Антарктические новости: наконец-то выпал первый снег!

"Адмирал Беллинсгаузен" среди айсбергов.

ФОТО: Timo Palo

Самой современной из тех баз, которые мы до сих пор посетили, без сомнения была южнокорейская база Кинг Сенджонг.

Высадка на сушу была на этот раз такой сухой, что даже не пришлось шлепать по воде из резиновой лодки, а можно было пришвартоваться к причалу. Для этого пришлось вскарабкаться по металлической лестнице высотой в несколько метров, на верху которой нас ждали радушные хозяева с сине-черно-белыми флажками.

Базе всего три года, но все же она должна была быть более скромной, чем еще более современный комплекс Росса на берегу. Особенно впечатляющим в Антарктиде, не покрытой беспроводным интернетом, было то, что даже на мелких спасательных судах у каждого был свой вайфай. Мы останавливались то у одного, то у другого судна, и телефоны в карманах оживали. Пароли мы спрашивать не стали, зачем нарушать столь прекрасный покой?

Впервые в зданиях были обнаружены признаки архитектуры. Как правило речь шла о контейнерах с окнами, стоящих либо на земле, либо на металлических ножках. Исключением были совсем старые станции, где были деревянные строения, но в основном имевшие лишь музейную ценность. Научные лаборатории и «теплица» для выращивания свежей зелени на корейской базе были впечатляющи.

«На такой базе я бы поработал», - было нашим общим мнением об этой базе, напоминающей космическую станцию.

ФОТО: Timo Palo

Мы встали на рейде Примавера у аргентинской базы, где новые члены команды помимо уже посещенных островов смогли высадиться на антарктический материк. В заливе проворно двигались айсберги и их малютки, большой поморник поклевывал спасательные жилеты, разложенные на скале, а любопытные пингвины постоянно  ходили неподалеку. Вдалеке прогрохотал в воду кусок ледника. Большой морской лев выступил с полноценной программой. Забудьте цирк и зоопарк, в дикой природе, где эти чудесные животные и должны остаться, они совершают гораздо более головокружительные трюки.

Dream team ансамбля народной культуры «С четырех до восьми», т.е. вахта, которая дважды в сутки управляет кораблем именно в это время, с гордостью проводит лучшие швартовки и лучше всех работает со шкотами. Они, конечно, работают и тренируются тоже, но потихоньку, чтобы певческий хор «С двенадцати до четырех» не проснулся и не стал заниматься плагиатом. Маленький, но ценный момент соревнования у всех повышает тонус.

У камбузных вахтенных работа кипит все сильнее, поскольку к ним присоединилась тяжелая артиллерия в лице матроса Керсти. Утренний омлет был приготовлен индивидуально для каждого, кто выполз из койки. Двумя первыми сама Керсти не была довольна, но третий был уже совершенен и достался капитану Индреку. На обед был приготовлен сверхполезный фаршированный перец, где, по мнению некоторых мужчин, могло бы быть больше настоящего свиного жира, но несмотря на дружелюбное подтрунивание паприка исчезла моментально.

Матрос Керсти вспомнила слова друга, любящего готовить, что, если сверху положить паприку, можно съесть и брюкву. К вечеру будет готова баранина-на-трубах, еще со вчерашнего дня готовящаяся при не очень высокой температуре в машинном отделении. Она готовится в течение суток при включенном моторе, работающем на 1000 оборотах в минуту. Поскольку машина и без того работает, речь идет о полностью климатически нейтральной баранине. Чтобы ужин был совершенным и поскольку ветер поднялся, мы вновь ставим паруса, теперь мы вновь в более свободной от льда воде.

Баранина в машинном отделении.

ФОТО: CJ Kask

Мы всегда должны двигаться скорее осторожно, чем с большой скоростью, поскольку морским картам здесь доверять не стоит. Люди с уругвайской базы, которые в резиновых костюмах ассистировали нам при высадке на сушу, жаловались, что течения и суровые штормы постоянно изменяют рельеф прибрежного дна. Надо очень осторожно смотреть, чтобы не налететь на камни.

Уругвайцы рассказали, что в марте впервые за десять лет пройдет антарктический марафон, где будет много участников с многих баз. Они будут бегать между базами Фрея и Уругвай, пока не пробегут 42 км. Расстояние между базами по суше составляет около четырех километров. Матрос Керсти, наш лучший бегун, приехала слишком рано, иначе мы могли бы выставить участника и от нашего судна.

У нас термометр на нуле, и впервые идет снег. На это камбузный вахтенный обещал испечь яблочный пирог, пахнущий корицей.

Марис Пруули, боцман «Адмирала Беллинсгаузена»
НАВЕРХ