Борьба эстонских банков с отмыванием денег ставит бизнесменов-нерезидентов в безвыходную ситуацию

Здание банка Luminor

ФОТО: Eero Vabamägi

Нерезиденты все чаще сталкиваются в Эстонии с отказом при попытке открыть коммерческий банковский счет. При этом, хотя у банков действуют отнюдь не малые прейскуранты на рассмотрение заявлений, даже уплата круглых сумм не дает ходатайствующим никаких гарантий. 

Профессор Стокгольмской школы экономики Петер Зашев, преподающий в том числе в Эстонии, зарегистрировал в эстонском бизнес-регистре новую фирму под стартап-идею. Проблемы начались, когда потребовалось открыть для нее счет.

Сначала в открытии бизнес-счета ему отказал Swedbank. По словам Зашева, решение об отказе было принято после двухминутной беседы по телефону с формулировкой "мало пользы для эстонской экономики". "Как банк за две минуты успел проанализировать пользу, для меня осталось загадкой", - говорит Зашев.

Он попробовал задействовать личные связи, после чего банк повторно рассмотрел его просьбу. Оценка заявления обошлась ему в 200 евро, но как предупредили в банке, без гарантии результата. 

"Я им заплатил в пятницу утром 200 евро за "расширенную проверку" моей просьбы, а в понедельник к полудню они уже готовы с отрицательным ответом. Мало того, теперь для того чтобы получить назад уставной капитал от 2500 евро, который лежит у них, надо попросить согласие суда", - сокрушается Петер.

Тогда он обратился в банк Luminor и тоже получил отказ. Теперь с аргументом:  "деятельность компании не соответствует стратегии банка". "Какая у них стратегия - не объяснили, почему не отвечает - тоже", - отмечает Зашев.

В случае с Luminor он заполнил заявление по интернету, но стандартная форма банка не предусматривает возможности рассказать о деятельности фирмы более подробно. "А для личной встречи, написали они, у них нет времени, и в ней нет надобности", - добавил Зашев.

SEB и вовсе известил предпринимателя о том, что обработка документов нерезидентов обойдется в 500 евро, эта сумма также остается у банка вне зависимости от принятого решения.

Банк CООP назвал цену в 200 евро, при этом работник банка в телефонном разговоре признала, что правила у банков одинаковые - и если какие-то уже отказали, вероятность положительного решения в СООР также очень невысока.

"Единственная хорошая новость дня: TBB запросил больше информации о том, что за фирма и что за проект. Нельзя сказать, что развитие событий многообещающее, но не отказ и не 200 евро", - заметил Зашев.

С похожими проблемами столкнулся и другой предприниматель, обратившийся в Rus.Postimees. "Мы - международная компания, работающая в ОАЭ и в России. Выбрали для третьей фабрики Эстонию и хотели бы работать в Эстонии и Финляндии. Но столкнулись с проблемой при попытке открыть расчетный счет для нерезидентов", - рассказал Ринат.

По его словам, сначала он обратился в банк SEB. Заполнил форму на сайте и через день получил письмо, которое гласило: платите 500 евро, и ваши документы будут рассматривать, но в случае отрицательного решения деньги возврату не подлежат. 

К бумагам о фирме необходимо приложить доказательства, что компания действительно намерена работать в Эстонии. Это могут быть договоры с эстонскими компаниями, договор об аренде помещения, договор с сотрудниками и т.д, пояснили в банке. "Только где все это взять новой фирме - непонятно, особенно если без счета вы не можете приступить к работе?" - задается вопросом Ринат.

Далее, продолжает он, я заполнил форму на сайте Swedbank. Мне позвонили, вежливо поговорили и согласовали время, когда мне удобно приехать к ним в главный офис. "В назначенное время меня встретил сотрудник и довольно подробно разъяснил все положения эстонского законодательства о борьбе с отмыванием денег. Особенно это касается российских граждан".

После этого он обращался в LHV, где отказали даже в открытии личного расчетного счета без объяснения причины, COOP и Äripank (ныне ТВВ), в котором, со слов работника, очередь на рассмотрение - три месяца.

"На данный момент я пытаюсь открыть счет для личных нужд как физическое лицо в Swedbank, и у меня запросили документы моих компаний в России и ОАЭ, апостилированные и заверенные нотариусом. То есть мне надо ехать в Россию, потом в Дубай, чтобы открыть счет в Эстонии?" - спрашивает бизнесмен.

Как прокомментировал глава отдела противодействия отмыванию денег банка Luminor Ханнес Оя, все банки должны исходить из принципа «знай своего клиента». Это установленное законом обязательство, цель которого - препятствовать отмыванию денег и финансированию терроризма и предотвращать нарушения различных международных ограничений, включая режимы санкций.

"При обслуживании клиента нам необходимо оценивать различные риски, учитывать их сферу деятельности, используемые ими услуги и их географические связи. Исходя из этого банки должны собирать дополнительную информацию от своих клиентов, чтобы убедиться, что их обязательства по различным правовым документам выполняются. В случае, если банк, проанализировав собранные данные, не приходит к уверенности в том, что связанные с клиентом риски покрыты, он имеет право не предоставлять финансовые услуги", - сообщил он в ответ на запрос Rus.Postimees.

Он напомнил, что действующие в Эстонии кредитные учреждения согласовали общие принципы предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма, которые доступны на сайте Cоюза банков. "К сожалению, из-за банковской тайны мы не можем комментировать конкретные случаи", - указал он.

Оя отметил, что для банка очень важно плавное сотрудничество между клиентом и банком, поэтому человек, желающий открыть банковский счет, должен также сделать все возможное, чтобы предоставить банкам необходимую и запрошенную информацию.

