люди становятся донорами?

По словам директора Трансплантационного центра Вирге Палль, есть три случая, в который умерший человек может стать донором органов для больных из листа ожидания.

На сайте digilugu.ee каждый житель Эстонии может найти свои медицинские данные. Здесь же в разделе “волеизъявление” можно выразить свое отношение к донорству органов - разрешает человек использовать его органы после смерти или запрещает. Если разрешение в DigiLugu есть, тело после смерти везут в специализированные отделения больниц в Таллинне или Тарту. А после изъятия органов тело возвращают родственникам, причем хирург обязан привести тело в порядок, чтобы следы операции были не видны.

Также житель Эстонии может заполнить бумажную карточку с разрешением изъять его органы и хранить эту карточку в бумажнике.

Если сам человек при жизни никак не обозначил свое разрешение или запрет, врач после смерти пациента может поговорить с родственниками.

“Причем врач не спрашивает, что думают родственники о донорстве. Он спрашивает, что умерший человек при жизни думал о донорстве - был против или за”, - объясняет Вирге Палль.

Особый случай - когда одну почку хочет отдать своему больному родственнику живой человек. В этом случае, по словам доктора Кюлли Кылвальд, с донором сначала беседует психолог.

Можно ли купить место в листе ожидания?

По словам медиков, в Эстонии никаких финансовых отношений между донором и пациентом нет. В 90-е годы в больницы нередко звонили люди, которые предлагали продать свою почку. Медики объясняли им, что в Эстонии это невозможно, в отличие, например, от Индии или Пакистана.

С другой стороны, больной, который нуждается в донорском органе, не может заплатить, чтобы продвинуться вперед в листе ожидания. Один из участников встречи в Нарве рассказал историю своего друга. Хотя он был довольно состоятельным человеком, он умер, не дождавшись очереди на пересадку.

Деньги в данном случае никак не помогают: лист ожидания врачи формируют так, что впереди стоят наиболее нуждающиеся в помощи пациенты. Определяют их по специальному алгоритму, единому для Эстонии и Скандинавии. Отдельно ведутся списки для тех, кто нуждается в донорском органе срочно, для детей и для тех, кому требуется повторная трансплантация, поскольку недавно пересаженный донорский орган отказал.

Известно, что в мире донорские органы продают и покупают, в том числе нелегально. И часто встречается такой страх: если я “завещаю” свои органы, в случае тяжелой болезни или аварии меня предпочтут не лечить, а “разобрать на запчасти”. Однако, по словам медиков, в Эстонии лечащий врач в системе DigiLugu видит всю историю болезни пациента, но пока пациент жив, не видит, разрешил ли пациент использовать его органы.

Поэтому Вирге Палль призвала пришедших на встречу нарвитян обсудить донорство со своими близкими, дать свое согласие в DigiLugu (если что, его всегда можно отозвать) и “не уносить свои органы на тот свет”.

НАВЕРХ