Государство не может обеспечить право отца встречаться с ребенком

Мать отказывается исполнять постановление суда, по оценке Министерства юстиции, нужно исходить из интересов ребенка.

ФОТО: Caro/Hechtenberg/Scanpix

В январе вступило в силу решение суда, согласно которому Министерство юстиции должно выплатить компенсацию в размере 5000 евро отцу, который в течение нескольких лет не мог встретиться со своим ребенком, хотя суд определил порядок встречи, пишет Postimees.

Речь идет уже о втором таком случае. В конце 2014 года Таллиннский административный суд на основании Закона о государственной ответственности взыскал с Министерства юстиции в пользу отца, который не мог встретиться с сыном, 7000 евро, поскольку государство в течение трех лет не могло обеспечить исполнение решения суда. Нынешнее взыскание было назначено на тех же основаниях.

Несколько лет не видел ребенка

И хотя Таллиннский окружной суд определил порядок общения отца и живущего в другом месте ребенка еще в ноябре 2015 года, мать отказывалась его исполнять и суд начал договорное производство. Полгода спустя договорное производство провалилось, и суд обязал мать позволить отцу встречаться с ребенком. Суд назначил и взыскание, если мать не позволит отцу видеться с ребенком, но толку от этого не было: в последний раз отец видел своего сына в апреле 2016 года.

В мае 2018 года отец подал в Таллиннский административный суд иск, потребовав от государства компенсации нематериального ущерба в размере 5000 евро.  Он считает, что ущерб ему причинила Эстонская Республика, которая не смогла обеспечить исполнение судебного решения.

В июле прошлого года административный суд жалобу не удовлетворил, придя к выводу, что отец не использовал все законные возможности, чтобы встретиться с ребенком. Отец обжаловал решение в окружном суде, который в декабре прошлого года признал его правоту. Окружной суд отметил, что в отношениях между ребенком и родителями время часто играет решающую роль.

«Время может оказывать необратимое влияние на отношения между ребенком и не живущим вместе с ним родителем. Если родители не достигли согласия, нереально ждать, что государство сможет принудить одного из них относиться к другому с пониманием», - сказал суд.

По словам советника службы частного права Министерства юстиции Андры Ольм, в прошлом году министерство выступило с намерением разработать изменения правил определения порядка общения, сейчас законопроект находится в стадии составления.

«Но нужно помнить, что не все связанные с правом общения проблемы можно решить законами. Семейно-правовые споры чаще всего весьма эмоциональны, особенно если они касаются детей. Если один из родителей не исполняет назначенный судом порядок общения и не позволяет второму родителю встречаться с ребенком, государству очень сложно обеспечить общение таким образом, чтобы от этого не пострадал ребенок. Интересы ребенка в таких делах имеют первичное значение», - сказала Ольм.

Она добавила, что из таких случаев нельзя делать выводы, что каждому родителю, который недоволен назначенным судом порядком общения, государство будет платить компенсацию. Суд рассматривает каждый случай отдельно.

Ситуация не черно-белая

Ольм уточнила, что суд первой инстанции жалобу отца не удовлетворил, поскольку в ухудшении отношений между ним и матерью отец тоже сыграл свою роль. Например, мать ребенка была вынуждена обращаться в «Помощь жертвам» из-за насилия в близких отношениях. «Поиск договоренности предусматривает и какие-то усилия со стороны отца, но по судебным материалам этого не видно», - отметила она.

По словам советника, мужчина был агрессивен и в отношении своей бывшей спутницы жизни и матери ребенка, потому полиция возбудила уголовное дело. Но прокуратура все же согласилась с прекращением производства в виду отсутствия общественного интереса: «Согласившись с прекращением производства, одновременно мужчина согласился и с тем, что совершал описанные в подозрениях деяния».

Ольм добавила, что предпочтительным в общении отца и ребенка является восстановление человеческого контакта с матерью: «Человек исходит из ошибочного понимания, что восстановление общения между ним и ребенком – это задача одного только государства. Он сам ничего не делал для нормального решения вопроса».

Она подвела итог, что речь идет о крайне сложной и чувствительной теме, у которой нет единого и простого решения.

НАВЕРХ