Криминальный надзирающий: за тем, чтобы заключенный при посещении дома не выставлял фото в соцсетях, будут следить

Эстонию потрясла новость о том, что осужденный за жестокое убийство 15-летней кохтла-ярвеской школьницы Анастасии Артем Дронников через несколько месяцев после вступления приговора в силу уже позировал на фото в соцсетях. Суд приговорил его к 16 годам лишения свободы, но, судя по фото, он находился у себя дома!

Правоохранительные органы объяснили, что это своего рода забота о будущем заключенного, срок изоляции которого однажды закончится и он освободится: он не должен утратить связи на свободе, у него должны сохраниться социальные навыки, и будет только хуже, если изоляция от общества окажется настолько полной, что вышедшему на свободу человеку не останется ничего другого, как вернуться на преступный путь и снова оказаться за решеткой.

В студию Postimees мы пригласили представителя Министерства юстиции, криминального надзирающего Вируской тюрьмы Анастасию Козакову.

- Неужели и преступление первой степени тяжести позволяет предоставить отпуск осужденному почти сразу после того, как приговор вступил в силу?

- Безусловно, то, что произошло с девушкой, очень больно для ее мамы. Но это часть программы ресоциализации. И каждый человек, который ведет себя в тюрьме нормально, может получить такую возможность. Мы не можем отрывать человека от общества, от семьи, потому что те люди, которые помогают нам измениться, – в первую очередь, члены нашей семьи.

- С семьей все понятно. Мы говорим о том, что такие программы нужны не только для самого человека, но и для всего общества, поскольку от преступления страдает именно оно. От данного случая мы только отталкиваемся, он не единственный. Если такой бонус получил этот человек, значит, его получают и другие люди, совершившие преступления, в том числе и особо тяжкие. Общество отреагировало на произошедшее очень негативно. Оно обмануто в своем ожидании справедливости. Прозвучали даже призывы убить Дронникова. Что делать с этим?

- Это часть программы работает уже на протяжении десяти лет. В 2019 году 89 заключенных побывали дома, но это  первый случай, связанный с социальными сетями, когда случилось такое.

- То есть причиной всего шума стали социальные сети? Раньше фотографии не публиковались, а сейчас кто-то из родственников сфотографировал, выложил и это вызвало такой шок.

- Мы не можем сказать, выкладывали ли раньше фотографии в социальные сети, поскольку до нас такая информация не доходила. Хотя мы достаточно внимательно следим за этим. Наша цель, – цель тюрьмы – чтобы человек, придя домой, смог наладить общение со своей семьей, и, можно сказать, начал процесс изменения.

- Вы считаете, что судя по снимкам он дома менялся?

- Не судя по снимкам, а судя по тому, что начался сам процесс.

- Скажите, когда заключенного отпускают из тюрьмы домой, он фактически свободен или рядом постоянно присутствует конвой?

- Человек, отправляясь домой на пять часов, не берет с собой никаких вещей. Его сопровождает конвой, который следит за тем, чтобы человек не сбежал.

- Где находится конвой в течение этих пяти часов?

- Конвой находится рядом и его цель – следить. Но если человек хочет побыть со своей семьей, поговорить о чем-то личном за закрытой дверью, у него такая возможность есть. Брать телефон в руки он не имеет права, но здесь мы не видим, чтобы человек это делал.

- Проверяют ли заключенного на предмет употребления алкоголя или других веществ?

- Обязательно.

- Проверяются ли те помещения, в которые заключенные приезжают? Например, чтобы, находясь за закрытыми дверями, он не имел возможности выйти через окно: в квартирах решетки на окна ставят не так часто.

- Квартиру мы не проверяем, потому что это уже частная собственность. Мы не можем ее проверить, потому что в таком случае мы нарушим права других людей.

- Да, но вы доставляете человека, который судом ограничен в своих правах и свободе.

- Он обыскивается, когда возвращается обратно в тюрьму…

- Какие еще возможности есть у государства сегодня, чтобы заниматься действующими или бывшими заключенными и таким образом попытаться изменить их жизнь и, может быть, все-таки обезопасить общество?

- В первую очередь, мы привлекаем заключенных к программам, таким, как «Тренинг образа жизни», в рамках которой мы говорим о вызывающих зависимость веществах; «Управление гневом», где мы учимся чувствовать себя и свои эмоции, чтобы уметь их контролировать. «Правильный выбор» готовит человека непосредственно к освобождению. А для молодежи есть своя программа, в рамках которой воспитываются социальные навыки: развиваем чувство эмпатии и учимся управлять гневом.

- Конкретный персонаж получил 16 лет. Программа для него уже сейчас запущена: как долго она будет длиться? Или будет проходить этапами на протяжении всего срока?

- Этот человек сейчас отбывает наказание в молодежном отделении, где будет находиться до 21 года, затем его переведут в отделение, где сидят взрослые заключенные. И на протяжении всего срока с ним будут проводиться какие-то программы или действия.

- Вы четыре года работаете с заключенными и пытаетесь их ресоциализировать. Есть толк от этих программ? Как часто люди возвращаются и оказывается, что они ходили просто поболтать и скоротать время?

- Если мы говорим о статистике, то, например, в 2010 году несовершеннолетних взятых под стражу (осужденных и подследственных) в Вируской тюрьме было 283, а на данный момент таких 74. То есть за десять лет их число уменьшилось в несколько раз.

- Все те несовершеннолетние как минимум стали совершеннолетними.

- Да, но мы говорим об уровне преступности среди несовершеннолетних, и это тоже очень много значит.

- Последний вопрос: программа для Дронникова продолжает действовать, три месяца он должен вести себя хорошо, после чего его могут опять отпустить домой. Насколько велика вероятность того, что через три месяца он опять окажется дома, снова появятся фотографии и поднимется шум в обществе?

- Речь не идет о том, что человек должен вести себя  хорошо – они уже повели себя нехорошо. Если человек будет вести себя нормально, у него есть возможность на пять часов попасть домой, потому что это положено по программе. Я не могу обещать того, что фотографий больше не появится, но уверена, что за этим будут следить.

НАВЕРХ