Школа должна быть дружелюбной или требовать результатов и дисциплины? Мнения директоров расходятся

Учителя четырех нарвских школ обсуждают, какой должна быть правильная школа в XXI веке.

ФОТО: Николай Андреев

В Нарве прошел очередной день обсуждений Bazar, на котором на этот раз участники рассуждали, что они изменили бы, если бы стали директорами школ. Комментировать эти предложения пришли четыре действующих директора. Самой острой оказалась тема психологической атмосферы в разных нарвских школах, при этом директору Языкового лицея пришлось отбиваться от волны критики из зала.

Пуфики против парт

На обсуждение в кафе “Муна” пришли родители школьников, учителя, гимназисты. Вели дискуссию журналисты ERR Юрий Николаев и Михаил Комашко. Организаторы решили перевернуть традиционный формат подобных встреч - дали слово зрителям, а приглашенных экспертов попросили лишь комментировать предложения из зала. В роли экспертов выступили директора четырех нарвских школ - Вячеслав Коновалов из Пяхклимяэской гимназии, Надежда Черкашина из Языкового лицея (это муниципальные школы), Татьяна Бабанская из частной Православной гимназии и Татьяна Степанова из Ваналиннаской государственной школы.

Первым вопросом, который задавали многие, стал такой: почему дети до сих пор сидят на уроках за партами, как и десятилетия назад?

“Может сделать альтернативный класс, где можно сидеть на пуфиках?” - предложила Эва Леннук, студентка ТУ и молодежный делегат ООН от Эстонии.

“В наш век, когда мы учим будущего взрослого человека тому, чтобы он сам умел ставить перед собой задачу и сам выбирал способ, как он ее решит, необходимо открытое пространство, где ученик сам выбирает, как он решает задачу - ищет информацию в интернете, берет книгу или ищет одноклассника, с которым он готов обсудить эту проблему”, - сказала депутат горсобрания Нарва-Йыэсуу Наталья Мячина.

Директора школ, в целом, не возражали против этих идей. Надежда Черкашина сказала, что по ее опыту удобнее, когда в классе есть и парты, и пуфики. В Языковом лицее экспериментировали с этем, в Ваналиннаской государственной школе так занимаются младшие классы. В Православной гимназаа, по словам ее директора Татьяна Бабанской, очень маленькие классы, обычно не более 12 человек, и занятия удается проводить даже во дворе под деревом, если погода позволяет.

Директор Пяхклимяэской гимназии Вячеслав Коновалов объяснил, что все не так просто: если один кабинет используют разные учителя для разных классов, переставлять мебель перед каждым уроком просто некогда.

Разные школы по-разному видят будущее выпускников

Многие гимназисты, выпускники, молодые учителя предлагали на встрече не только заменить парты на пуфики, но и в самом учебном процессе отойти от формальных оценок, от зубрежки и вообще от стремления втиснуть в головы учеников как можно больше информации.

“Почему школы так мало времени и ресурсов выделяют на развитие реально важных способностей, мягких навыков? - спросил молодой человек, который представился Гошей. - Это эффективная коммуникация, эффективная коллаборация, креативность, критическое мышление, умение находить информацию, решать проблемы, использовать информацию, а не просто учить какие-то предметы”.

Эва Леннук добавила, что школьники должны расти самостоятельными гражданами и уметь самостоятельно делать выбор в разных ситуациях.

“Как мы можем надеяться, что ребята научатся что-то выбирать, если с первого по двенадцатый класс они даже не выбирают с чем суп поесть - со сметаной или без - и не могут выбрать себе направление обучения в большинстве случаев?”

Вячеслав Коновалов признал, что все озвученные проблемы - реальны, и в его школе с ними пытаются бороться, увеличивая количество предметов по выбору. По его мнению, школа при этом не должна думать о собственном рейтинге, который формируется по результатам госэкзаменов:

“Мне кажется, сегодня успех отнюдь не измеряется оценками. Мне кажется, что тем детям, кто хочет получить образование и идет за результатом, мы должны предоставить такую возможность. Тем, кто считает, что у них на эту жизнь есть другой план, мы должны им тоже помочь это сделать. Вот и всё”.

С этим не согласна Надежда Черкашина, директор Языкового лицея, который по результатам госэкзаменов является одной из лучших школ Эстонии.