Комментируя претензию Зашева относительно невозможности представить полные данные при подаче заявления, Оя признал, что в настоящее время при подаче ходатайства в онлайн-среде банка Luminor отдельного поля для информации или комментариев, действительно, нет. "С другой стороны, после заполнения всех полей клиент может добавить к ходатайству свои собственные файлы, например, файл Word с дополнительной информацией, записанной в произвольной форме. Таким образом, возможность представления дополнительной информации у клиентов существует", - заверил он.

Пресс-секретарь Swedbank Кристийна Херодес сказала Rus.Postimees, что при вынесении решения об открытии коммерческих отношений (в данном случае, об открытии счета) банк опирается на юридические требования, а также на лучшие практики. Кроме того, учитываются определенные самим банком склонность к риску и поведенческая политика, исходящая из этических принципов.

Например, банк имеет право принять решение не вступать в деловые отношения с компаниями в некоторых сферах бизнеса, поскольку это может противоречить этическим или другим соображениям, объяснила она. Каждый раз оценивается множество факторов, начиная с наличия у человека права представлять компанию и заканчивая тем, являются ли планы и/или деятельность компании прозрачными и понятными, а потенциальные риски - управляемыми, и то, как деятельность предприятия связана с Эстонией.

"В качестве примера - если акционеры компании не связаны с Эстонией, товары перемещаются или другие виды деятельности осуществляются за границей, какова обоснованная необходимость в счете в эстонском банке?" - указала Херодес, уточнив, что таких черно-белых случаев немного.

В случае нерезидентов, сказала она, несомненно, важно понять, зачем им нужен счет в Эстонии. Если это понятно и обоснованно и данные поддаются проверке и подтверждению, то вероятность положительного ответа намного выше. 

Конечно, банки Эстонии в последнее время стали проявлять все большую осторожность при открытии счетов для нерезидентов, признала она, комментируя вопрос Rus.Postimees о том, не связаны ли участившиеся отказы с недавними скандалами с отмыванием денег.

В ответ на приведенные обстоятельства отказа, описанные Зашевым, Херодес сказала, что указанный промежуток времени - от 2 до 5 минут - не является в общем случае в банковской практике Swedbank достаточным для принятия решения об отказе в открытии счета. "За это время, вероятно, можно отказать в открытии счета только в установленном законом порядке или если профиль клиента целиком не соответствует склонности банка к риску", - предположила она.

На вопрос, может ли помочь представление дополнительных данных после вынесения первичного отрицательного решения, Херодес ответила, что случаи, когда это помогало, несомненно, бывали. "Например, на начальном этапе открытия первичного счета клиенты могут не осознавать, насколько серьезно банк относится к необходимости получения дополнительной информации, и клиенты обычно могут дать очень поверхностные ответы, что, в свою очередь, может привести к отказу в открытии счета. В этом случае, если дальнейшие объяснения помогут ответить на вопросы, ранее оставшиеся без ответа, это, конечно, может послужить основой для пересмотра первоначального решения", - сказала она.

Пресс-секретарь SEB Эвелин Аллас также указала, что банк SEB поставил перед собой цель действовать таким образом, чтобы исключить отмывание денег, терроризм или любую другую незаконную сделку, и эта задача играет важную роль при оценке пригодности отношений с клиентами. Банковский персонал должен сначала убедиться, что представленные документы являются правильными и полными, чтобы принять положительное решение, указала Аллас.

Должны быть установлены как идентификационные данные клиента, так и структура собственности бизнес-клиента и фактических бенефициаров, перечислила она, отметив что, если работник банка не получает информацию о бизнесе клиента, фактических бенефициарах, цели или характере отношений с клиентом, с таким клиентом невозможно установить доверительные договорные отношения. 

"Мы не можем установить отношения с клиентом, если речь идет об анонимном или вымышленном лице или если возникает подозрение, что клиент использует вымышленное имя или действует как подставное лицо. Также это касается лиц, чья информация неверна, неполна или не соответствует требованиям банка. Кроме того, мы принимаем меры для проверки и идентификации бенефициарного владельца и понимания структуры собственности и контроля клиента. Без должных мер и полной уверенности в том, что речь идет не о финансировании терроризма, отмывании денег или незаконной деятельности, установление клиентских отношений невозможно", - значится в ответе пресс-службы SEB.

Чтобы установить надежные и функциональные отношения с клиентом, сотрудник должен быть убежден, что цель установления отношений с клиентом однозначна и что клиент прозрачен и логичен, продолжила Аллас.

Банк должен быть уверен, что клиент действительно вступит в деловые отношения с предполагаемыми деловыми партнерами, а также должен знать, какова сфера деятельности компании и платежные привычки клиента.

По ее словам, время анализа зависит от размера бизнеса, оборота и других факторов, которые имеют критическое значение при проверке профиля бизнес-клиента. В том числе оно зависит от информации о компании, которая должна быть обработана. Обычно это 10 дней, но срок может быть продлен, о чем будет сообщено клиенту. Банк может попросить предоставить дополнительную документацию.

"Бывают ситуации, когда мы встречаемся с клиентами, но это не стандартная практика. Мы полагаемся на информацию, которую можно найти в открытом доступе и которая была нам представлена, включая годовой отчет, налоговые декларации и т.д.", - объяснила она.

По словам Аллас, нерезидент, желающий открыть счет в SEB, должен быть уверен, что у него есть тесная связь с Эстонией. Это означает, что юридическое лицо-нерезидент обязательно должно вести в Эстонии значительную деловую активность, с Эстонией должны быть связаны владельцы бизнеса, крупные деловые партнеры или же у юридического лица должны быть инвестиции в Эстонию. 

НАВЕРХ