Или жить лучше, или оставаться во второй ступени?

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Пенсионная реформа, о необходимости которой так много говорили большеви… пардон! – центристско-консервативно-народные отечественники, свершилась!

Накануне министр иностранных дел Урмас Рейнсалу, приятного ему инвестирования, говоря о преимуществах обновленного проекта пенсионной реформы, подчеркнул: «Законопроект дает каждому жителю Эстонии право самому решать, стоит ли ему копить и инвестировать самостоятельно, повысить свой уровень жизни или остаться во второй пенсионной ступени».

Трилемма, прямо как у витязя на распутье: налево пойдёшь – коня потеряешь, направо пойдёшь – голову сложишь, прямо пойдёшь – жив будешь, да себя позабудешь…

Вообще история с затеваемыми нынешней коалицией реформами изобилует зигзагами, кульбитами и прочими акробатическими этюдами. То есть традиция, начатая кадровыми перестановками в нескольких министерствах, благополучно продолжается.

В состоянии постоянного изумления

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин считал, что для достижения наилучшего результата в управлении государством (как сформулировали бы сегодня, «максимально эффективного менеджмента»), «российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».

Время показало, что рекомендации великого сатирика уместны и злободневны не только для Российской империи второй половины XIX века, но и для Эстонской Республики века XXI. И означенное состояние длится вот уже скоро год, с того самого момента, когда после парламентских выборов в одну телегу были, вопреки заверениям другого классика о невозможности такого мезальянса, впряжены и конь, и трепетная лань (кто из нынешней правящей коалиции больше подходит на ту и на другую роли, решать читателю).

Собственно, скоро год – это если брать только формальное сопряжение несопрягаемого в виде союза леволиберальных центристов с праворадикальными консерваторами. А вообще-то народ Эстонии испытывает изумление более-менее регулярно, если понимать это слово абсолютно буквально: выйти ИЗ УМА. Или выжить из ума, что в принципе одно и то же. Просто с водворением на Тоомпеа нынешнего триумвирата это состояние стало для нас перманентным. И покинуть его скоро, по всей вероятности, не удастся.

Иллюстраций – сколько угодно. Еще в начале месяца все аптеки на самом видном месте держали календарь, ведущий обратный отсчет до «дня Икс», когда вялотекущая аптечная реформа станет реальностью и похоронит под своей тяжестью большинство торгующих лекарствами заведений. Сегодня таких численников в большинстве аптек уже нет. Однако это ничего не значит. Потому что ни рядовые фармацевты, стоящие за стойками, ни дипломированные провизоры, к которым я обращался с вопросом, снята ли их проблема с повестки дня, так и не смогли дать мне вразумительный ответ. То ли снята, то ли нет, а, может, вот-вот будет снята… Или не будет… И всякий раз при этом на их лицах явственно читалось то самое изумление.

С чувством глубокого самоудовлетворения

Теперь нечто в том же роде происходит с пенсионной реформой. И хотя сам по себе факт, что она состоится, уже стал окончательно непреложным, чувство изумления не покидает.

В Рийгикогу состоялось утверждение предложенного правительством проекта. Сам по себе факт достаточно рутинный: на то он и парламент, чтобы утверждать или отклонять вносимые на его усмотрение законопроекты. Но вот процедура…

Восхищает скорость и энергичность продавливания нужного коалиции документа: 27-го правительство одобрило окончательный (хотя и по-прежнему очень сырой, как считают многие эксперты) вариант, а уже 29-го он принят! Всё это сильно напоминает завидную стремительность, с которой на днях произошла смена правительства в сопредельной великой державе. Пример заразителен?

Изумляет также тот факт, что принятие закона о реформе правительство увязало с голосованием о доверии к себе, любимому. То есть, зачем ему – правительству – это было нужно, более-менее понятно. Ну, чтобы не затягивать канитель в виде обсуждения предложенных той же оппозицией без малого тысячи поправок.

Но вот угадайте с трех раз: мог ли парламент, в котором большинство голосов принадлежит правящей коалиции (что вполне нормально по определению), проголосовать за недоверие правительству, сформированному той же коалицией?

О самом по себе содержании реформы, целях и методах ее реализации сказано и написано уже достаточно, и ещё больше будет сказано и написано в ближайшей, среднесрочной и отдаленной перспективе.

На самом деле, сколько бы ни было – всё равно будет мало, потому что информированность населения по этому поводу катастрофически низка. И дело не в том, как много слов и букв потратят на прения эксперты и чиновники, а в том, насколько всё это будет понятно рядовому обывателю – тому самому, которому предстоит реализовать свое высокое «право самому решать, как распорядиться своими накоплениями» (цитирую премьер-министра Юри Ратаса). Потому что из всего, до сих пор сказанного, сделать сколько-нибудь осознанные выводы, не имея специального экономического образования, крайне затруднительно. Так что, без дураков, впору срочно организовывать специальные, хотя бы краткосрочные, но массовые, курсы финансового ликбеза.

Это, правда, совсем нелишне, особенно если учесть, сколько пираний притаилось сейчас в тихих омутах денежных потоков в ожидании, когда сюда со своими сбережениями полезут дилетанты-лохи, клюнувшие на призыв правительства быть полноправными, инициативными и энергичными кузнецами собственного экономического процветания.

Они с готовностью развесят уши на обещания о немедленном и сказочном обогащении за счет разных инвестиционных пирамид, а в результате нынешние телефонные мошенники, предлагающие перевести на такой-то счет сто евро, чтобы завтра получить тысячу, покажутся добрыми волонтерами-альтруистами…

О такой опасности предупреждает, например, соучредитель Клуба инвесторов Катарина Хольм.

О реальной угрозе негативного воздействие нынешней реформы на размеры базовой пенсии через десять или пятнадцать лет и на другие риски указывает в Rus.Postimees представитель парламентской оппозиции от Социал-демократической партии Катри Райк.

Но у правительства нет времени, чтобы учесть все мнения специалистов. Надо срочно рапортовать избирателю: обещали провести пенсионную реформу – пожалуйста. Получите и распишитесь!

НАВЕРХ