“Я считаю, что рейтинги важны, - сказала она. - Рейтинг школы - это сумма рейтингов отдельных детей. Очень важно, чтобы ребенок, окончив школу, имел хорошие результаты и был конкурентоспособен на рынке труда и образования. Я понимаю, что я говорю, может быть, непопулярные вещи. Я видела людей, которые поступали в какой-то институт, потому что в другие институты с их баллами не брали. И это, на самом деле часто означает испорченную жизнь и испорченную карьеру, испорченное профессиональное образование. Мне бы очень хотелось, чтобы дети, заканчивающие Нарвский языковой лицей, поступали в лучшие вузы - и Оксфорд, и Гарвард, и лучшие вузы Эстонии”.

Татьяна Степанова сказала, что она, наоборот, всегда гордилась тем, что почти все ее выпускники поступают в вузы Эстонии. Потому что лучшие ученики, которые уезжает учиться за границу, обычно и жить и работать остаются там. Татьяна Бабанская также считает, что уезжающие за границу ученики - это не предмет для гордости школы. По ее мнению, школа должна быть дружелюбной, а не бороться за высокий рейтинг.

Постоянно опаздывающих - учить или отчислять?

От требований школы к ученику во многом складывается психологический климат в школе. Несколько дней назад анонимный автор под ником we.narva опубликовал в Instagram пост о Языковом лицее, который назвал правдой о “лучшей школе Нарвы”. Автор рассказывал о психологическом давлении на учеников, которые не справляются с высокими требованиями или болеют. Пост набрал уже больше 660 лайков и около 300 комментариев, в основном, возмущенных.

На дискуссии Bazar несколько молодых участников также критиковали Надежду Черкашину за давление и отчисление учеников.

“Многие читали статью господина Агура, который сказал, что из Кохтла-Ярвеской гимназии ушло с сентября 43 человека, - ответила на критику Надежда Черкашина. - Из Нарвского языкового лицея с первого сентября ушло шесть человек и пришло - четыре. То есть, у нас минус два ученика. При этом правда, что двое детей ушли после того, как я объявила им выговор за опоздания, отсутствие и так далее и тому подобное”.

“Я и за новые методы обучения, и за новые технологии, и за всевозможные экспериментальные дни, и за проектное обучение, и за творчество учеников, - добавила Надежда Черкашина. - Но я также за дисциплину в классическом понимании этого вопроса. На мой взгляд, ученик не должен опаздывать на уроки. На мой взгляд, ученик не должен прогуливать уроки. Но прежде чем мы принимаем какие-то меры, мы довольно долго работаем с учеником, предупреждаем”.

Директор Языкового лицея отмечает, что недовольные не обратились прямо к ней, а излили свое недовольство в интернете, вырвав слова из контекста. Это, по мнению Надежды Черкашиной, уже травля по отношению к ней.

За директора заступилась сотрудница полиции Кристина Паап, чей ребенок ходит в Языковой лицей. По ее мнению, какие-то карательные меры должны быть обязательно - как в обществе в целом, так и в школе. А несогласные легко могут сменить школу.

Другие директора школ с жесткими дисцинарными мерами не согласились. Вячеслав Коновалов рассказал, что в Пяхклимяэской гимназии старшеклассников отчисляют, если они пропускают больше 30% уроков по одному из предметов. А опоздание, на его взгляд, вообще не повод выгонять ученика. При этом, гимназисты уходят и из этой школы.

“Мы говорим тогда, что наши порядки, может быть, не совсем соответствуют твоему стилю жизни, и стоит посмотреть на другие школы? - сказал директор Пяхклимяэской гимназии. - Вечерняя школа позволяет лучше организовывать свою личную жизнь, бизнес и учебу. Мы задаем такие вопросы, чтобы люди задумались, а не говорим, что с завтрашнего дня ты - ученик вечерней школы”.

Надежда Черкашина также хорошо отзывается о более гибкой вечерней школе (имеется ввиду Нарвская школа для взрослых). Татьяна Бабанская, напротив, считает, что к подростку в школе нельзя предъявлять такие же требования, как, например, работодатель предъявляет к взрослому сотруднику.

“В школе мы учим, - сказала она. - Наверное, мы должны учить и тому, чтобы они не опаздывали, не прогуливали, а не просто наказывать”.

НАВЕРХ