К обузданию эпидемии теоретически готовы

Оперативный руководитель скорой помощи Таавет Реймерс держит в руках упакованную инфекционную капсулу, открыть ее нельзя, потому что капсула - это дорогое удовольствие. Капсулой можно пользоваться, когда инфекция подтверждена в лаборатории и зараженного нужно перевести из одной больницы в другую.

ФОТО: Tairo Lutter

«Наши лечебные и государственные учреждения готовы к обузданию распространения вируса», - заверил министр социальных дел Танель Кийк (ЦП) и отметил: риск того, что начавший распространяться из Китая коронавирус попадет в Эстонию, все же существует. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что указанная Кийком готовность в большей степени теоретическая, как и проникновение вируса в Эстонию. Так что же означает готовность страны? Этим вопросом задался Postimees.

Готовность Эстонии к вспышке коронавируса, если коротко, сейчас означает то, что работник системы здравоохранения знает, что это за вирус, может его определить, знает, как изолировать зараженного и оповестить Департамент здоровья. Затем анализами занимается лаборатория и устанавливает, с кем зараженный контактировал. Такие же инструкции действуют в Финляндии, и там они помогают останавливать распространение болезни: пока в Финляндии был выявлен лишь один случай коронавируса.

Руководитель отдела неотложной помощи Департамента здоровья Мартин Кадай сказал, что ни в мире, ни в Эстонии нет причин для подогревании паники вокруг коронавируса: «Если по улице гуляет человек из Китая, нет смысла бросаться наутек».

«Не каждый больной с температурой или человек, прибывший из Китая, является носителем вируса», - вторит Кийку Пиллерийн Соодла из службы инфекционного контроля Клиники Тартуского университета.

Ни одна из больниц во избежание возникновения паники не хочет назвать даже защитные средства, которые нужно использовать при вспышке коронавируса. Еще на прошлой неделе в аптеках раскупили маски и респираторы. В одной таллиннской аптеке сказали, что в основном это напуганные пожилые люди.

В инструкции Департамента здоровья нельзя найти ничего особенного в плане обращения с зараженным коронавирусом пациентом: там перечислено все то же самое, чем в больнице используют каждый день. Никаких защитных костюмов и мешков для транспортировки, которые пользуются в других странах для перевозки зараженных. В Эстонии во время транспортировки пациенту с подозрением на коронавирус нужно надеть маску.

Вы готовы?

Если в Эстонии вспыхнет какая-то эпидемия, государство объявит кризисную ситуацию. Исходя из обстановки будет принято решение, нужно ли вводить новые правила, например, увеличивать число находящийся на работе сотрудников или заказывать спецсредства.

Эстонские медицинские учреждения теоретически к эпидемии готовы, но готовы ли они на практике, неизвестно, поскольку в Эстонии эпидемий, к счастью, давно не было. Один пожелавший сохранить анонимность член правления больницы подтвердил, что у скорой помощи не хватит транспортных капсул для зараженных и защитных костюмов, но пока их закажут и получат, наступит весна и эпидемия закончится. В пример он привел пандемию птичьего гриппа и времена атипичной пневмонии.

«В 2010 году мы ездили по тартуским школам и раздавали купленные в 2005 году во время паники, связанной с птичьим гриппом, защитные маски, которые теперь можно было использовать на уроках труда от пыли. Срок хранения масок был пять лет», - припомнил он.

Людей с инфекциями в Эстонии принимают всего четыре больницы: Ляэне-Таллиннская центральная больница, Северо-Эстонская региональная больница, Клиника ТУ и Ида-Вируская центральная больница. Транспортировкой больных занимается скорая помощь. В случае эпидемии в Эстонии есть 12 транспортных капсул.

«Транспортные капсулы не нужны в случае нового коронавируса. В целом это скорее дополнительное снаряжение, чтобы избежать загрязнения транспортного средства и упростить его последующую дезинфекцию, - сказал руководитель отдела Департамента здоровья Мартин Кадай. – Если в скорую помощь из центра тревоги поступит распоряжение на выезд и будет сказано, что подозревается особенно опасное инфекционное заболевание, то бригада скорая помощи оснастит себя средствами личной защиты и при необходимости возьмет с собой капсулу для транспортировки».

Но, по словам оперативного руководителя Таллиннской скорой помощи Таавета Реймерса, центр тревоги не может поставить диагноз на основании вызова: «Это невозможно сделать по телефону. Диагноз должен быть подтвержден лабораторно: что инфекция есть и что для транспортировки человека нужно использовать капсулу». Скорее транспортная капсула нужна для перевозки пациента из одной больницы в другую, но Таавета Рейрмерс в такие ситуации не попадал.

Если носителя опасной инфекции выявят, например, в Нарвской больнице, его будет нужно доставить в Ида-Вирускую центральную больницу, но у нарвской скорой помощи транспортной капсулы нет.

Более того, медсестру кабинета инфекционного контроля Нарвской больницы Наталью Метелицу удивило, что где-то в Эстонии у скорой помощи есть такие капсулы: «Для чего они нам? Если что-то произойдет, закажем автомобиль скорой помощи из Таллинна, Эстония не такая уж большая. Не в каждой больнице нужно иметь такие транспортные капсулы, и если что-то произойдет, будем поступать согласно обстановке».

По ее словам, в больнице достаточно защитных костюмов, защитных очков, масок для лица и не только для первой волны эпидемии, но и для последующей работы: «Это точно, я спросила у заведующего складом. Это большие запасы. У нас 700 работников и почти 200 больных».

Как надолго этого хватит, сказать невозможно, поскольку еще не было таких ситуаций, чтобы ушел весь этот арсенал: «Нам хватит. Во всяком случае, так говорят заведующие складов и аптек». По словам медсестры, в больнице есть изоляторы, правда, в последний раз их проверяли десять лет назад.

Спецснаряжение – дорогое удовольствие

Спецснаряжение дорогое, и оно имеет срок годности. «Необходимые для опасности высшей степени средства личной защиты мы обычно не используем, но и у них есть свой срок, - объяснил руководитель отдела Департамента здоровья Мартин Кадай. – Их приходится покупать, утилизировать и приобретать новые, а это очень большие расходы для общества».

Насколько быстро можно купить лекарства, если они потребуется? Кадай ответил, что их производят мало, поэтому нужно заказывать заранее: «Для таких специфических лекарств, как иммуноглобулины и антитоксины составляется годовой план закупок, и в течение года они передается производителю».

Если бы в Эстонии вирус Эбола начал по каким-то причинам распространяться как вирус гриппа, государство оказалось бы к этому не готово – к этому не может подготовиться ни одно государство: «Но вероятность такой ситуация сейчас исключена, поскольку это нелогично в мире вирусов. Вирус пытается удерживать баланс, чтобы хорошо распространяться и заразить как можно больше людей. Если он уничтожит организм хозяина, он не сможет распространяться».

В мире вирусов, как правило, две вещи не могут происходить вместе: вирус не может вызвать болезнь с тяжелым течением и в то же время быстро распространяться. Кадай говорит, что это доказывает хотя бы та же Эбола, которая в качестве тяжелой болезни не распространилась по миру.

Работники неотложной медицины призывают не впадать в панику и, конечно, не мчаться к врачу на всякий случай. Но если действительно есть причины подозревать соприкосновение с новым коронавирусом, об этом нужно оповестить отделение неотложной помощи.

НАВЕРХ