Двенадцать эстонских единорогов и президент, переживший бурю

Найдите в море айсберг.

ФОТО: Maris Pruuli

На аргентинской базе команду судна, пережившую неожиданный шторм, сравнивали с мифологическими единорогами.

Погода хранила нас так абсурдно долго, что когда-то это должно было случиться. Мы двинулись от полярной базы Палмера в сторону острова Кинг-Джорджа, где мы хотели оказаться к годовщине открытия Антарктиды. Впереди нас ожидали 250 морских миль, и приборы показывали ETA (предположительное время прибытия) через 36 часов.

Но в проливе Неймайера начал резко усиливаться ветер, пенистая волна и сильный встречный ветер сделали пролив совершенно непроходимым. Речь идет о настоящих катабатических ветрах, при которых вода гладкая, все тихо, ничто не предвещает перемен и вдруг как будто из ниоткуда с ледников срываются сильнейшие ледяные порывы ветра.

Порывами дело не ограничилось. Ветер был постоянно 20 м/с и прямо в лицо. Выражение «бороздить море» стало очень хорошо понятным. Именно эту трудную работу наш прекрасный кораблик и пытался проделать. Чистая морская классика, ветер гудел в вантах, волна пенистыми облаками била через палубу и в окна рубки. Судно скакало и перекатывалось с волны на волну, скорость резко упала. Цифра, показывавшая время, оставшаяся до места назначения, на экранах резко выросла с тридцати до девяноста часов. Стало казаться, что празднование двухсотлетия нам придется организовать в море, и хорошо, если гостевые матросы успеют на запланированный рейс домой.

Когда угол ветра сменился, ванты перестали гудеть, но ветер вбивал их как музыкальный инструмент к краю релинга. Мы часто меняли ледовых вахтенных, глаза очень быстро уставали искать в темноте белые айсберги между белыми гребнями волн, в какой-то момент показалось, что мы наскочим на какой-нибудь из них. Но местная живность умеет ценить любую погоду. В предутренних сумерках киты, ворочаясь в волнах прямо по носу, махали нам хвостами и плавниками, один раз мы даже на всякий случай сменили курс, чтобы не помешать их игре. Низкие чернеющие хребты гор с белыми пятнами снежников напоминали огромных косаток. Буревестники с полощущими крыльями летали рядом с нами что было сил, но, по сути, не могли сдвинуться с места против встречного ветра.

Утром море успокоилось, один парк айсберговых скульптур следовал за другим, несколько раз начинался снегопад. Снова было воскресенье, и камбузные пекли блины. Капитан Индрек подытожил ночной сон и попытки удержаться в койке коротко: родео.

Посещение базы Палмера днем ранее было очень интересным. Наш первый визит пару недель назад был содержательным и теплым, теперь мы уже прибыли как старые друзья. Вновь на флагштоке базы красовался сине-черно-белый флаг, а на доске объявлений команды «Адмирала Беллинсгаузена» - приветствия. Между двумя посещениями на базе прошел эстонский вечер, был проведена викторина, и врач базы попросил, чтобы мы прислали еще материалов, которые можно было бы почитать об этой крайне интересной маленькой стране.

Руководитель станции Боб сделал для нашей делегации подробный обзор научных тем, над которыми ежедневно работают на базе, и мы вновь могли гордиться своим президентом, матросом Керсти, которая чувствовала себя в научных темах как рыба в воде и участвовала в беседе как равная среди равных. Народ на базе предложил тем, у кого есть желание, прогуляться до ледника, возвышающегося над базой, где находится их метеорологическая станция и откуда открываются прекрасные виды. К их удивлению, наша президент немедленно согласилась двинуться в путь. Кто-то из обитателей базы сказал, что наша делегация была непосредственной и особенной.

Врач одной из посещенных нами аргентинских баз недавно, услышав о нашей стране и численности населения, сравнил нас с мифологическими единорогами. И блаженно вздохнул, как счастлив человек, которому повезло в жизни увидеть двенадцать единорогов одновременно. Столь неземной редкостью показались мы ему. Сделать друг друга счастливыми – что может быть красивее! Продолжаем идти выбранным курсом.

Марис Пруули, боцман «Адмирала Беллинсгаузена»
НАВЕРХ